По сообщениям СМИ, советник Президента России Сергей Юрьевич Глазьев 15 сентября сделал доклад на заседании межведомственной комиссии Совета Безопасности РФ «О неотложных мерах по укреплению экономической безопасности России и выводу российской экономики на траекторию опережающего развития».

В интернете уже появился текст доклада. Это – солидный документ (вместе с приложениями, диаграммами, графиками, таблицами около 140 страниц), представляющий собой научно обоснованную, целостную, комплексную, долгосрочную программу  реформ, которые в условиях западных санкций обеспечили бы выживание и опережающее развитие отечественной экономики. Каждое положение доклада подтверждается убедительной аргументацией, расчетами и ссылками на зарубежные примеры и наш собственный исторический опыт.

По мнению С.Глазьева, исполнительная власти в России не в силах противостоять внешним и внутренним угрозам, пассивно «плывя по течению». Как ни парадоксально это звучит, в условиях жесткого противостояния России с Западом исполнительная власть даже не пытается выработать суверенную экономическую политику и строго следует рекомендациям Международного валютного фонда, который находится под контролем США.

Именно нынешняя экономическая  политика, построенная на либеральных принципах и усиленная воздействием западных санкций, завела страну в тупик, затянула ее в воронку стагфляционной ловушки и спровоцировала резкое падение уровня жизни населения. Вывести экономику на траекторию устойчивого экономического роста, изменить ее структуру путем ускоренного развития наукоемких и высокотехнологичных отраслей промышленности, а также улучшить материальное положение широких слоев населения, по мнению С.Глазьева, может широкий комплекс конкретных мер по следующим направлениям:

–  широкая денежная эмиссия в целях финансирования реального сектора экономики; снижение процентных ставок и создание механизмов рефинансирования промышленных предприятий; сокращение налогов на производственную деятельность и заработную плату;

– реальная, а не декларативная деофшоризация, в т.ч. расторжение соглашений по двойному налогообложению с Кипром и Люксембургом, введение 30-процентного  налога на все финансовые операции с офшорными юрисдикциями;

– стабилизация курса рубля, прекращение утечки капитала, в т.ч. путем введения различных вариантов валютного контроля, например обязательной продажи экспортерами части валютной выручки;

– обуздание  инфляции, которая ведет к обнищанию населения, в т.ч. путем временного замораживания цен на социально значимые товары; пресечение картельных сговоров в целях завышения цен; регулирования цен на услуги естественных монополий и продукцию высокомонополизированных отраслей экономики в целях пресечения злоупотреблений монопольным положением на рынке;

– замена существующей «плоской» шкалы подоходного налога на «прогрессивную»; освобождение от налога низкооплачиваемых категорий населения и повышение налога до 40% на доходы богатых;

– создание условий для добросовестной конкуренции и активизации предпринимательской деятельности;

– модернизация экономики на основе нового технологического уклада; всемерное стимулирование научно-технического прогресса;

– нейтрализация антироссийских санкций, включая отказ российских компаний и банков возвращать кредиты  тем странам, которые ввели финансовые ограничения против РФ;

– запрет на передачу в иностранную собственность «стратегических» и «социально значимых» предприятий;

– развертывание системы стратегического управления экономикой, в частности создание Государственного комитета по стратегическому планированию при Президенте и Государственного комитета по научно-техническому развитию.

*     *     *     *     *     *     *

Цель данной статьи, однако, состоит не в анализе предложений С.Глазьева (для этого нужен другой формат публикации), а в осмыслении реакции наших СМИ и экспертного сообщества на этот доклад.

Вокруг содержания доклада С.Глазьева уже разгорелась бурная дискуссия. Вернее, дискуссией, подавляющую часть публикаций назвать трудно. Скорее это напоминает тщательно спланированную информационную атаку, цель которой – дискредитировать и самого С.Глазьева и высказываемые в его докладе предложения.

Первый удар 8 сентября (еще до выступления С.Глазьева на межведомственной комиссии Совета Безопасности и появления полного текста доклада в интернете) нанес «Коммерсант», а именно заместитель главного редактора по экономической политике Дмитрий Бутрин в статье «Совет Безопасности и он». А дальше пошло-поехало… «Независимая», АИФ, вновь «Коммерсант», Форбс и прочие печатные и электронные СМИ вылили на головы бедных читателей целые океаны пространных комментариев по поводу доклада, а на голову самого  С.Глазьева – моря помоев.

Методика уничтожения политического оппонента в российских СМИ отточена до совершенства еще в период бурных политических событий второй половины 80-х –  конца 90-х годов, напоминает действия шулера, передергивающего карты в колоде, и  с успехом применяется нашей «независимой прессой» до настоящего времени.

Оппонент высмеивается, обвиняется в корыстных мотивах, его идеи перевираются и искажаются до неузнаваемости, ему приписывается то, чего он не говорил и не писал, ставится под сомнение его компетентность и психическое здоровье, читателя запугивают ужасными последствиями в случае воплощения идей оппонента в жизнь и т.д. Тональность комментариев рассчитана на разные категории читателей и варьируется от  псевдоинтеллигентного стеба и ерничанья до откровенного хамства и грубости. Но  вот их сущностное содержание  будто написано под копирку.

Ольга Соловьева в статье «Экономика а-ля Глазьев» в «Независимой» со ссылкой на многочисленных экспертов российских частных финансовых компаний утверждает, что реализация идей С.Глазьева «будет иметь долгосрочные разрушительные макроэкономические последствия». В частности, предсказывается наступление гиперинфляция и очередной виток финансового кризиса[i].

По мнению Сергея Алексашенко (статья «Предложения Глазьева вполне могут быть услышаны российским политическим руководством» в «Коммерсанте»), предлагаемая С.Глазьевым «парадигма экономической политики … приведет страну к катастрофе»[ii].

Владислав Иноземцев в статье «В чём сила, брат?» (еженедельник «Аргументы и Факты») безапелляционно утверждает, что  автор доклада пытается оторвать российскую экономику от мировой и тянет нас назад в советское прошлое[iii].

Константин Емельянов в статье «Голос ястребов и дирижистов» (Центр политических технологий) обвиняет С.Глазьева в том, что он выражает корыстные интересы «силового лобби», которое «раздражено политикой Минфина и ЦБ» и в условиях кризиса пытается «легитимировать свое влияние и на экономическую политику страны» (видимо, по его мнению, это самое лобби стремится захватить контроль над нефтянкой и другими стратегическими ресурсами в целях личного обогащения)[iv].

Директор программы «экономическая политика» московского центра «Карнеги» Андрей Мовчан называет идеи Глазьева «абсурдными» и «насмешкой над опытом всего мира, экономическими знаниями, здравым смыслом»[v]. Реализация предложений С.Глазьева, по его мнению, «может привести к последствиям, по сравнению с которыми конфликт на Украине и наплыв беженцев с Ближнего Востока покажутся игрушками» и экономика страны «рухнет» (правда, он не поясняет, что имеет ввиду под словом «рухнет»). Он считает, что Глазьев выражает интересы «слоя чиновников и «партнеров власти», которые сделали функции контроля, распределения и надзора единственными источниками своего благосостояния» (иначе говоря, взяточников).

По мнению Константина Сонина, «познания Глазьева и в области экономической науки, и в области реальной экономики очень малы. Он никогда не публиковался в научных журналах, все его многословные писания – это типичный «самсебяиздат», продукт «советского средневековья» в общественных науках»[vi] (это в отношении академика РАН, который в 26 лет защитил кандидатскую, а в 29 – докторскую диссертацию, имеет свыше 180 научных публикаций, занимал должности первого заместителя Председателя Комитета внешнеэкономических связей РФ, первого  заместителя министра внешнеэкономических связей РФ и министра внешнеэкономических связей!).

Николай Вардуль высмеивает положительную оценку С.Глазьевым китайского опыта экономических реформ, обвиняет его в бесплодных мечтаниях о  «вишневых садах», которые «столько раз оказывались в лучшем случае развесистой клюквой, а в худшем — откровенным террором над народом»[vii].

И так далее, и тому подобное.

*     *     *     *     *     *     * 

Первое, что бросается в глаза при чтении всех этих комментариев, – идеологическая направленность перечисленных изданий и специфический подбор авторов. «Коммерсант» – любимое детище Б.Березовского, – всегда принадлежал российским олигархам и был их рупором. О центре «Карнеги» и говорить нечего, все ясно из названия этой конторы. Владислав Иноземцев – профессор НИУ «Высшая школа экономики» (ВШЭ), Константин Сонин – бывший проректор ВШЭ, Сергей Алексашенко – старший научный сотрудник той же самой ВШЭ. Тем, кто не знает, поясню:  «Высшая школа экономики»  – цитадель отечественных либералов, а научный руководитель ВШЭ –  лучший друг Е.Т.Гайдара и президент фонда «Либеральная миссия» –  Е.Г.Ясин считается «гуру» отечественного либерализма.

Для понимания подходов  наших либералов к решению социально-экономических проблем России процитирую выдержки из книги «КРЁСТНЫЙ ОТЕЦ КРЕМЛЯ БОРИС БЕРЕЗОВСКИЙ, ИЛИ ИСТОРИЯ РАЗГРАБЛЕНИЯ РОССИИ» американского журналиста Пола Хлебникова, убитого «за длинный язык» наемным киллером в Москве в 2004 году.  Хлебников передает содержание своих бесед с Ясиным и Явлинским:

«Чудес не бывает, – начал говорить мне Ясин. – Эта страна должна выпить чашу до дна. – Речь шла о том, как за счет конфискационного характера инфляции установить в стране новое экономическое равновесие… Другими словами, Ясин предлагал решительно снизить реальные доходы среднего российского гражданина… «Есть только один способ – это затягивать пояса, – сказал Ясин. Снижение жизненного уровня»… Позднее Григорий Явлинский вспоминал: его поражало, как мало реформаторы вроде Ясина и Гайдара заботились о простых россиянах. В общем и целом, по мнению Явлинского, люди, правившие страной во времена Ельцина, были и бессердечными, и безжалостными».[viii]

Особенно забавно читать критику доклада и предупреждения о катастрофических последствиях реализации содержащихся  в нем предложений со стороны Сергея Алексашенко, который в  1995—1998 годах занимал должность первого заместителя председателя правления Центробанка.

По своим функциональным обязанностям он отвечал в ЦБ за денежную и валютную политику, формирование рынка государственных краткосрочных облигаций (ГКО), а также за переговоры с МВФ, и именно его бездарная политика привела к дефолту в августе 1998 года. Он, наверно, мог бы рассказать много интересного о том, куда исчез кредит МВФ объемом $4,78  млрд, выделенный России для стабилизации финансовой ситуации в июле 1998 года (обнаружить следы кредита пыталась Генпрокуратура РФ, которая возбудила уголовное дело № 18/221050-98, аудиторская компания PricewaterhouseCoopers и даже американские конгрессмены Дэн Бертон и Майк Пенс, но все бестолку)[ix].

В «Новой газете» от 18.10.1999 цитировался один из документов МВД РФ: «Алексашенко С. В., занимая должность первого заместителя председателя Центрального банка, имел в нескольких коммерческих банках рублевые и валютные счета, на которые зачислялись средства, полученные от ГКО. Только на его рублевый счёт N 42301810400011702985, открытый в Автобанке, за 1998 год поступило 11 крупных платежей. За 1997 год соответственно 6 платежей и 1996 год — 12 платежей на общую сумму около 560 миллионов неденоминированных рублей»[x].

Показательно, что все отечественные либералы, в частности тот же Алексашенко, с откровенной враждебностью воспринимают нынешнюю внешнюю политику РФ, в т.ч. воссоединение Крыма с Россией, а лучшим министром иностранных дел всех времен и народов считают А.Козырева, который имел обыкновение периодически звонить госсекретарю США Джеймсу Бейкеру, спрашивать у него «совета» по любому вопросу, вплоть до кадровых назначений в руководстве российского МИД, и затем неукоснительно выполнял эти «советы». Примечательно также, что ни один из либералов в санкционные списки США, ЕС или Украины не попал, а вот С.Глазьев, который является не только академиком РАН, но и членом  Национальной академии наук Украины (родился в Запорожье), значится в верхней части киевского списка.

Второе наблюдение касается содержательной части комментариев по поводу доклада С.Глазьева. Бросается в глаза, что критика носит исключительно деструктивный характер: идеи С.Глазьева голословно, т.е. без каких-либо расчетов, объявляются несостоятельными и вредными. Никаких собственных конструктивных предложений относительно того, что нужно изменить в экономической политике государства, авторы комментариев не выдвигают.

Этот факт показывает интеллектуальное убожество наших либералов из ВШЭ, «Коммерсантов» и прочих фондов Карнеги: их скорее можно назвать пропагандистами, чем серьезными учеными, аналитиками и исследователями. Вся их «мощная научная мысль» сводится к бесконечному повторению мантры «Больше свободы бизнесу» и перепевам принципов т.н. Вашингтонского  консенсуса (тотальная приватизация государственной собственности, невмешательство государства в дела бизнеса, снижение налогов на бизнес, плавающий курс национальной валюты, снятие любых ограничений для иностранных инвесторов, полная свобода спекулятивных операций и т.д.).

Ничего подобного докладу Глазьева, предлагающему политическому руководству страны научно обоснованный и хорошо аргументированный целостный, комплексный подход к решению накопившихся проблем, наш либеральный «агитпроп», обсуживающий интересы олигархов, в силу своей интеллектуальной нищеты произвести не может.

Многие авторы комментариев констатируют, что экономика страны находится в глубоком системном кризисе, причем начался он еще до украинских событий. Иначе говоря, они признают, что кризис вызван вовсе не западными санкциями, а собственной экономической политикой правительства. Тот же А.Мовчан отмечает «архаичность и деструктивность российской экономической модели, которая привела страну к стагнации даже при цене на нефть больше ста долларов за баррель и при отсутствии каких бы то ни было санкций и внешнего противодействия»[xi].

Тем не менее, никаких предложений об изменении экономической политики они не выдвигают. Казалось бы, «логическая нестыковка», парадокс, но на самом деле все предельно просто и ясно. Отечественных либералов вполне устраивает нынешняя модель экономики – пусть архаичная, тупиковая, сырьевая, но построенная на милых им принципах Вашингтонского консенсуса и позволяющая меньшинству присваивать огромную часть общественного пирога. Они прекрасно чувствуют себя в качестве сотрудников «агитпропа» крупного бизнеса, подбирая крошки со стола олигархов, и не хотят ничего менять.

Третье наблюдение касается беспрецедентных масштабов и интенсивности компании травли С.Глазьева. Такое впечатление, будто он разворошил осиное гнездо. Возникает вопрос: почему? Ведь и раньше он не скрывал своих взглядов, регулярно выступал на конференциях, публиковался в СМИ, но реакция либералов была близкой к нулю. Возникало даже чувство, что его выступления сознательно  замалчивались, чтобы не привлекать излишнего внимания общественности.

Некоторых комментаторов, правда, встревожил формат доклада (они считают, что С.Глазьев, якобы,  выступал на заседании Совета Безопасности, председателем которого является Президент, а членами – все руководители «силовых» ведомств), а также наименование должности самого докладчика (советник Президента). Сергей Алексашенко в своей статье откровенно выражает эти опасения: «… предложения Глазьева вполне могут быть услышаны и восприняты российским политическим руководством».

На самом деле межведомственная комиссия Совета Безопасности РФ, где выступал С.Глазьев, является одним из многочисленных рабочих органов при Совбезе на уровне заместителей министров заинтересованных ведомств и не играет сколько-нибудь существенной роли в выработке экономической политики. Что касается должности, то, несмотря на ее внушительное звучание,  советник Президента занимает в иерархии Администрации Президента  весьма скромное место.

На мой взгляд, вся эта истерика либералов в прессе объясняется другими причинами. Опасность для либералов доклада С.Глазьева связана с тем, что  в отечественной экономике наступил очень сложный период, напоминающий «лихие 90-е». Резко возросшие темпы инфляции, увольнения, замораживание зарплат госслужащих и военнослужащих, снижение зарплат в коммерческом секторе, быстрый рост уровня бедности, – все это стремительно меняет настроения в обществе.

Сейчас только слепой не видит, что в нынешнем состоянии российская экономика обречена вечно оставаться на нефтяной игле, медленно увядать и бесконечно воспроизводить кризисы. Никаких перемен в экономической политике нет, а действия правительства поразительно напоминают «шоковую терапию» времен Е.Т.Гайдара.

Привычно передергивая карты, либералы пытаются оценить доклад в привычных для них пропагандистских клише борьбы за власть между «рыночниками» и «силовиками», хотя никаким «антирыночником» Глазьев не является. Просто существуют различные варианты рыночной экономики: подходы к экономической политике правительств США, Швеции, Южной Кореи, Японии, Саудовской Аравии и Боливии различаются не меньше, чем их внешняя политика. Предлагаемая им модель в условиях западных санкций в максимальной степени отвечает нашим национальным интересам и задачам сохранения суверенитета, а также учитывает потребности всего общества, а не только ничтожной его части (как показывает анализ текста доклада, Глазьев тяготеет к социально ориентированному типу рыночной экономики, практикуемому странами Северной Европы).

Его подходы резко контрастируют с нынешней моделью развития, которая сконструирована по рецептам либералов и представляет собой компрадорский тип рыночной экономики, основанный на безудержной эксплуатации и экспорте природных ресурсов, полной свободе для финансовых спекулянтов и характеризующийся колоссальным социальным неравенством. Глазьев также никогда не носил погоны, не имел отношения Вооруженным силам и хотя бы по этой причине не может выражать интересы «силовиков».

В действительности доклад С.Ю.Глазьева отражает запросы и надежды подавляющей части общества  и именно поэтому вызвал такую бурную реакцию  либеральной тусовки. Либералы видят этот тренд и страшатся  будущего. Народ, который не поддерживает их, они считают «быдлом», «красно-коричневым большинством», и граждане отвечают им тем же (за СПС, РПР-Парнас и подобные партии на выборах голосует 3-4% электората). Однако либеральная тусовка располагает мощными позициями в экспертном сообществе и СМИ, но главное – в государственных ведомствах экономического профиля, которые буквально кишат «либералами» всех мастей.

http://riss.ru/analitycs/20561/