Почему Катынь важна для поляков?

В длинной эпопее вокруг Катыни постепенно появляются все новые и новые эпизоды. Теперь эта волна докатилась и до Армении. Хотя казалось бы, что может быть дальше от расстрелянных под Смоленском польских офицеров, нежели эта республика Южного Кавказа? Однако, связь, оказывается, есть.

В Ереване планируется поставить памятник знаменитому советскому государственному деятелю Анастасу Микояну, и вот это решение вызвало протест посла Польши в Армении Здислава Рачиньского, который в своем интервью газете The Armenian Times 5 мая 2014 года заявил о том, что планы увековечивания памяти Микояна непонятны, поскольку, мол, его подпись была под решением о расстреле польских офцеров. В Армении по этому поводу разгорелась бурная дискуссия, многие высказывались за памятник и подчеркивали, что не посольское это дело - вмешиваться в подобные вопросы, многие выступали против памятника.

Если сказать пару слов о товарище Микояне и памятнике в его честь, то, на мой взгляд, этот человек, бесспорно, достоин памятника. За организацию снабжения Красной Армии во время Великой Отечественной войны А.И. Микоян в 1943 году получил звание Героя Социалистического Труда. Его вклад в развитие народного хозяйства, становление пищевой промышленности и советского быта неоспорим. Например, введение в быт домашних холодильников промышленного производства на замену ненадежным ледникам, организация производства холодильников в СССР - это его заслуга. Он также получил широкую известность организацией производства качественного мороженого. Заслуги товарища Микояна можно перечислять долго, многие плоды его трудов приносят пользу и по сей день.

Сам по себе факт вмешательства польского посла в этот вопрос показывает, что для Польши тема Катыни стала своего рода национальной манией. Польские представители не упускают ни малейшего повода, даже такого, как памятник Микояну в Ереване, чтобы напомнить о Катыни. Поразительная логика у них: поставил, мол, человек подпись, и все, виновен на веки вечные! Как будто эта подпись перечеркивает все те достижения, которые Микоян свершил за свою длинную политическую карьеру.

Уже говорилось, что Катынь занимает весьма любопытное место в польской национальной памяти и частотой своего упоминания задвигает на третьий план многие другие преступления против поляков, совершенные во время войны.

Достаточно вспомнить немецкую "акцию АБ" по истреблению польской интеллигенции, спланированные убийства айнзацгруппы под руководством обергруппенфюрера СС Вернера Беста в Польше, "Волынскую резню", в ходе которой украинские националисты зверски истребили по разным оценкам от 60 до 220 тысяч поляков, уничтожение Варшавского гетто, "фабрики смерти" в Польше.

Но только в отношении Катыни сформировалась эта странная мания, которая толкает польских представителей к муссированию данной темы по любому поводу. Встает вопрос, почему это так?

Если бы Польша желала бы помнить многочисленные жертвы массовых и зверских расправ во время войны, которых было действительно очень много и погибшие действительно приняли мученическую смерть, то в длинном списке Катынь была бы только одним из эпизодов. Однако, думается, что в польском стремлении везде и всегда поминать Катынь есть причина, которая составляет истинную подоплеку дела. Польская сторона поразительно беспечно относится к документам по Катынскому делу. В 2008 году руководитель отдела расследований польского Института национальной памяти Дариуш Габрел заявил в Сейме Польши, что документы, переданные в 1992 году из России, потеряны. Ранее был потерян договор между российской и польской прокуратурой о совместном расследовании Катынского дела. Странности творятся со списком расстрелянных, в котором фигурируют "двойники", то есть разные тела, опознанные как одно и то же лицо, а также люди, которые после войны вернулись в Польшу и прожили еще долгую жизнь. В общем, подобное отношение наводит на мысль о том, что польская сторона не очень-то заинтересована в объективном расследовании Катыньского дела и в точном установлении всех обстоятельств. Тогда у польской мании по поводу Катыни должна быть другая причина.

Можно выдвинуть предположение, что этой истинной причиной является стремление к польской державности. Расстрелянные в Катыни были офицерами, полицейскими, осадниками, то есть лицами, которые проводили польскую колонизацию восточных кресов межвоенной Польши, жестоко подавляли стремление белорусов и украинцев к национальному самоопределению, осуществляли массовые репрессии и "пацификации". Межвоенная Польша, или Вторая Речь Посполита, как она именуется в Польше, сформировалась путем многочисленных войн и территориальных захватов.

В то время вынашивались планы создания Польши "от моря до моря", от Балтики до Черного моря и даже до Кавказа, а также колониальных захватов в заморских землях.

Польша стремилась "прирасти землей" в Мозамбике, Анголе, Либерии, Перу, Бразилии и Аргентине, Мадагаскаре, и даже в Гренландии и Антарктиде. В 1930 году в Польше появилась Морская и Колониальная Лига, занявшаяся практическим решением этих колониальных вопросов. Перед самой войной колониальная политика в Польше вышла на государственный уровень, к началу войны в 1939 году в Лиге состояло около 1 млн. членов, а Польша стала в Лиге Наций предъявлять претензии на бывшие немецкие колонии в Африке, требовала от Франции Мадагаскар и от Португалии Мозамбик.

Таким образом, польская государственная элита собиралась сделать Польшу мировой колониальной державой, встать вровень с Францией и Великобританией, обеспечить за счет колоний ввоз сырья, переселение польских крестьян, и даже высказывалось мнение о желательности переселения евреев в эти колонии. Мираж колониальной державы казался уже близким и достижимым, в Польше началось строительство особого промышленного района для производства вооружений и были разработаны программы строительства военно-морского флота, как все единым махом было перечеркнуто.

В сентябре 1939 года все надежды на "светлое колониальное будущее" Польши, по понятным причинам рухнули. Расстрелянные польские офицеры, насколько можно понять, есть символ этой грандиозной неудачи, из-за которой Польша так и осталась небогатой восточноевропейской страной, не став "цивилизованной" колониальной державой.

То, что пленных польских офицеров расстреляли немцы, это в Польше прекрасно известно, как столь же хорошо известно, почему это было сделано и как это использовалось Германией в ходе войны. Однако, ссориться с Германией Польше сейчас не с руки, по экономическим и политическим причинам. После войны, в 1945 году Польша крепко поживилась территориями за счет повершенного Рейха. Ей досталась обширная территория, с хорошей инфраструктурой, развитой промышленностью, городами и населенными пунктами, составлявшая порядка 25% от территории Германии в границах 1937 года. Поляки изгнали оттуда подавляющую часть немецкого населения, по немецким данным 9,8 млн. человек. Причем, изгоняла ускоренно, с минимумом личного имущества (все остальное имущество досталось полякам), без каких-либо компенсаций, прекрасно понимая, что в разрушенной войной Германии беженцам будет крайне тяжело и многие обрекаются на гибель.

Сталинские депортации бледнеют перед этим массовым насильным изгнанием немцев, за которое Польша до сих пор не извинилась и никому ничего не компенсировала.

Наскоки на Германию могут дорого обойтись, и ради текущей выгоды эта мрачная страница была забыта и в Польше, и в Германии.

Колониальные же мечты в Польше по-прежнему живы. В 1981 году Морская Лига была восстановлена, и с 1999 года существует под названием Морская и Речная Лига, занимающаяся прославлением руководителей колониальной политики Польши в межвоенное время и изучением прежних колониальных планов. Советский Союз же ненавидят за то, что он полностью ликвидировал все и всякие перспективы Польши на колониальные захваты и перспективы обогащения чужими ресурсами и чужим трудом. Во-первых, потому что восточные кресы, которые ополячивались до войны, обратно в Польшу не вернулись, за исключением Белостока.

Вся колонизаторская политика за 20 довоенных лет пошла прахом. Во-вторых, СССР принял живое участие в крушении самой колониальной системы, в поддержке национально-освободительной борьбы в колониях, в силу чего теперь Польше никак не светит захватить где-нибудь за морем земли под плантации. Мираж обогащения и "цивилизованной жизни" за счет колоний рухнул окончательно. Согласитесь, что эта веская причина для ненависти.

Но поскольку к Советскому Союзу полякам предъявить особо нечего, в свете того, сколь много СССР сделал для освобождения и послевоенного восстановления Польши, то вот и сгодилась Катынь в самой ее разнузданной, геббельсовской форме, на роль жупела.

Вся эта шумная и настойчивая пропаганда ведется ради хоть какого-то успокоения терзаемой несбывшимися надеждами польской национальной памяти. Наверное, должен появиться какой-нибудь выдающийся польский деятель, который сможет изменить самосознание своей нации, чтобы все эти нападки, связанные с Катыньским делом, прекратились, а сама Катынь заняла положенное ей место в истории.

http://www.stoletie.ru/vzglyad/katyn_kak_nacionalnaja_manija_313.htm

Опубликовано 22 Июл 2014 в 15:00. Рубрика: История. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.