Почему левые в США проиграли

Почему левые в США проиграли? При глобальном, корпоративном капитализме не будет никакой экономической или политической справедливости для бедных, цветных, женщин и рабочих. Корпоративный капитализм, использующий для маскировки «политику идентичности», «мультикультурализм» и «расовую справедливость», никогда не уничтожит социальную несправедливость, неконтролируемый милитаризм, нарушение гражданских свобод и всемогущество органов госбезопасности и слежки.

Корпоративный капитализм невозможно реформировать, несмотря постоянную пропаганду обратного. Так называемые левые и либералы сотрудничают с системой, которую политический философ Шелдон Уолин назвал «инвертированным тоталитаризмом», в то время как вокруг наших шей всё туже и туже сжимается петля. Если мы не восстанем и не возьмём под общественный контроль государственные и финансовые структуры – включая национализацию банков, нефтегазовой промышленности и военной индустрии – мы останемся жертвами.

Корпоративный капитализм наднационален. Он не обязан быть лояльным к какому-либо национальному государству. Он использует вооружённую силу США для защиты и расширения своих экономических интересов, но в то же время сжирает США, разрушая их демократические институты, разваливая государственную инфраструктуру и перевозя их промышленность в регионы, в которых рабочие считаются крепостными.

Сопротивление глобальной кабале корпоративных олигархов тоже должно быть наднациональным. Оно должно создавать альянсы с рабочими всего мира. Оно должно бросить вызов либеральным структурам, типа Демократической партии, которые предали рабочих. Именно это предательство привело к подъёму фашистских и протофашистских движений в Европе и Америке. Дональд Трамп никогда не стал бы президентом без этого предательства. Мы должны построить глобальное движение, достаточно мощное, чтобы свергнуть корпоративный капитализм, или мы станем свидетелями подъёма нового наднационального тоталитаризма.

Левые, соблазнённые культурными войнами и политикой идентичности, игнорируют капитализм и классовую борьбу. Пока господствует нерегулируемый капитализм, все социальные, экономические, культурные и политические изменения будут носить косметический характер. Капитализм – это средство превращения в товар людей и природы ради эксплуатации и извлечения прибыли. Чтобы увеличить прибыль, он постоянно стремится сократить стоимость труда и уничтожить правила и законы, которые защищают общественные интересы. Но, поскольку капитализм разрушает общественную ткань, он, как всякий паразит, убивает тот организм, за счёт которого живёт. Он вызывает неконтролируемую ярость в разочарованном населении, которая угрожает самому капитализму.

«Это кризис глобального масштаба», - сказал председатель Партии Социалистического Равенства США Дэвид Норт, беседуя со мной в Нью-Йорке. - «Этот кризис господствует над каждым элементом американской политики. В результате, мы видим удивительные перемены в правительстве, разложение политической жизни, резкое снижение уровня политических и интеллектуальных дискуссий, неспособность правящей элиты справится с этими проблемами».

Кто такие левые?

«Мы можем ожидать мощный взрыв классовой борьбы в США», - сказал он. - «Думаю, эта страна – социальная пороховая бочка. Люди разозлены условиями труда и социальным неравенством. Однако, они запутаны по многим вопросами, и рабочие в этой стране глубоко верят в демократические права. Мы категорически против обвинения рабочего класса в расизме. По-моему, это обвинение придумано псевдолевыми и среднеклассовыми группировками, вскормленными на политике идентичности, которые лично заинтересованы в постоянном недовольстве людей из-за классовых различий в обществе. Разделение всех по расе, полу, сексуальной ориентации не решает главную проблему».

Норт правильно отмечает, что капитализм шарахается от кризиса к кризису из-за своей природы. Поэтому наше нынешнее положение похоже на предыдущие кризисы. «Все нерешённые вопросы XX-го века – проблемы национального государства, реакционный характер частной собственности на средства производства, корпоративная власть, все проблемы, которые привели к двум мировым войнам и фашизму – снова стоят перед нами», - сказал он. - «Мы живём в тесно взаимосвязанной глобальной экономике. Глобальный процесс производства, финансовая система. Правящий класс ведёт глобальную политику. Он организован в глобальном масштабе. А рабочее движение осталось ограниченным на национальном уровне. Оно оказалось неспособным отреагировать на глобализм. Поэтому оно поддерживает различные национальные протекционистские программы. Поэтому профсоюзы поддерживают Трампа».

Социолог Чарльз Дербер, с которым я тоже поговорил в Нью-Йорке, согласен с этим. «У нас нет настоящих левых, потому что у нас нет разговоров о капитализме», - сказал он. - «Сколько времени нужно смотреть центральные СМИ, типа CNN, чтобы услышать слово «капитализм»? Берни Сандерс сделал только одно. Он сам назвал себя демократическим социалистом, хотя это был просто риторический термин. Он сказал, что есть нечто другое, кроме капитализма, о чём мы должны говорить».

В чем ложь демократии?

«Так как капиталистическая система становится универсальной и взаимосвязанной, нам нужно взаимосвязанное сопротивление», - сказал Дербер. - «В конце 1960-х, когда я получил политическое образование, левые усиливались, а затем развалились. Женщины почувствовали, что их проблемы не решаются. К ним плохо относились белые мужчины, студенческие лидеры. Чёрные Пантеры поняли, что белые не могут решать расовые проблемы. И они отделились. Поэтому левые раскололись. Они больше не рассматривали все проблемы в совокупности, учитывая милитаристский, капиталистический характер американской империи. Они рассматривали проблемы по отдельности. У женщин свои проблемы. У чёрных – свои. То же самое с геями».

Потеря единства оказалась смертельной. Вместо сосредоточения внимания на тяжёлом положении всех угнетённых, общественные организации начали выдвигать своих представителей в капиталистическую систему власти. «Давай посмотрим на современную версию этого», - сказал Дербер. «Исполнительный директор Facebook Шерил Сандберг руководит третьей волной феминизма. Она говорит: «склоняйся к этому». Они используют политику идентичности, которая отравила левых. Что означает «склоняться»? Это означает, что женщины должны склониться и покориться корпорациям. Они должны стремиться походить на неё – крупного руководителя крупной компании. Такая покорность приводит к политике идентичности и легитимизации той самой системы, которую они должны критиковать. Первые феминистки были социалистками. Мартин Лютер Кинг был социалистом. Но теперь это забыто».

«Левые стали чем-то вроде мешка для сбора одиночек, обманутых ложными теориями», - сказал он. - «Это связано с моральной чистотой. Вы обеспокоены своим существованием в этой системе. Вы конкурируете с другими. У всех есть привилегии. А вы только заботитесь о своей доле. Люди в этих движениях – продукты системы, с которой они борются. Мы все воспитаны капиталистической, индивидуалистской, эгоистической культурой, так что в этом нет ничего удивительного. Это нужно понимать, и с этим нужно бороться. Все воспитаны этой системой. Поэтому левые сильно трансформировались. Левые перестали критиковать политическую экономию капитализма. Они ограничились реформами для чёрных, женщин и геев. Они перестали бороться с капитализмом».

Дербер, как и Норт, считает, что близорукая левая политика помогает правым, националистам, протофашистам и таким демагогам как Трамп. «Когда вы ограничиваете свою политику только получением своей доли пирога, вы лишаетесь системного взгляда», - сказал Дербер. - «Вы раздроблены. У вас нет естественных связей и солидарности с другими группами. Вы не понимаете всей системы. Я имею в виду: посмотрите, за что они борются – за вступление гомосексуалистов в армию, т.е. за легитимизацию американской империи. Если бы вы жили в нацистской Германии, вы бы боролись за право геев воевать вместе с нацистскими солдатами?»

«Я не хочу сказать, что мы должны ликвидировать всю политику идентичности», - сказал Дербер. - «Но эту политику нужно проводить в рамках понимания всей политической экономии. Но от этого отказались. Даже среди левых вы не можете услышать о капитализме и милитаризме. Этого нет. Вот почему Трамп победил. Он объединил правую политику идентичности с национализмом, милитаризмом и американской исключительностью. Политика идентичности придумана правыми. Она сосредотачивается на фанатичном национализме, который всегда был связан с милитаризмом. Когда к этой политике привлекают левых, очень просто получается догматический фундаментализм. Политика идентичности приводит к худшим социопатическим выражениям системы. Это ужасно. Сколько левых понимает, что мы должны бороться с этой системой?»

https://antizoomby.livejournal.com/611213.html

Опубликовано 16 мая 2018 в 15:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.