Недавно в “Newyorker” прочитал статью о смене политических предпочтений с левацких на правые у значительного числа известных политиков и журналистов. Автор статьи – Джордж Пэкер, о чьей книге “The Unwinding я писал полтора года назад, – продемонстрировал профессионализм и выдержал нейтральный тон, невзирая на собственные левые взгляды. Однако на вопрос, почему же люди меняют свои взгляды чаще с левых – на правые, он сам себе ответить не смог.

Меня же занял вопрос, а почему вообще у людей должны быть изначально левые взгляды? Почему молодые люди в большей степени находятся на левой части политического спектра?

Для начала давайте определимся, что такое левые и правые взгляды. С некоторой степенью утрирования можно сказать, что:

– левые стоят за максимальное равенство людей, за принцип “отнять и поделить”, за увеличение вмешательства правительства в бизнес и личные дела граждан, включая ликвидацию части гражданских свобод “ради общего блага”;

– правые стоят за свободный рынок, награду по усилиям, минимальное вмешательство властей в бизнес и личные дела, максимальную самостоятельность граждан, но в части случаев – не либертарианцы, но консерваторы, – как и левые готовы поступиться частью гражданских свобод “ради безопасности”.

Необходимо подчеркнуть, что правая или левая идеология не предполагает точного разделения по партийным пристрастиям: в Америке якобы правые республиканские политики могут двигать страну в сторону усиления роли правительства, а якобы левые демократы снижать налоги на бизнес и доходы граждан.

В политике и стратегия, и тактика предполагают некоторые компромиссы, что может искажать позицию политиков. Тогда как обычные граждане в свободных, демократических странах могут демонстрировать свои предпочтения – в ходе соцопросов и голосования, – практически безо всяких ограничений.

Начнем с часто высказываемых предположений. Некоторые считают, что молодые люди бедны, потому более склонны к левым взглядам. Это требует продолжения, мол, потому среди богатых нет сторонников левых взглядов (читай – Баффета, Гейтса, Сороса в природе не существуют, никаких крупных пожертвований от миллионеров и миллиардеров Обама и Клинтон не получали и т.д.). Красивая идея, но с реальностью не стыкуется.

Как показывают опросы, взгляды у молодежи на политику не особо логичные и рациональные, но политические пристрастия иррациональные практически у всех групп.

На мой взгляд склонность молодежи к левым политическим воззрениям коренится в психологии.
Почему молодые бунтуют? Потому что мы живем в обществе с иерархией, где молодежь находится в самом низу иерархии: ни денег, ни влияния, только амбиции и гормоны, вот и появляется желание получить всё и сразу. Естественно, за счет тех, у кого и так всего “слишком много”. И чем меньше человек принимает на себя ответственность за собственные поступки, тем сильнее склонность стать “шариковым”.

Ведь если мне не повезло, и поэтому я получил плохую оценку, то тому, у кого большой дом или “слишком много денег”, тоже просто повезло. Не его упорный труд сделал его богатым, а везение, т.е. богатство становится незаслуженным. Или, чуть переформулируем, не в большей мере заслуженным, чем отнятое или “перераспределенное”.

В иерархических сообществах приматов внимание самок получают только те, кто высоко стоят в иерархии, соответственно бунт, который разрушает иерархию в принципе или низводит нынешних высокостоящих на твой уровень, оказывается выгоден всем, кто находится на нижних ступеньках социальной лестницы.

В лучшем случае у молодежи всех собственных достижений – хорошие оценки, тогда как у тех, кому они завидуют – дома, машины и т.д. При том, что западная молодежь отнюдь не живет на улице и в значительном проценте случаев имеет средства передвижения (или может одолжить их у родителей), желания намного превосходят возможности. Потому гормональный шторм у молодых тоже влияет на выбор левых взглядов.

Бунт в значительной мере похож на детскую истерику: хочу всё и сразу! Потому те, кто требуют мгновенных изменений концентрируются на левой части политического спектра. Там же кучкуются те, кто числят себя умнее всех прочих и хотели бы навязать свою точку зрения всем остальным. Именно этим можно объяснить левизну Голливуда и части миллиардеров.

Однако вернемся к молодежи. В западных странах наблюдается интересный парадокс: молодежный бунт не касается идей, коими промывают головы в школах (там, где школьное образование унифицировано, например, в государственных школах Канады и Штатов) и университетах. Рискну предположить, что дело в тоннах лести, которую явно и не явно выплескивают на обучающихся: все их нужды и требования пытаются удовлетворить или хотя бы изобразить, что приняли во внимание.

В реальном мире такое отношение невозможно. Вернее так: такое отношение будет стоить неподъемно много для общества. Крайне дорогостоящие соглашения между профсоюзами школьных учителей и местными властями или практически неконтролируемый никем и ничем рост стоимости университетского образования увеличивают расходы в одной сфере, но платят за них в значительной степени не те, кто участвуют в сделке, а налогоплательщики.

Так же роскошествовать во всех сферах невозможно: перераспределять деньги можно, но нельзя перераспределением дать всем больше, кому-то придется дать меньше. Если бы за стоимостью образования следили внимательнее, то куча преподавателей и курсов, нацеленных исключительно на промывание мозгов исчезли бы, т.к. никаких полезных знаний они не дают, но существуют исключительно для укрепления позиций левых политических сил.

Итак, допустим, мы идентифицировали несколько механизмов, определяющих левые взгляды молодых людей. Почему же тогда не вся молодежь левая?

Во-первых, в каком-то проценте случаев – не особо большом, – молодежный бунт направлен против левой идеологии, навязываемой в школе и университете. Однако наиболее значимой силой, противостоящей скатыванию абсолютно всего юношества в левизну, является культура. Ценности, прививаемые в семье или выбранные самими молодыми людьми, могут противоречить тем способам, кои выбирают левые для достижения своих целей.

Если перенести принцип перераспределения доходов с денежной сферы на оценки, то большинство учащихся хорошо, тратящих на учебу много времени и сил, посчитают такой подход лично им невыгодным. Причем с каждым последующим циклом результаты всего класса (школы, факультета, университета) будут всё хуже и хуже, так что в итоге никто не получит образования.

Увы, такой мысленный эксперимент не предлагается во время обсуждения “неравенства доходов” в школьных классах и университетских лабораториях, самостоятельно же его проводят единицы.

Так что в основном проблема преобладания левых взглядов свидетельствует о том, что молодежь не разделяет более правые взгляды своих родителей. Молодежный бунт против родительских взглядов должен приводить к тому, что дети левых родителей должны сдвигаться вправо, а дети правых родителей – влево. С учетом того, что в целом в Америке (дающей наиболее доступную статистику) доля людей правых взглядов больше, чем доля людей левых взглядов, у молодежи наблюдается обратная ситуация.

Дерзну предположить, что молодежный бунт отнюдь не неизбежен, вероятен – да, но не гарантирован. То есть, если у родителей хорошие отношения с детьми, бунтовать оснований нет. Поскольку среди придерживающихся левых взглядов больше представителей социально-неблагополучных слоев, где отношения в семье далеки от идеальных, то доля бунтующей молодежи, выбирающей правое мировоззрение в пику родителям, должна быть заметно выше, чем доля выбирающая левое опять же в пику. Но этого мы не наблюдаем. Почему?

В дополнение к перечисленным факторам – промывка мозгов в учебных заведениях и потребность подняться выше в социальной иерархии с помощью бунта, – следует добавить еще один: левое мировоззрение предлагает крайне простое решение, понятное и самым тупым – отнять у того, у кого есть, чтобы взять себе. Тогда как последствия такого подхода, – включая потерю желания производить у того, у кого отняли результаты труда, – не рассматриваются, ибо это требует куда больше интеллектуальных усилий. То есть воспитываемое в массах нежелание думать, как и нежелание работать, должны привести к усилению влияния левой идеологии.

Почему же левая идеология не побеждает везде окончательно и бесповоротно? Потому что в человеке заложено желание свободы и контроля за собственными действиями, есть чувство собственности в отношении того, что добыл/сделал/придумал, потому что сдвигаясь влево, общество теряет конкурентные преимущества и жизнь ухудшается относительно тех, кто имеет возможность работать свободно, потому что творчество и инновации намного продуктивнее, когда внешних ограничений мало, а не когда государство лезет везде и диктует, что и как делать, где и кому и как работать и т.д.

Я бы рискнул предположить, что несмотря на механизмы, подталкивающие молодежь к принятию левого мировоззрения, существуют и не менее мощные психологические механизмы, толкающие более зрелых и самостоятельных людей вправо. Помимо это с помощью постепенного культурного сдвига – в теории, – можно куда более успешно противостоять влиянию левых на молодежь (впрочем пока нет ни малейших оснований говорить о признаках подобного сдвига).

https://khvostik.wordpress.com/2016/03/03/why-youth-is-left-leaning/