Вслед за известиями из Парижа посыпалось - французские спецслужбы преследовали автомобиль с вооруженными людьми, еще один найден в парижском пригороде Монтре; в Лондоне эвакуировали терминал аэропорта "Гатвик" - там неизвестный угрожал пассажирам, по одним сведениям, гранатой, по другим – пистолетом; в Кале, на берегу Ла-Манша неизвестные подожгли лагерь беженцев. То есть взрывная волна пошла по Европе и превратилась в волну насилия.

И политологи делают очень жесткий вывод: все происходящее - цена, которую Европа, и главным образом, Франция, платит за дестабилизацию Ближнего Востока. Это - жатва скорби. И припоминают сейчас Франции и ее руководство операцией по свержению ливийского режима, и ее поддержку сирийской гражданской войны. Ведь к местным радикалам, которых французские спецслужбы справедливо подозревают в связях с "Аль-Каидой", добавились и те, кто уходит под черные знамена ИГИЛ - и иногда они возвращаются.

Видимо, теперь уже поздно. Более 12 лет прошло с того момента, как мир увидел злосчастную пробирку в руках тогдашнего американского госсекретаря Колина Пауэла. Уже тогда Москва предупреждала, что эти несколько миллиграммов лжи прольются со временем тоннами человеческой крови. Тогда еще можно было что-то исправить. В те годы здравый смысл еще не окончательно покинул и Германию, и ту же Францию, наотрез отказавшихся от участия в американской авантюре в Ираке. Затем Ливия и Сирия, где военные песни Запад уже пел в унисон.

Россия же все эти годы не уставала повторять, что бесцеремонность на Ближнем Востоке рано или поздно поставит мир на порог столкновения цивилизаций — страшного сценария, который еще четверть века назад казался всего лишь мрачной антиутопией.

"Агрессивное внешнее вмешательство привело к тому, что вместо реформ государственные институты, да и сам уклад жизни были просто бесцеремонно разрушены. Вместо торжества демократии и прогресса - насилие, нищета, социальная катастрофа. А права человека, включая и право на жизнь, ни во что не ставятся. Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: вы хоть понимаете теперь, чего вы натворили?" - спросил Владимир Путин на Генассамблее ООН в Нью-Йорке.

Именно так: не что вы творите, а что вы натворили! Кто тогда, в конце сентября, накануне начала российской операции в Сирии, обратил внимание на то, что Владимир Путин, выступая с трибуны ООН, говорил о роковых ошибках Запада уже в прошедшем времени? То есть все глупости, которые можно было сделать, к моменту появления российской авиации в сирийском небе, уже были сделаны. И предупреждать больше было не о чем - настало время действовать самим.

"К сожалению, никто во Франции не услышал президента Путина, равно как никто не читал документ Сергея Лаврова, представленный в Совете Безопасности, о способах вернуть мир в арабские страны. Почему? Я думаю, потому что французские руководители до последнего момента были убеждены в том, что США все еще обладают исключительной военной властью в мире, и что позиции России не существенны. Разумеется, последние события в Сирии показали, что это совершенно не так. Уже хотя бы потому, что российская армия сегодня превосходно вооружена и не уступает армии США, но, увы, Франция пока так и не смогла изменить свой взгляд на мир", - говорит французский журналист, политолог Тьерри Мейсан.

Парижские теракты ужасны, но, увы, вполне ожидаемы. За последние 5 лет Франция, не имея собственной стратегии, влезла во все конфликты в регионе. Опираясь на США и действуя зачастую исходя из тех или иных личных или корпоративных интересов, Французская республика постепенно становилась заложницей чужой игры. Игры, в которой она еще и оказалась в положении ненадежного партнера. Это хорошо заметно по последним ее рефлекторным действиям на сирийском фронте.

"Этой атакой Франция, увы, пожинает плоды своей недальновидной политики в регионе. Как минимум с 2011 года в своих действиях на Ближнем Востоке Франция, мягко говоря, была не очень разборчива в выборе средств. А зачастую и находилась с террористическими организациями в прямом тактическом союзе. Например, вспомним, нападение на Ливию, где Франция выступила союзницей "Аль-Каиды". Террористы захватывали военные склады, а Запад называл это революцией. С того момента Франция и Великобритания неоднократно поддерживали "Аль-Каиду", - говорит французский журналист, политолог Тьерри Мейсан.

Такая политика могла бы оставаться относительно безопасной, если бы Вашингтон, как раньше, играл, что называется, одной колодой. Но вышло не так. В то время как американские ястребы-неоконсерваторы продолжали ставить на старые и проверенные монархии залива, финансирующие весь спектр террористического отребья в регионе, Обама договаривался с Ираном. Это спутало все карты и вызвало ярость всех региональных игроков от Эр-Рияда до Анкары. Москва вновь призвала всех объединить усилия если не в военной операции против террористов, то хотя бы начать договариваться об условиях возможного мира, предупредив всех, что позиция Вашингтона непоследовательна и опасна.

"Я не очень понимаю, как наши американские партнеры могут критиковать действия России в Сирии по борьбе с международным терроризмом, если отказываются от прямого диалога и по важнейшему направлению, такому, как политическое урегулирование. Считаю, что эта позиция является неконструктивной. И в основе слабости американской позиции в данном случае, видимо, лежит отсутствие какой-либо повестки дня по этим вопросам. Видимо, просто не о чем говорить, но мы, тем не менее, оставляем двери открытыми и очень надеемся на конструктивный диалог со всеми участниками этого сложного процесса, в том числе и с американскими нашими партнерами", - заявил президент РФ.

Однако нас вновь не услышали. Тем временем российская военная операция в Сирии и успехи Асада на фронте подталкивали ситуацию к переговорам. Первая же встреча в Вене показала, что компромисс гипотетически возможен. Если открыто выступить против Белого Дома никто из арабских спонсоров террора пока не решается, то напомнить Франции об ее обязательствах перед союзниками из Персидского залива, к несчастью, оказалось не сложно.

"Франция должна, наконец, определить, кто ее союзники и кто враги. Ее враги - это страны, пестующие радикальный ислам, и страны, имеющие неоднозначные отношения с террористическими организациями. Союзниками же Франции должны рассматриваться все, кто борется с терроризмом", - заявила лидер партии "Национальный фронт" Марин Ле Пен.

Отношение к российскому опыту войны с террором, который еще совсем недавно в Европе считали следствием наших якобы непомерных имперских амбиций, теперь будет меняться. Трагедия в Париже, возможно, заставит наконец европейцев по новому взглянуть на тех, кого они до сих пор предпочитали называть повстанцами. А осознание этого неминуемо приведет и к пониманию того, что мы отстаиваем сейчас в Сирии.

Сразу после серии терактов, потрясших Париж, бывший премьер-министр Италии Сильвио Берлускони призвал западных политиков наконец-то прислушаться к предложениям российского лидера Владимира Путина относительно создания общей коалиции по борьбе с международным терроризмом.

"Уже несколько месяцев президент Путин настаивает на этом. Евросоюз, который в наибольшей степени столкнулся с миграционной проблемой, должен содействовать созданию коалиции России, США и Китая для осуществления военного вмешательства под эгидой ООН, чтобы искоренить раковую опухоль ИГИЛ. Однако на Западе имеет место отсутствие лидерства. Мы находимся в руках некомпетентных и бездарных людей. Они даже не поняли, что было необходимо держать границы под контролем", - сказал Сильвио Берлускони.

Случившееся действительно поставило как минимум двух лидеров ведущих стран Европы в отчаянное положение. Резня в Париже в глазах европейцев становится кульминацией миграционного кризиса, ответственность за который уже давно возложена на Ангелу Меркель и Франсуа Олланда. В Германии против канцлера играют даже ближайшие сторонники по партии, не говоря уж о партнерах по коалиции в парламенте. Во Франции резкий рост популярности правых будет вынуждать Олланда к импульсивным шагам, имитирующим его способность справиться с ситуацией.

Возможно, это и было главной целью террористов. Судорожное закрытие границ, попытка резко ужесточить условия приема беженцев или массовая высылка их за пределы Евросоюза лишь еще больше дестабилизирует Европу, но не решит проблему.

Бывший президент Франции Николя Саркози сегодня после встречи с Франсуа Олландом заявил, что в условиях войны с террором Франции нужно срочно менять акценты во внешней политике: "Нам необходимо сделать все, чтобы уничтожить "Исламское государство". Нужна широкая коалиция, в том числе, конечно, с русскими. Ситуацию в Сирии нам надо брать под контроль совместно".

По словам Саркози, в сложившейся ситуации двух коалиций быть не должно. Альтернатива очевидна — воспользоваться открывшимся сегодня саммитом "двадцатки" для создания единого фронта в борьбе с террором и начать вместе исправлять то, что натворил Запад.

http://www.voltairenet.org/article189310.html