От редактора: Предлагаем Вашему вниманию статью немецкого автора Дагмар Хен. Хотя статья была написана больше года назад, ситуация с тех пор нисколько не изменила, а, напротив, многое стало еще яснее. В России существует тенденция рассматривать Германию как союзника или как дружественную страну, по крайне мере, потенциально. Считается, что те недружественные шаги, которые Германия делает по отношению к России, навязаны ей США. Это заблуждение.

Как показал опыт, когда Германия имеет в виду сопротивляться, она вполне в состоянии сопротивляться давлению (недавний пример – вторжение в Ирак). При нынешнем правительстве, Германия в такой же мере использует США в противостоянии с Россией, как США использует Германию в тех же целях. Все действия Германии в течение последний двух лет показывают, что она строит Четвертый Рейх и стартовала новый “Drang nach Osten”.  Поскольку “Osten” – это как раз Россия, ни о какой дружбе речь не идет. Германии сильная Россия нужна не больше, чем Америке. России полезно это понимать.

Несколько десятилетий назад один человек после встречи с Меркель – в то время министр по делам окружающей среды – сказал, что она не умнее, чем можно предположить, глядя на нее.

За последние несколько дней происходило множество театрализованных событий – поспешное путешествие Меркель в Киев и Москву (прихвативши Олланда в качестве ручной клади) и затем ее появление на «Конференции по безопасности» в Мюнхене . . . героические усилия добиться мира, не так ли? По крайней мере, это то, что мы должны думать.

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

Но насколько эта идея соответствует действительности? На самом ли деле это, чего она хочет?

Есть весьма простые критерии, что бы проверить ее приверженность миру – беспристрастные, технические критерии.

Можно предполагать, что все европейские правительства, включая правительство Меркель, хорошо информированы о реальной ситуации на Донбассе. Публично они рассказывают про «ужасных сепаратистов», но отлично знают, что украинская армия обстреливает города. Они прекрасно осведомлены о масштабах разрушений и знают, кто за это в ответе. Почему? Да потому, что ОВСЕ ежедневно доставляет эту информацию к ним на столы. Публично ОБСЕ ведет себя, как будто они неспособны вычислить, имея остатки ракеты, воткнувшейся в землю, откуда она прилетела. Но все на самом деле не так. Мы можем быть уверены, что все преступления, совершенные украинским режимом за последние месяцы, хорошо известны. Включая гуманитарную ситуацию на Донбассе.

Это означает, что они прекрасно понимают, каковы будут последствия закрытия границы с Россией в создавшихся условиях – что это перережет не только линию снабжения вооружениями для ополченцев, но также и гуманитарную помощь от России. Они понимают, что подобный шаг невозможен, и что любой разумный человек будет даже рассматривать возможность сделать нечто подобное только в случае, если угроза в другой стороны исчезнет. Но это потребует совершенно другого правительства в Киеве, включая другое военное руководство. Не так давно российский генерал в отставке в интервью Süddeutsche Zeitung сказал это открытым текстом: «Как вы европейцы этого не понимаете? Закрытие границы будет означать физическое уничтожение значительной части населения Донбасса».

За все эти месяцы мы слышали только одну фразу от Меркель и Штайнмайера по поводу Минского соглашения. Ничего о постоянных обстрелах городов Донбасса. Ничего по поводу трудностей с обменом пленных. Ничего по поводу блокады со стороны Киева гуманитарной помощи. Ничего об использовании запрещенных видов оружия. Ничего об отказе Киева обсуждать линию разграничения, ничего о том, что не отводятся тяжелые вооружения. Только одна фраза повторяется снова и снова: Россия должна закрыть свою границы с Донбассом.

Подробно о о теневой стороне
канцлера Германии
в статье

Ангела Меркель как агент Штази

Что-то изменилось? Изменилась позиция по отношению к Киевской хунте? Можно послушать речь Меркель на «Конференции по безопасности» – нет, ничего не изменилось. Она нисколько не критиковала правителей в Киеве, не говоря уж о том, что бы приблизиться в реальности. Вместо того она опять повторила требование о закрытии границы. Она продолжает требовать превратить Донбасс в сектор Газа как можно скорее.

Но она возражает против поставки вооружений Киеву. Нельзя ли это посчитать за некое выражение мирных намерений?

Ни в коем случае. Она пояснила, почему она этого не хочет. Во-первых, нет никакого смысла. Больше оружия все равно не позволит хунте победить. И в этом отношении – в виде исключения – она права. Во-вторых: она совершенно ясно говорит, что предпочитает экономическую войну. В этой сфере немецкое правительство действительно имеет большой опыт и весьма успешно действует: соседи по Европе могут подтвердить. Любой, кто хочет знать подробности об экономической войне, ведущейся Германией, должен посмотреть греческий документальный фильм Агора (показанный по немецкому каналу WDR 5 февраля). В третьих (она на самом деле выразилась именно так): нет достаточного контроля над общественным мнением. (Каждый может попытаться сам вообразить, что это должно означать для наших все еще существующих демократических свобод; месяцы непрерывной пропаганды показались госпоже Меркель недостаточными, она требует больше).

Аргументы, которые она приводит, призывая к «мирному решению», представляются просто декорацией. Она говорит, что Запад выиграл Холодную войну потому, что он предложил «более высокий уровень жизни тем, кто вкладывал больше усилий». Даже госпожа Меркель должна бы уже понимать, что эти времена прошли, и что обещаниям высокого уровня жизни уже некоторое время  место в музее.

Теперь мы должны принять во внимание такую же возможность, как и в случае ситуации на Донбассе. Госпожа Меркель может рассказывать некую историю. Но она наверняка знает. Она знает о гигантской черной дыре фиктивного капитала, которую создают то в одной, то в другой стране. Она знает, что проделали с населением Греции, Португалии, Испании, Ирландии и так далее, чтобы спасти немецкие банки. Она была одним из тех людей, кто все это организовал. То есть, она также знает, что привлекательность Запада весьма ограничена, если выразиться дипломатически. Поэтому ее высказывания – это чистой воды пропаганда. Это игра, которая не может быть повторена.

Но если идея состоит в том, что она и ее союзники в лице США смогут достичь своих целей «мирными методами» посредством возрождения Холодной войны, это иллюзия. Тем не менее, не заметно отступления от цели достичь подчинения России. Так в чем же состоит разница между Меркель и США?

Об одной вещи она не сказала.

Сначала короткое отступление. Некоторые считают, что ее появление на «Конференции по безопасности» было вызвано страхом. Меркель и Олланд неожиданно осознали, что они не выйдут сухими из воды в случае настоящей войны с Россией. Теперь они будут пытаться спасти свои собственные шкур (и, возможно, даже и наши).

И это не только интервью в Süddeutsche. Иногда возникает ощущение, что российская сторона пытается очень медленно и три раза объяснить умственно неполноценным людям в Берлине результаты того, что они делают в данный момент. Я рассматриваю интервью с Федоровым в этом контексте – как скучное педагогическое усилие. Может быть, что Меркель посмотрела это видео и сильно испугалась, когда услышала, что в случае нападении Украины на Россию «Вашингтон и Берлин будут сожжены дотла»?

Несколько десятилетий назад один человек после встречи с Меркель – в то время министр по делам окружающей среды – сказал, что она не умнее, чем можно предположить, глядя на нее. Но только кто-то, не способный сосчитать до трех, может не понимать, что речь идет об опасности настоящей и большой ядерной войны. Эта опасность существовала со дня государственного переворота в Киеве , и мы уже дважды избегли такой участи – сначала через воссоединение Крыма с Россией и потом из-за восстания в Донбассе, которое до сегодняшнего для не позволило хунте напасть на Крым.

Но даже если эта проблема до сегодняшнего дня так или иначе не привлекла внимания публики, а только теперь становится настолько очевидной, что даже Шпигель (Der Spiegel) вспомнил о ней, очевидно, что ведущие игроки в Германии знали об этой маленькой детали с самого начала. (Они должны были понимать, что может случиться, если существа типа членов Правого Сектора дорвутся до ядерного оружия, что могло бы произойти, если бы их так быстро и эффективно не отрезали от Крыма).

Теперь давайте вернемся к тому, о чем Меркель не говорила.

Она сказала, что идея Вашингтона поставлять оружие глупая, поскольку это не принесло бы никакой практической пользы. Она намекала на возможность того, «дипломатических усилий» (фраза, постоянно применяемая для обозначения шантажа) могут провалиться. Она должна понимать, что возможности экономической войны гораздо более ограничены, чем кажется.

Итак, что остается? Отправлять войска?

В этой связи ее фраза о «гибридной войне» и ее мнение о том, что нужен больший контроль над общественным мнением, неожиданно приобретают смысл. Для введения санкций, небольшой объем независимых мнений, существующих вне пределов корпоративных СМИ, угрозы не представляли. Но если есть намерение отправлять граждан этой страны на фронт, на войну – это может вызвать более энергичное сопротивление – у людей могут возникнуть глупые мысли.

Она хочет выигрывать каждый раз, чтобы задавить любую оппозицию, и затем действовать так, как сочтет нужным. А это простирается гораздо дальше, чем просто поставки вооружений. Но для этого ей нужно достичь прекращения огня . . . каким-то образом.

Кажется, что месяцами Меркель и Обама разыгрывали сценарий «хороший полицейский/плохой полицейский». Это становится очевидно, если мы рассмотрим выбор между прекращением огня и поставкой вооружений. Но где гарантия, что тот, кто выступает в роли хорошего полицейского, на самом деле таковым является?

Правильно, нет никакой гарантии.

Для тех, кто верит, что правительство Германии заставили занять такую позицию – любой политик, имеющий хоть какой-то опыт, способен говорить одно и имеет в виду прямо противоположное. Он/Она разбираются в методах приписывания нежелательных высказываний другим; в том, как противостоять давлению, используя свой способ давления. Но на всех этих уровнях как будто ничего не происходит. Они хотят, чтобы все происходило именно так. Нет никаких причин позволить им избежать от ответственности.

В том же смысле, в каком Федоров в своем интервью может играть роль полу официального канала, грубая выходка Эльмара Брука против Лаврова на конференции в Мюнхене может рассматриваться как полуофициальное нападение со стороны Меркель. Брук является политическим рупором Бертельсман (Bertelsmann), большой немецкой корпорации в СМИ, и владелица Бертельсман Лиз Мон (Liz Mohn) – близкая подруга Меркель. Неудивительно, что Лавров в тот момент почти потерял терпение.

http://vk.cc/5nxvMR