Суть научного подхода заключается в том, что, если факты и наблюдения опровергают теоретические выкладки, теория должна быть отвергнута, а ее автор заслуживает благодарности за то, что ему удалось перекрыть еще один ложный путь научного поиска. Такова практика в естественнонаучных дисциплинах, хотя разоблачение теории приносит немалые страдания ее приверженцам. Как говорил знаменитый английский натуралист Томас Гексли, “ничто не может быть трагичнее, чем гибель красивой гипотезы под ударами уродливых фактов”.

Но в социологии и политологии во многих случаях, увы, все наоборот: опровержение теории фактами лишь побуждает ее приверженцев еще теснее сплотиться вокруг своего знамени. Поиски истины отступают на задний план, верх берут идеологические пристрастия. Когда идеология становится религией, истина переходит в разряд относительных ценностей, а носитель идеологии превращается в “интеллектуального идиота”.

Именно так –“Интеллектуальные идиоты” — называется книга Дэниела Флинна, посвященная лжепророкам, которым удалось стать “властителями дум” широких кругов на первый взгляд мыслящих людей. «Нелепые теории, верования и мнения этих интеллектуальных гуру, — пишет автор, —  достигли уровня мифов, невзирая на то, что они не выдерживают самой элементарной проверки объективными и рациональными методами. Такова сила моды, перед которой пасует традиция трезвого непредвзятого анализа».

Интеллектуальное двуличие и лицемерие не являются монополией какой-то одной части идеологического спектра: ими грешат и левые и правые, пишет Флинн. С его точки зрения главная опасность коренится не столько в характере мировоззрения, сколько в догматизме, присущем его адептам, в самой природе идеологии. Но это явление присуще главным образом левым кругам, хотя бы потому, что среди интеллигенции, особенно творческой и академической, безраздельно господствуют “прогрессивные” взгляды.

Профессор Стэнфордского университета биолог Пол Эрлих прославился в 1968 году своей апокалиптической книгой “Демографическая бомба”, где он зловеще предсказывал, что на протяжении 70-х годов «сотни миллионов людей булут погибать от голода и холода во мраке». И никакие экстренные правительственные программы не помогут: неумолимая логика формулы, выведенной Томасом Мальтусом, ясно свидетельствует, что мир обречен.

Эрлих был и остается горячим приверженцем мальтузианской теории исчерпания ресурсов, согласно которой потребные человечеству ресурсы растут в арифметической прогрессии, в то время как прирост населения идет согласно геометрической прогрессии.  Когда его предсказание не сбылось, это ничуть не смутило стэнфордского биолога: он просто отодвинул дату неминуемого исчерпания ресурсов земных недр, на более поздний срок, затем еще раз и еще раз.

В 1980 году (ныне покойный) мэрилендский экономист Джулиан Саймон, горячий приверженец свободного рынка, бросил вызов мальтузианцам: он готов поспорить, что цена любого вида полезных ископаемых будет неуклонно снижаться, свидетельствуя тем самым об увеличении его запасов. От имени армии своих единомышленников Пол Эрлих поднял брошенную перчатку.

В октябре того же года Эрлих и Саймон составили фьючерсный контракт, по которому Саймон обязался через 10 лет продать сопернику партию из пяти произвольно выбранных Эрлихом металлов (медь, хром, никель, олово и вольфрам) общей стоимостью 1000 долларов в ценах 1980 года. Если цена контракта по истечении указанного периода поднимется выше исходной суммы, Саймон уплатит сопернику разницу, если она опустится ниже 1000 долларов, разницу придется покрыть Эрлиху.

Саймон не сомневался в победе. Он знал, что запасы природных ресурсов не убывают, а растут во времени, ибо экономическая история стран с рыночной экономикой наглядно свидетельствовала о неуклонном снижении цен на большинство основных видов сырьевых товаров. История не обманула: на протяжении 80-х годов совокупная цена на пять указанных металлов упала более чем на 50%. В октябре 1990 года Эрлих признал свое поражение и выслал Саймону чек на 576,07 долларов.

Итак, Джулиан Саймон доказал свою правоту. А что же Пол Эрлих? Сгорая от стыда, уполз в свою нору и стал затворником, чтобы скрыть от мира свой позор? Ничего подобного! В том же 1990 году он, ничуть не смущаясь, в соавторстве с женой опубликовал новую апокалиптическую книгу под названием “Демографический взрыв”, где уверенно предсказывал грядущий массовый голод по мальтузианской модели.

Неважно, что ни одно из мрачных пророчеств Эрлиха не сбылось. Важно, что они указывают в “правильном” направлении, и за это он пользуется нерушимой поддержкой множества богатых и влиятельных поклонников. Различные фонды наперебой награждают его грантами и премиями. Среди его многочисленных наград выделяются премия в размере 250 000 долларов от руководимого Терезой Хайнц-Керри (супругой нынешнего госсекретаря) благотворительного фонда и грант Макартуровского фонда, присуждаемый “гениям”. Телекомпания NBC пригласила его провести 12-серийную передачу об окружающей среде. Книги Эрлиха, усиленно пропагандируемые университетской профессурой, приносят ему миллионные барыши. И хотя действительность полностью опровергла все его теории, стэнфордский шарлатан по-прежнему на коне, авторитет его выше, чем когда-либо.

Дэниел Флинн уделяет особое внимание покойному коммунисту Герберту Маркузе, одному из столпов «Франкфуртской школы экономики», спасшемуся в Америке от нацизма. Этот кумир радикального студенчества 60-х годов провозглашал принципы, казалось, прямиком позаимствованные из антиутопий Джорджа Оруэлла и Олдоса Хаксли: «Свобода – это тоталитаризм, свобода слова – тирания [он рассуждал следующим образом: поскольку в капиталистическом обществе вся власть принадлежит капиталистам, они пользуются свободой слова для того, чтобы еще туже затягивать узду на трудящихся и укреплять свою тиранию. – В.В.],  демократия – диктатура, образование – промывка мозгов, насилие – ненасилие, вымысел – правда».

Маркузе сетовал на то, что «наши органы чувств искажают реальность, представляя ее как нечто определяемое личным опытом», что не позволяет “непросвещенным” людям познать “высшую истину” марксистской утопии. И вот подобные глубокомысленные плоды раздумий, временами соскальзывающие в откровенную клинику, по сей день окружены на кампусах почтительным уважением и даже включаются в списки обязательного чтения во многих престижных университетах.

Известный лингвист Ноам Чомски уже десятки лет пользуется славой ведущего “борца с американским империализмом”. Он громогласно клеймил сообщения о зверствах красных кхмеров как клевету и капиталистическую пропаганду. Он выражал уверенность в том, что американское правительство вступило в сговор с бывшими нацистами для насаждения своих порядков в послевоенной Европе. Он обвинял администрацию Буша в стремлении “истребить 3-4 миллиона” жителей Афганистана и предвещал массовый голод и казни в этой стране.

И тем не менее, невзирая на нескрываемо пропагандистский характер его заявлений, невзирая на полный крах всех его пророчеств, авторитет Чомского незыблем. По данным одного исследования, он стоит на первом месте в списке наиболее цитируемых современных авторов в специализированных журналах в области социальных и гуманитарных наук (что само по себе свидетельствует об уровне “научности” этих дисциплин).

Прославленный “отец американской сексологии” Альфред Кинзи перегружал свои выборки сутенерами, проститутками, педофилами-растлителями малолетних, заключенными и гомосексуалистами, выдавая их за типичных средних американцев. Стоит ли удивляться, что выведенная им численность гомосексуалистов – 10% общего населения США – была в 5-6 раз выше истинной? Кому еще пришло бы в голову верить утверждениям педофилов, будто их малолетние жертвы “наслаждаются” сексом? Для Кинзи же их слово было незыблемой истиной.

«Позвольте мне выразить искреннее восхищение тем настойчивым естествоиспытательским духом, который побуждал Вас на протяжении многих лет накапливать данные, — писал Кинзи некоему Рексу Кингу. — …Собранные Вами материалы обязательно должны быть использованы на благо науки». Кинг, на протяжении своей долгой карьеры педофила изнасиловавший сотни детей, поставлял маститому сексологу “данные” в подтверждение его выводов.

“Исследования” Альфреда Кинзи давно уже разоблачены как откровенно фальшивые и базирующиеся на подтасованных данных, а сам он – как педофил и гомосексуалист с выраженными садомазохистскими наклонностями. Тем не менее институт его имени по-прежнему плодотворно трудится на базе Университета штата Индиана, а сам Кинзи остается главным авторитетом в сексологии, наиболее цитируемым автором в научных журналах, посвященных этой дисциплине. Его изыскания имели лишь приблизительное отношение к науке, зато остаются отличной пропагандой.

Если бы все эти “постмодернистские” теории были просто пародиями, нам ними можно было бы смеяться”, — пишет Дэниел Флинн, — но к сожалению, подобный образ мыслей не просто распространен, а безраздельно господствует на университетских кампусах и в силу этого “вызывает не смех, а отчаяние ”. Рефлекторная приверженность идеологии не оставляет места для критической мысли. “Прогрессивный” интеллектуал высокомерно полагает, что ему не нужно самостоятельно мыслить: “передовое мировоззрение” вооружило его готовым набором штампов на все случаи жизни. Так идеология отнимает у умных людей разум, превращая их в интеллектуальных идиотов.

http://vk.cc/3Lij2r