30% хайтек-компаний в США основаны мигрантами, 100 мигрантов в этой индустрии создают 262 рабочих места для американцев. В России же 63% гастарбайтеров трудятся «вчёрную», а бизнесмены признают, что лишь на 23% рабочих мест оправдано появление мигрантов.

Предвыборное обещание Обамы амнистировать нелегальных иммигрантов нашло социально-экономическое обоснование у американских учёных. Экономисты Майкл Гринстоун и Адам Луни проанализировали вклад мигрантов в компании хай-тек. Оказалось, что четверть фирм, имеющих ежегодные продажи свыше 1 млн. долларов, созданы приезжими. 30% новых компаний в этой сфере основывают мигранты.

А исследование Мадлен Заводны, профессора экономики в Agnes Scott College, показало, что 100 новых рабочих мест, занятых иностранными работниками в области науки и техники, дополнительно создают 262 рабочих места для граждан США.

Статья полностью (на английском)

Over here in the department of punditry, we deal with a lot of hard issues, ones on which the evidence is mixed and the options are all bad. But the immigration issue is a blessed relief. On immigration, the evidence is overwhelming; the best way forward is clear.

The forlorn pundit doesn’t even have to make the humanitarian case that immigration reform would be a great victory for human dignity. The cold economic case by itself is so strong.

Increased immigration would boost the U.S. economy. Immigrants are 30 percent more likely to start new businesses than native-born Americans, according to a research summary by Michael Greenstone and Adam Looney of The Hamilton Project. They are more likely to earn patents. A quarter of new high-tech companies with more than $1 million in sales were also founded by the foreign-born.

A study by Madeline Zavodny, an economics professor at Agnes Scott College, found that every additional 100 foreign-born workers in science and technology fields is associated with 262 additional jobs for U.S. natives.

Thanks to the labor of low-skill immigrants, the cost of food, homes and child care comes down, living standards rise and more women can afford to work outside the home.

The second clear finding is that many of the fears associated with immigration, including illegal immigration, are overblown.

Immigrants are doing a reasonable job of assimilating. Almost all of the children of immigrants from Africa and Asia speak English and more than 90 percent of the children of Latin-American immigrants do. New immigrants may start out disproportionately in construction and food-service jobs, but, by second and third generation, their occupation profiles are little different from the native-born.

Immigrants, including illegal immigrants, are not socially disruptive. They are much less likely to wind up in prison or in mental hospitals than the native-born.

Immigrants, both legal and illegal, do not drain the federal budget. It’s true that states and localities have to spend money to educate them when they are children, but, over the course of their lives, they pay more in taxes than they receive in benefits. Furthermore, according to the Congressional Budget Office, giving the current illegals a path to citizenship would increase the taxes they pay by $48 billion and increase the cost of public services they use by $23 billion, thereby producing a surplus of $25 billion.

It’s also looking more likely that immigrants don’t even lower the wages for vulnerable, low-skill Americans. In 2007, the last time we had a big immigration debate, economists were divided on this. One group, using one methodology, found immigration had a negligible effect on low-skill wages. Another group, using another methodology, found that the wages of the low-skilled were indeed hurt.

Since then, as Heidi Shierholz of the Economic Policy Institute explains, methodological advances suggest that the wages of most low-skill workers are probably not significantly affected. It turns out that immigrant workers are not always in direct competition with native-born workers, and, in some cases, they push the native-born upward into jobs that require more communication skills.

Shierholz found that between 1994 and 2007 immigration increased overall American wages by a small amount ($3.68 per week). It decreased the wages of American male high school dropouts by a very small amount ($1.37 per week). And it increased the wages of female high school dropouts by a larger amount ($4.19 per week).

The argument that immigration hurts the less skilled is looking less persuasive.

Because immigration is so attractive, most nations are competing to win the global talent race. Over the past 10 years, 60 percent of nations have moved to increase or maintain their immigrant intakes, especially for high-skilled immigrants.

The United States is losing this competition. We think of ourselves as an immigrant nation, but the share of our population that is foreign-born is now roughly on par with Germany and France and far below the successful immigrant nations Canada and Australia. Furthermore, our immigrants are much less skilled than the ones Canada and Australia let in. As a result, the number of high-tech immigrant start-ups has stagnated, according to the Kauffman Foundation, which studies entrepreneurship.

The first big point from all this is that given the likely gridlock on tax reform and fiscal reform, immigration reform is our best chance to increase America’s economic dynamism. We should normalize the illegals who are here, create a legal system for low-skill workers and bend the current reform proposals so they look more like the Canadian system, which tailors the immigrant intake to regional labor markets and favors high-skill workers.

The second big conclusion is that if we can’t pass a law this year, given the overwhelming strength of the evidence, then we really are a pathetic basket case of a nation.

http://www.nytimes.com/2013/02/01/opinion/brooks-the-easy-problem.html

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Понятно, что в хай-тек индустрии США работают легальные мигранты. А если амнистировать гастарбайтеров, занятых на грязных и малооплачиваемых работах, будет ли толк из этой затеи? С экономической точки зрения – да. Согласно расчётам бюджетного комитета Конгресса, в этом случае подоходный налог с мигрантов составит 48 млрд. долларов в год, а выплат из бюджета на них придётся всего 23 млрд. Бюджеты различных уровней получат от амнистии 25 млрд. долларов в год.

Конгрессмены из Демпартии также напоминают, что в целом мигранты доставляют меньше хлопот социальным и правоохранительным службам: они реже, чем местные жители, попадают в психушки и тюрьмы, что легко объяснимо – надзорные службы в этом случае могут лишить приезжих легального статуса, и это их дисциплинирует. 90% детей мигрантов уже в начальных классах школы говорят на английском языке, а приезжие во 2-3-м поколениях обычно ничем не отличаются от укоренившихся граждан США. В общем, «плавильный котёл» Америки до сих пор работает исправно.

США - иммиграционная карта

США - иммиграционная карта

Карта в полном размере: http://voprosik.net/wp-content/uploads/2013/03/США-иммиграционная-карта.png

Амнистия может затронуть до 20 млн. нелегальных мигрантов, наверняка в её процессе возникнут и отрицательные последствия. Надо понимать, что вышеприведённые доводы в пользу этого акта в основном приводят приверженцы Демократической партии. У Республиканцев США свой взгляд на проблему, Блог Толкователя писал об этом (см. сноску ниже), главная проблема, по их мнению – мигранты из-за демпинга способствуют снижению зарплаты местных жителей.

Есть и более простой аргумент, почему республиканцы против амнистии нелегальных мигрантов – тогда бы это увеличило электорат демократов. К примеру, на последних президентских выборах за республиканца Митта Ромни проголосовали только 27% латиноамериканцев (а они составляет основную долю и мигрантов).

Но несмотря на все плюсы и минусы, американцы молодцы потому, что публично, да ещё с привлечением науки проговаривают эту проблему. Не то в России: у нас всё ограничивается ритуальными завываниями о нехватке рабочей силы, и на основе этого «аргумента» правительственные эксперты и чинуши обосновывают привлечение новых миллионов мигрантов. Иногда, когда кто-то пытается им возразить, «мудрые мужи» срываются на крик и шантаж. Вот образчик такого поведения – Гаджимет Сафаралиев, председатель комитета Госдумы по делам национальностей, фракция ЕР:

Из всех этих предложений своих коллег разумной я считаю только идею обязывать работодателей обосновывать привлечение труда мигрантов. При этом нужно требовать от Министерства экономики подготовки полной и объективной информации о том, в каких направлениях и отраслях экономики какая существует потребность в приезжей рабочей силе, в каких количествах. Должен быть составлен некий экономически обоснованный план привлечения трудовых мигрантов.

А вот идеи о сокращении квот и введении визового режима с республиками Средней Азии представляются мне совершенно неприемлемыми. Мы не можем позволить себе разрушить наши хорошие отношения с республиками, с которыми еще совсем недавно жили в рамках единого союзного государства. Если же мы начнем уменьшать квоты, то рано или поздно целый ряд отраслей экономики, таких как строительство, ЖКХ и др., просто остановятся.

Уверен, что без привлечения трудовых мигрантов из бывших союзных республик российской экономике не обойтись. Если мы сегодня откажемся от их труда, то когда-нибудь нам придется обращаться уже к представителям африканских республик, у которых проблемы с русским языком и адаптацией к нашим культурным традициям будут посерьезней, чем у нынешних мигрантов.

http://regions.ru/news/2447743/

В переводе на общедоступный язык: не хотите таджиков и узбеков, будем назло вам негров завозить!

Точных цифр как легальных, так и нелегальных мигрантов не знаю даже ответственные за них органы. Даже глава ФМС Ромодановский обычно даёт только оценки. Вот его последние цифры:

3,3 млн. (т.е. превысивших срок пребывания в России) незаконных мигрантов из СНГ попали в Россию, и почти все эти люди осели в мегаполисах. Большинство мигрантов-нарушителей приехали из Узбекистана (900 тысяч человек), с Украины (500 тысяч) и из Таджикистана (400 тысяч).

Всего же в нашей стране сегодня проживает 10,2 млн. иностранцев. Лидируют тут опять представители тех же трех стран. Из них только 1,5 миллиона из них трудятся законно на основании разрешения на работу.

http://regions.ru/news/2447695/

Похожие оценки дают и редкие исследования этой группы, в частности экспертов из рабочей правительственной группы по миграции в рамках «Стратегии-2020»: «63% мигрантов работают без трудового договора».

Степень участия гастарбайтеров в повседневной жизни россиян даёт ещё одна цифра: «На вопрос: «Нанимали ли вы мигрантов для выполнения работ за последние 10 лет?» -  в целом по России ответы очень умеренные: 11% респондентов, в то время как в Москве – 37%, а в Санкт-Петербурге – 16%». Это перекликается с общей оценкой числа мигрантов в 10-12% от работоспособного населения России.

Имеет ли экономический смысл держать в России гастарбайтеров? Хай-тек компаний, как в США, они не создают. Деньги не вкладывают, а, наоборот, вывозят. Социальной интеграции почти не поддаются и не стремятся стать русскими (из доклада рабочей группы по миграции «Стратегия-2020»: 92% мигрантов проводят свободное время только в кругу своих соотечественников, что не является свидетельством удовлетворительной адаптации и приспособлении к московским условиям).

Статья полностью

В Москве в четверг состоялась пресс-конференция на тему "Миграция: за и против. Общественное мнение в России о миграции". В ней приняли участие директор Федеральной миграционной службы России (ФМС) Константин Ромодановский, ректор Высшей школы экономики (ВШЭ) Ярослав Кузьминов и заведующий кафедрой демографии ВШЭ Михаил Денисенко.

На мероприятии были обнародованы итоги исследования о том, как граждане России относятся к мигрантам, которое по заказу ВШЭ провел фонд "Общественное мнение".

Как отметил Константин Ромадановский, оценка миграционной ситуации, причем и российскими гражданами, и самими мигрантами "впервые так широко озвучивается и доводится до общественности".

В начале презентации Михаил Денисенко уточнил, что исследование проводилось в рамках разработки "Стратегии-2020". По его словам, "уникальность этой работы заключается в ее объеме: было опрошено 24,5 тысячи человек из 49 субъектов Российской Федерации (676 городов, 315 поселков городского типа, 963 сел).

Международный опыт

Для понимания, на каком этапе развития миграционной политики находится Россия, была сделана попытка сопоставления полученных результатов с результатами обследования, проводимых в зарубежных странах, принимающих мигрантов, среди которых Великобритания, Германия, Испания, Италия, Канада, США и Франция. Однако не стоит забывать, что эти государства отличаются по своей миграционной истории и политике. Великобритания и США наиболее либеральны в проведении своей миграционной политики. Германия и Франция, в свою очередь, аккумулировали значительную по численности часть иностранного населения, иностранцы там составляют до 10% населения от общей численности. Эти страны проводят в целом сдержанную миграционную политику, главная задача которой - интеграция. Испания и Италия только в последние годы стали активно принимать мигрантов.

Российские реалии

По замечанию Михаила Денисенко, "представление о миграции и мигрантах у нашего населения достаточно размыто: для одних мигрант - человек нерусской национальности, для других - иностранный гражданин, для третьих - тот, кто приехал на постоянное место работы, для четвертых - те, кто выполняет тяжелую и неприглядную работу".

Первый вопрос, который задавался участникам опроса, касался оценки количества мигрантов в их населенном пункте. В целом по стране большая часть респондентов считает, что мигрантов "очень много", что схоже с оценками в других странах.

Эксперт обращает внимание на то, что "ответы дифференцируются в зависимости от места происхождения респондента: они распределяются очень четко по размерам населенного пункта" и больше всего тех, кто считает, что мигрантов "очень много", из тех регионов, где, согласно статистике, действительно значительное количество мигрантов (Москва, Санкт-Петербург и крупнейшие города-миллионеры). Также он замечает, что ответы, которые относятся к мигрантам из других государств и мигрантам из других регионов России, практически идентичны. Другими словами "население особо не дифференцирует внешних и внутренних мигрантов".

Россияне терпимо относятся к мигрантам с Украины и Молдовы и негативно - к выходцам с Кавказа и Азии. Значительная часть населения России не хочет, чтобы дети мигрантов учились в одной школе с детьми россиян.

При этом лозунг "Россия - для русских" поддерживает меньшинство опрошенных (11%), оно же оправдывает действия скинхедов (10%).

"Российские граждане понимают, что мигранты работают там, куда не идут русские", - сказал Денисенко.

Если говорить о причинах использования труда мигрантов, то у населения сложился совершенно четкий стереотип, что мигрантов используют потому, что труд их дешев. Население прекрасно понимает, что мигранты работают в тех местах, куда не пойдут работать российские граждане и что они выгодны работодателям в зачастую в силу их бесправного положения.

Ответы на вопрос "не отнимают ли рабочие места мигранты у местного населения" российских респондентами схожи с ответами, полученными в Великобритании и США, где довольно либеральное трудовое законодательство, в отличие от опрашиваемых в Германии, Испании и Франции, не считающих, что приезжие отнимают их рабочие места, так как, по замечанию Кузьминова, в этих странах очень высокий уровень защиты работников и их рабочих мест.

По мнению Денисенко, интересным представляется результат ответов на вопрос: "Нанимали ли вы мигрантов для выполнения работ за последние 10 лет?". В целом по России ответы очень умеренные - 11% респондентов, в то время как в Москве - 37%, а в Санкт-Петербурге - 16%, однако, что касается остальных городов, то опыт двух вышеназванных мегаполисов получает распространение и в них.

На вопрос о сохранении мигрантами своего уклада и традиций, то отношение россиян к этому вполне терпимо, однако это касается именно их частной жизни, не выходящей за пределы семьи и дома.

Очень интересно и несколько неожиданно мнение сограждан об обязательном изучении мигрантами русского языка: только половина поддержала данное предложение, 10% респондентов затруднились ответить, а считающие, что этот экзамен не нужен, мотивировали свой ответ тем, что тем, кто приезжает на временные работы, русский язык учить некогда.

Что же касается источников финансирования интеграционных программ, то большая часть населения считает, что они должны осуществляться не за счет налогоплательщиков, а за счет либо работодателей, либо зарубежных государств. В свою очередь, везде оценки действий государства в области миграции негативны.

Взгляд с другой стороны

Константин Ромодановский привел результаты опроса самих мигрантов, в котором приняли участие 456 человек из Киргизии, Таджикистана и Узбекистана, работающих в Москве и Московской области. По его словам, "подавляющее большинство приехали с целью поработать и вернуться к себе на родину". 62% опрошенных находят работу и жилье, а также оформляют необходимые документы через знакомых и родственников, под которыми подразумеваются их соотечественники, оказывающих посреднические услуги. На фоне этого "самостоятельно без чьей-либо помощи работу нашли 7,5 респондентов". 63% работают без трудового договора и это сопоставимо с 67% тех, кто сталкивался с невыплатой заработной платы.

Проблемы обозначены

Промежуточные выводы, к которым приходит глава ФМС, заключаются в том, что проводится слабая информационная работа и слабо организовывается помощь в решении стоящих перед мигрантами вопросов. В силу низкого уровня доверия к официально действующим землячествам (72% к ним ни разу не обращались), в результате опроса выявлен весьма высокий уровень доверия приезжающих к неформальным землячествам, что свидетельствует об их "способности к "саморегуляции" и самообразованию". Тем не менее, по мнению Ромодановского, участие диаспор в адаптации неоднозначно. Согласно данным чиновника, 92% мигрантов проводят свободное время только в кругу своих соотечественников, что не является свидетельством удовлетворительной адаптации и приспособлении к московским условиям.

Глава ФМС ссылается на мнение экспертов, согласно которому "уровень владения русским языком неуклонно снижается, в качестве одной из причин этого этнические корейские, участвующие в опросе, указали сужение зоны употребления русского языка в странах их постоянного проживания".

Затрагивает он и проблему ксенофобии: "49% опрошенных заявили, что были свидетелями плохого отношения к мигрантам из-за их национальности, а 36% лично наблюдали такое отношение, 96% насилия по отношению непосредственно к себе не испытывали. Но при этом, только 1% участвующих в опросе чувствует себя в Москве в безопасности". Каждый третий из респондентов заявил вымогательстве взятки. Попутно директор ФМС отметил, что "приезд в Москву является затратным - расходы в среднем составляют 15 тысяч рублей, которая отрабатывается мигрантами в течение 1-3 месяцев. Однако, несмотря на те трудности, с которыми приходится сталкиваться мигрантам, большинство из них заявили, что не пожалели о своем решении приехать в Россию на заработки.

Что дальше?

Говоря об основных направлениях миграционной политики России, Ярослав Кузьминов отметил, что наша страна находится на "развилке": либо ее ждет существенное сокращение населения, либо будет начата активная демографическая политика, цель которой - "стабилизация и даже рост населения страны". В подтверждение этих слов он сослался на недавнюю статью Владимира Путина "Строительство справедливости. Социальная политика для России", где основная задача сводится к тому, что "или у нас будет резкое падение населения к 2050 году - чуть большое 100 млн человек, или мы очень существенные деньги направим на поощрение рождаемости, на помощь молодым семьям". Кузьминов подчеркивает, что, несмотря на то, что это "дорогие и тяжелые для нашей экономики меры, они необходимы для сохранения демографического баланса и прироста населения, пусть и относительно небольшого".

В своей статье Владимир Путин затронул и миграционную политику государства, отметив неэффективность программы по переселению в Россию соотечественников, которые являются носителями нашей культуры и чувствуют себя русскими людьми, но живут в других странах. Ярослав Кузьминов согласился с этим замечанием. "Очень важно для этих людей обеспечить возможность приехать в Россию, чтобы жить в России и стать нашими гражданами", - сказал он.

Тот факт, что "у нас очень образованное население, и оно является одним из самых ориентированных на получение высшего образования в мире (более 80% семей отправляет детей в высшие учебные заведения)", по мнению эксперта, является "мощным драйвером роста нашей экономики". Несмотря на все очевидные плюсы, вследствие этого возникает проблема "заполнения рабочих мест", в том числе, требующих мало- и среднеквалифицированных кадров. На такую работу российские граждане соглашаются все неохотнее.

Ярослав Кузьминов призывает не сокрушаться по этому поводу, так как "все развитые страны проходили эту стадию и на такого рода рабочие места приглашали граждан других государств". Поэтому "миграционный рост, имеющий трудовую основу, неизбежен, но вопрос в том: "Как его организовать? Какую стратегию здесь выбрать: ориентирующуюся на временную трудовую миграцию или поощряющую приезд сюда людей с семьями?".

Эксперты вместе с ФМС выработали совместную позицию, суть которой заключается в том, что выделяются разные категории мигрантов:

- уже упоминавшиеся "потенциальные сограждане по своей культуре, ощущающие себя русскими" и желающие стать российскими гражданами, которым "нужно помочь как можно быстрее вернуться на историческую родину и максимально сократить путь к получению ими гражданства";

- беженцы, которых "принимает любая цивилизованная страна - люди, которым надо помочь. Их не очень много и они являются жертвами тех или иных социальных катаклизмов, репрессий";

- высококвалифицированные мигранты - "с одной стороны, выпускники наших ВУЗов, с другой стороны, высококвалифицированные иностранные специалисты, которых нам не хватает". Это нормальная ситуация обмена развитых стран между собой такого рода кадрами, поэтому им необходимо максимально облегчить трудоустройство;

- средне- и малоквалифицированные мигранты. Российская сторона должна сделать "условием приезда и получения работы в РФ - выполнение ими минимальных требований по культурной и социальной адаптации в нашем обществе, таких как сдача экзаменов по русскому языку, основам российской истории, права и культуры". Это в одинаковой степени как "помощь мигрантам, так и условия нашего с вами комфортного существования". Вторым условием является "наличие нормальной квалификации" у приезжающих.

В качестве примера была приведена работа ФМС в сотрудничестве с правительствами сопредельных государств по организации профессионально-технических училищ, техникумов в этих странах, где идет подготовка людей для работы в России.

http://2020strategy.ru/g7/news/32701255.html

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Так может хоть работают там, куда ни один россиянин не пойдёт? На этот вопрос есть ответ, вот он в таблице (исследование ОПОРА и «Деловой России»):

мигранты

Самый важный ответ тут: «Ни при каких условиях россияне не пойдут на такую работу, на которую идут гастарбайтеры» – 18% в малом и 29% в среднем бизнесе. Т.е. в «экономике мигрантов» существует всего лишь около 23% рабочих мест, на которые требуются эти люди. Из 10 млн. гастарбайтеров, присутствующих в России, на самом деле нужно 2 млн. человек. 8 млн. можно отправить обратно на их родину.

Всё остальное – это вопрос жлобства российского бизнеса: мигранты выгодны им (а также низовому и среднему чиновничеству, курирующим эту сферу) ради извлечения суперприбыли.

Как и американцы, мы можем подсчитать, а сколько даже при нынешней системе недополучает бюджет и социальные фонды из-за гастарбайтеров, работающих вчёрную. Из цифр Ромодановского мы помним, что 8,7 млн. гастарбайтеров трудятся без разрешения на работу. Даже если принять их среднюю зарплату в 15 тыс. руб., за год каждый недоплачивает подоходного налога 23 тыс. руб. Все вместе – 200 млрд. рублей. Если бы за этих людей работодатели ещё доплачивали, как за россиян, взносы ЕСН, то это дало бы около 550-600 млрд. руб. в год.

Итого гастарбайтеры приносят бизнесу и чиновничеству 750-800 млрд. рублей ежегодно, а бюджет и соцфонды, соответственно, недополучают эту сумму.

Конечно же, никто из чинуш и «отечественных производителей» по доброй воле никогда не откажется от услуг гастарбайтеров. Огромные деньги, а вовсе не мифическая лень россиян причина завоза в Россию миллионов мигрантов.

http://ttolk.ru/?p=16068