Чрезвычайно уважаемый в мире либеральный фонд имени Фридриха Науманна провел в России социологическое исследование и пришел к выводу, что Эта Страна (™) безнадежна. Она населена ультраконсервативными гомофобами с рабской психологией.

Но есть в результатах исследования момент, который смутил немцев тем, что не вписывается в достаточно стройную картину мракобесного Мордора, а именно:

«Примечательно, что такие ультраконсервативные взгляды не находят выражения применительно к доходам членов семьи: 63,5% респондентов положительно оценили ситуацию, при которой жена зарабатывает больше мужа».

Это в свою очередь соответствует как другим исследованиям, так реальности, в которой живет большинство россиян.

ВЦИОМ опубликовал результаты свежего опроса, которые свидетельствуют о том, что россияне, в целом, совершенно благоприятно относятся к идее занятия женщиной ключевых политических и государственных постов, включая премьерский. Исключение сделано для руководства силовых структур (всего 12 процентов опрошенных поддерживают эту идею) и первого поста в государстве (32 процента).

Параллельно Россия является мировым лидером по доле женщин-менеджеров. Утверждается, что в 2016 году они занимают 45% высших управленческих позиций, что на 5 пунктов больше, чем годом ранее (40%). Не говоря уже о том, что женщины занимают такие важнейшие для страны посты, как главы Центрального Банка и Счетной палаты (про министров социального блока можно и не упоминать вовсе).

Однако данный текст посвящен не демонстрации того, как у России все хорошо в сфере эмансипации женщин, а попытке разобраться, а почему, собственно, у нас так хорошо в данном вопросе – куда лучше «в среднем по больнице», нежели в странах Запада, которые, казалось бы, являются мировым флагманом борьбы за права женщин.

Если переиначить одно остроумное высказывание, то можно сказать, что «Россия забыла об эмансипации женщин больше, чем Запад когда-либо о ней узнает».

Дело в том, что женская эмансипация у нас стала частью общего добровольно-принудительного процесса перетаскивания страны из традиционного (и даже патриархального) состояния в современность, который осуществили большевики после революции.

Разумеется, тогда, в 1920-30-е годы были эксцессы, проблемы и трагедии, связанные с выравниванием женщин в правах и социальном статусе с мужчинами. Просто на фоне прочих грандиозных процессов – ликвидации неграмотности, индустриализации, коллективизации и перестраивания всего общественного уклада – это было частью общей картины, причем не самой значительной.

В результате это привело к тому, что проблемы, которые до сих пор мучительно ощущаются и решаются в западном обществе, вообще не воспринимаются таковыми в российском, потому что решены нашими бабушками-прабабушками еще 70-90 лет назад.

Для Америки национальной гордостью являются женщины, которые во время Второй мировой войны встали за заводские станки вместо ушедших на фронт мужчин (они доказали, что женщины тоже могут работать на производстве – We can do it!). Этой теме посвящено огромное количество произведений искусства, как и тому, как больно и трудно было американкам возвращаться в статус домохозяек, когда вернувшиеся после войны мужчины вытеснили их с заводов.

Для России труженицы тыла также являются предметом гордости. Вот только причиной является не сам факт работы женщин на заводах (к началу войны в СССР в этом уже не было ничего из ряда вон выходящего), а тяжелейшие условия, в которых приходилось это делать – бомбежки, недоедания, 12-часовые смены без выходных и т.д. и т.п.

А ведь были еще женщины, служившие в армии, причем не только в тылу и на вспомогательных должностях, но и воевавшие непосредственно на передовой (радисты, снайперы, летчики), что для западного мира и сейчас-то трудно постижимо, а 80 лет назад было и вовсе немыслимым.

Много десятилетий активного социального продвижения женщин в СССР привело к тому, что равноправие полов вполне органично вписалось в общественное сознание, в остальном действительно в значительной степени традиционное.

Именно этим порождается презрительное отношение к современном феминизму в России. Причем не только со стороны мужчин (которых можно было бы обвинить в недомыслии и шовинизме), но и женщин, включая самых успешных.

Для общества, в котором женщины уже почти столетие имеют право голоса, в котором уже много десятилетий никого не удивишь женщиной врачом, инженером или министром, квоты на женское представительство в руководстве, принудительные отпуска по уходу за ребенком для отцов и иски о дискриминации выглядят имитацией равноправия, а не им самим.

Россия точно знает, что женщины могут класть шпалы, летать в космос, воевать и руководить государством. Как известно, в российской истории всего два государя удостоились приставки «Великий», одним из них была женщина и именно с ее именем связан период, который остался в отечественной историографии – ну, или мифологии – как Золотой век.

В результате российское общество давно уже переросло западное отношение к женской эмансипации, которое выглядит в наших глазах не очень умным подростковым максимализмом.

У нас в основе исконно-посконный прагматизм. Шпалы лучше пусть кладут машины. На передовой хорошо бы женщинам больше не воевать – Великой Отечественной хватило. Если женщина хочет, то она может как детей рожать и мужу борщи варить, так и транснациональной корпорацией рулить (только не стоит рассчитывать на поблажки на карьерном пути). А что касается руководства государства, то если появится подходящая кандидатура, то, сдается мне, что 68 процентов противников такого варианта легко изменят свое мнение.

Кстати, возможно, относительная легкость того, как в России утвердилось не формальное, а реальное равенство полов, связано еще и с тем, что в русском языке (одном из немногих, кстати) «мужчина» и «человек» это разные слова.

В России исторически нет сомнений, что женщина – тоже человек.

https://www.nalin.ru/strana-pobedivshix-zhenshhin-ili-pochemu-v-rossii-prezirayut-feminizm-2620