Наследие империй не всегда однозначно окрашено в мрачные тона. Даже у самой ограбленной европейцами нации, — индийской, — нет единства в оценке колониального периода. Попадаются даже индийцы (правда, из высших каст), ностальгирующие по подчиненному прошлому: дескать, чернь знала тогда свое место, с белыми сахибами всегда можно было договориться, а в состав Британской Индии входили Пакистан, Бангладеш и часть Мьянмы. Михаил Шахов выяснил, каковы последствия колониального владычества для "крупнейшей демократии мира".

Дороги Империи

Первое, что приходит в голову из британского наследства — железные дороги. Во всяком случае, сами индийцы говорят о них с гордостью. Повод есть: Indian Railways — самое крупное государственное предприятие в Индии, 115 тысяч километров пути, 23 миллиона пассажиров в день и седьмой работодатель в мире (!) по числу сотрудников. Вокзал Королевы Виктории (ныне Чхатрапати-Шиваджи) в Бомбее (ныне Мумбаи) — жемчужина индо-викторианской архитектуры.

Когда британцы строили железнодорожную сеть, заботой о жителях Индии они руководствовались в последнюю очередь. Их главной задачей была доставка ресурсов в Бомбей и Мадрас — крупнейшие международные порты.

Невиданное число необходимого для работы персонала объяснимо: автоматизация практически не использовалась, так дешева была "туземная рабочая сила". По сей день процветают "железнодорожные династии", чье ноу-хау состоит в обслуживании архаичных британских систем управления, — например, 864 мостов и 107 туннелей на знаменитом горном маршруте Калка — Шимла в Западных Гималаях.

На момент национализации в 1951 году, все восемь с лишним тысяч локомотивов Индии двигались силой угля и пара: переходить на что-то менее вредное для природы англичане даже не пробовали. И сегодня электрифицировано лишь порядка 20% путей. Экологическая ситуация вдоль оживленных веток близка к катастрофе: грязь, гарь и трущобы на фоне постоянных техногенных аварий.

Глобальный колл-центр

Английский язык, признанный вторым (после хинди) общегосударственным — еще один неоднозначный, но очень заметный "британский след". Благодаря распространению английского, Индия получила преимущества на рынке труда: здесь массово размещают колл-центры службы поддержки интернациональные компании, ориентированные на англоязычные рынки. Массовость и невысокое качество такой "удаленки" давно стали притчей во языцех.

Нельзя сказать, что "телефонные потогонки" принесли своим работникам достаток и счастье. Чтобы не ссылаться на личный опыт общения с их сотрудниками, обратимся к бестселлеру популярного индийского автора Четана Бхагата "One Night @ the Call Center" (в русском переводе — "Ночь исполнения желаний"). Книга стала своего рода символом "поколения аутсорса". Сюжет ее, за вычетом любовной линии, развивается от обиды на клиентуру ("толстые иностранцы звонят сорвать злость") к бунту (раздраженный юноша-бунтарь уговаривает коллег обманом убеждать клиентов ломать свою технику, чтобы работы стало побольше, а зарплаты стали повыше).

На практике, жители "ИТ-кварталов" и "телефонных фабрик" в Индии живут чуть богаче остальных, но "стеклянный потолок" гарантирует, что они останутся рабами международных корпораций до конца своих дней.

Свет с Запада

Образование "английского образца" — еще одна приманка, призванная убедить в том, что британцы несли с собой в Индию свет знания. На практике "образец" больше похож на "пародию". Настоящие колледжи международного уровня доступны отнюдь не всем индийцам, а рядовые учебные заведения напоминают британские разве что четырехугольными "оксфордскими" шапочками на снимках выпускников.

Наличие английского языка в списке обязательных для изучения в школах не добавляет индусам грамотности. Один-то язык выучить нелегко; сейчас же им приходится учить три языка сразу: местный, на котором говорят в семье, общенациональный — хинди, и английский.

В итоге, стандарт "образованного человека" в Индии неоправданно завышен, и большинство населения не в силах ему соответствовать. Индия — страна деревень и малых городов, где и область применения английского, и уровень школьного преподавания, и способности учащихся запоминать два или (для некоторых регионов) три очень разных алфавита весьма невысоки. По-настоящему говорят на "глобальном английском" лишь дети состоятельных семей, да "средний класс" в мегаполисах. Ограничься индусы тем, чтобы как следует преподавать наследующий санскриту хинди — и общий культурный уровень простых людей оказался бы ощутимо выше, чем сейчас.

Зато отпрыски наиболее богатых и влиятельных семей действительно обучаются в Индии "в условиях, приближенных к мировым стандартам": в колледжах пафосной архитектуры и традиций, унаследованных от британских колонистов и христианских миссионеров.

Вестернизированное образование элит ведет к усугублению социальной сегрегации, утрате национальных ориентиров, выводу капитала и британским вузам как заветной цели отпрысков богатых родителей. "Большие индийские деньги живут в Лондоне", — жалуются индийцы. Картина знакомая.

Аналогична и картина со здравоохранением: богатым в Индии достается немного "западной медицины", массам — дешевая и нефункциональная ее имитация.

Эмиграция в Британию

Индийская диаспора — вторая крупнейшая диаспора мира после китайской, и в мире она насчитывает более 25 млн человек. Из них на Британию приходится около полутора миллионов индусов, 543 тысячи которых живут в Лондоне и окрестностях.

Путь к Туманному Альбиону не был легким. Первыми его берегов достигли т.н. ласкары — осевшие в портах туземные моряки Ост-Индской Компании, весьма презираемые местными жителями. Они стали героями многих классических произведений, включая рассказы о Шерлоке Холмсе. Основу же индо-британцев составили сотни тысяч индусов, сотрудничавших с колониальной администрацией, которые были вынуждены бежать после объявления независимости.

Тогда Великобритания приняла их охотно: сильно пострадавшая в годы Второй мировой, страна нуждалась в дешевой рабочей силе для восстановления экономики. Но на сегодняшний день визовых льгот для индусов в Англии нет, и большинство вновь отбывающих пытает счастья в других бывших колониях: Канаде, Австралии, США.

Как и любая эмиграция из страны "третьего мира", индийская уносит с собой лучшие мозги, и отнимает у семей массу ресурсов. Отправить своего ребенка "на Запад" — образец "индийской мечты", на которую работают поколениями.

Вместе с тем, индусы-эмигранты не забывают о своих родственниках за океаном. В Индии даже празднуется день "Праваси Бхаратия Дивас" (день индийской диаспоры), отмечающий вклад эмигрантов в развитие Индии — он приурочен к возвращению Махатмы Ганди в Индию из ЮАР 9 января 1915.

Файв-о-клок со специями

В чем британцам не откажешь — так это в создании одного из самых известных индийских символов наших дней. Именно Ост-Индская компания привезла в Индию из Китая чай, вырастила плантации в Восточной Индии (Джарджиллинг, Ассам, Орисса), и научила индусов пить чай. Масала-чай!

До того, как коммерческие соображения сделали Индию "чайной страной", местные жители употребляли это растение лишь в качестве аюрведического лекарства. Только в начале ХХ века англичанам удалось приучить индусов пить чай — по-английски, с сахаром и молоком. Для этого Индийская Чайная Ассоциация (принадлежащая, естественно, колонизаторам) заставляла местные фабрики и добывающие предприятия организовывать "перерывы на чай" для своих работников, а также распространяла напиток через грандиозную сеть "чаевалл" — разносчиков чая на индийской железной дороге.

Чай по-английски не слишком нравился местному потребителю: вкус жидковат. Индусы быстро догадались добавлять в него побольше специй, и подольше варить чайный лист в молоке, добиваясь максимального выхода вкуса на единицу веса. Так появился масала-чай — наваристый, жирный, способный заменить бедняку трапезу. Конкретная рецептура масала-чая разнится от семейства к семейству, но в целом масала-чай распространен повсеместно.

О пользе напитка для здоровья ученые спорят. Бурлящий на протяжении всего дня в огромных сосудах, масала-чай не производит впечатления здорового продукта; с другой стороны, благодаря длительному кипячению, продезинфицирован он куда лучше, чем сырая вода или свежее молоко. В жарком климате это важно.

Верь, молись, воюй

Захватывая Индию, британские (и не только) колонизаторы и воевали с местной знатью (султанами и махараджами), и активно скупали их — за западные товары и побрякушки, а также военную поддержку в конфликтах, ими же и спровоцированных.

Другим способом облегчения управления и противодействия бунтам были религиозные распри. Родина трех мировых религий, — индуизма, буддизма, сикхизма, — Индия постоянно враждовала с мусульманами, еще в XIII веке захватившими ее северную часть и основавшими империю Великих Моголов.

Впрочем, дружбы между религиями (включая буддизм, ошибочно считающийся религией мира) не было никогда. Но именно радикализация межрелигиозных противоречий была негласной политикой Ост-Индской кампании на протяжении минимум двух веков. Для этого британцы пестовали радикалов с обеих сторон хинду-мусульманского конфликта, поддерживая мусульманские и индуистские религиозно-политические организации: "Всеиндийскую мусульманскую лигу" в Бангладеш, Институт исламской педагогики в Лакнау, индуистские Хинду Махасабха и ее наследницу Вишва хаинду паришад — религиозных националистов, требовавших создания индуистского государства.

Многолетняя политика стравливания увенчалась разделом Индии по "линии Рэдклиффа" и отпадением от нее территорий современных Пакистана и Бангладеш. Распад Индии сопровождался грандиозной миграцией по религиозному признаку: число перемещенных лиц составило от 15 до 25 млн.

Массовая миграция вылилась в массовые же столкновения: по разным данным, их жертвами стали от 200 тыс. до 1 млн человек, включая, между прочим, Махатму Ганди. Отношения между вновь образованными государствами оказались испорчены навсегда, приведя впоследствии даже к гонке ядерных вооружений.

Кроме хинду-мусульманских конфликтов, британцы заложили основу и под хинду-буддистские. Выходец из династии служащих Ост-Индской Компании гуру Амбедкар, "первый индийский либерал", автор конституции и представитель низшей касты далитов, получил образование в Англии. В годы борьбы за независимость, он активно боролся со сторонниками Ганди в политическом поле. Амбедкар считал и проповедовал, что британцы давали низшим кастам больше прав, нежели правящие националисты. После обретения Индией государственности, он "перекрестил" своих шудр из индуизма в буддизм. Тем самым был создан новый межрелигиозный и межкастовый конфликт с мощной политической компонентой, время от времени вспыхивающий и по сей день.

Корпоративная колонизация

Путешествуя по Индии, всюду видишь логотипы транснациональных корпораций — в том числе и британских. Банк HSBC (по факту, крупнейший акционер — JPMorgan Chase) обладает одной из крупнейших банкоматных сетей в Индии. История этого финансового учреждения сама по себе читается как захватывающий детектив.

Imperial Chemical Industries, Standard Chartered Bank, British American Tobacco, Unilever, Nestle, — лишь некоторые примеры транснациональных корпораций с британскими и европейскими корнями, по сей день эксплуатирующих ресурсы Индии, в первую очередь человеческие.

В целом, транснациональный бизнес чувствует себя в Индии вольготно, и ведется весьма бесцеремонно. Одним из ярких последствий безответственности стала "Бхопальская катастрофа" — авария на химическом заводе американской корпорации Union Carbide, повлекшая за собой гибель 18 тысяч человек.

С ростом национального самосознания и грамотности индийцев, они все чаще говорят и о другом аспекте экономической колонизации: звучат обвинения в адрес МВФ и Бреттон-Вудской системы, до смешного знакомые читателю по лекциям Старикова и Ко.

Колониальное наследие Британии в Индии — сомнительные проявления цивилизации, купленные весьма дорогой ценой. Развитие этого удивительного субконтинента могло бы пойти совершенно иначе, не появись там в свое время Ост-Индская Компания и войска Королевы Виктории.

Британская Империя принесла с собой в Индию западную версию Закона, Морали и Технологии. Но оставила их индусам отнюдь не бесплатно.

А еще, Империя никогда не уходит. Нужно лишь слегка присмотреться, чтобы разглядеть ее присутствие среди пустынь, джунглей и гималайских хребтов.

https://ruposters.ru/news/14-03-2016/colonial-eternity