Второго июля на официальном брифинге замглавы миссии ОБСЕ Александр Хуг сделал сенсационное заявление. Его наблюдатели, на подконтрольной украинским властям территории в зоне АТО, зафиксировали наличие тяжелого вооружения, запрещенного Минскими соглашениями. В целом общий ироничный настрой большинства читателей на эту новость понятен. Что называется, не прошло и пол года, как Зоркий Глаз заметил отсутствие одной стены в его тюремной камере. Однако, думаю, не стоит торопиться с категорично негативным: ну, заметили, ну и дальше чЁ?

В сущности наблюдатели ОБСЕ это официальные западные глаза. Тот факт, что они, целый год в упор не замечавшие каких-либо нарушений с украинской стороны, сейчас вдруг официально прозрели, как раз чрезвычайно важен.

Принципиальной основой западной политической системы является базовый императив доминирования публичности. Все, что не названо открыто, не признается официально. Все политические решения, высказывания официальных или не очень лиц, газетные репортажи оперируют лишь в рамках официальной картины мира.

Нацисты из батальона "Азов" своей фашистской символикой могли обклеить хоть весь Киев, но в официальных европейских представлениях никакого фашизма на Украине не существовало. Поэтому, и вся Украина представлялась белой и пушистой страной, решившей встать на единственно правильный западный демократический путь. А что где-то кто-то что-то, так ведь враги демократии не дремлют, они не желают позволить, они исподтишка, у них ни стыда ни совести. Она вынуждена защищаться. Ей очень не хочется воевать, но приходится. В том числе и оперативно-тактическими ракетами по собственным городам.

Для принятия нужных политических решений требуется фоновая картина, создающая необходимое общественное настроение. Кто сказал, что Украина воюет строго по правилам? Так вот они, наблюдатели ОБСЕ! Они же там официально Евросоюз представляют. Они все видят, все знают. Система мышления европейцев вообще основана на признании авторитетов. Как однажды, еще в 90-х, выразился один мой знакомый британец: мы сначала тщательно выбираем, кого будем слушать, а потом верим всему, что он говорит. Потому они там весь прошлый год действительно верили в то, что Украина на Донбассе лишь отражала некое, вероятно российское (ибо чье же еще?!), вторжение, что международные нормы нарушает исключительно агрессор. И вот теперь вдруг это самое ОБСЕ их огорошило поразительным открытием.

Понятное дело, видеть и видеть - две большие разницы. Наивно думать, что наблюдатели не видели и не понимали, кто и в кого там стреляет. Это гуманитарию можно впарить, что раз снаряд летит по баллистической траектории, то, если положить пушку на бок, станет возможным стрелять за угол. Все наблюдатели ОБСЕ являются профессиональными кадровыми военными. Их подобными глупостями не провести.

Но то, что видят собственными глазами они, и то, что официально видит ОБСЕ, как организация, - сильно отличается. Она видит лишь то, что считают нужным видеть люди, скажем так, в Европе официальные решения принимающие. Тот факт, что ОБСЕ внезапно узрела недопустимый бардак именно с украинской стороны является очень важным индикатором. Раз возобладала ТАКАЯ точка зрения, значит в ЕС этого захотели. Очень похоже, что в тиши руководящих кабинетов Европы окончательно решили дистанцироваться от Украины.

Не удивлюсь, если через пару недель уже и ЕЦБ или Еврокомиссия столь же публично всплеснет руками - так вот, оказывается, какие нехорошие редиски эти украинцы. Практически по классику: сэр Порошенко - не джентльмен! И с видом оскорбленной невинности разведут руками: никаких вам денег и прочей помощи. Вы обманули наше доверие.

Собственно, устами Александра Хуга они сказали именно это, но смысл произнесенного еще дошел не до всех. Европе надоело бросать деньги на ветер. Слишком дорого для нее, никакого прибытка даже в перспективе, украинцы неисправимы в принципе. История с пропавшими деньгами, которые ЕС дал Киеву для оплаты закупки запаса газа к предстоящей зиме - наглядный тому пример. История потрясающей наглости. Для обеспечения бесперебойного транзита газа в Европу в зимний период в украинские ПГХ его надо закачать 19 млрд. м3. Украина официально уведомляет ЕС, что денег на это у нее нет. Брюссель, поворчав неделю, целевым образом требуемую сумму Киеву выделяет.

Однако ушлые ребята решают, что при помощи ряда махинаций смогут добиться от Миллера цены примерно долларов на шестьдесят ниже, чем установленная Газпромом. И тут же "куда-то девают разницу". Но Россия на такую наглость не соглашается. Оставшихся денег хватает только на 12 млрд. м3. Больше нет. И что делает Киев? С ясными глазами он снова требует от Брюсселя дать денег на недостающие 7 млрд. кубов. Сказать, что ЕС сильно изумились, значит не сказать ничего. Европе вообще стало уже не до Киева. Тут бы Грецию как-то пережить.

Это конечно не значит, что Брюссель уже завтра снимет с России санкции и, роняя тапки, прибежит в Москву мириться. Подобная резкость не свойственна международному масштабу. Но это значит, что процесс оставления Украины ее собственной судьбе стал реальностью. В ближайшем будущем его темпы только ускорятся. К слову сказать, Германия и Россия пришли к соглашению о строительстве второго "Северного потока", что полностью ликвидирует ее зависимость от газового транзита через Украину.

Очень даже может быть, что Киев с принципиально иным к себе отношением Европы столкнется уже этой осенью. А к зиме в украинском вопросе есть все основания ожидать весьма значительных перемен. Потому как отход Евросоюза делает Украину стратегически ненужной и для США. Расходование там своего дипломатического, политического и имиджевого ресурса для Вашингтона теряет смысл. А Афганистан и Ирак наглядно показывают, как в этом случае ведут себя американцы. Они уходят. Причем, быстро. Не особо волнуясь за дальнейшую судьбу отработанного материала.

http://alex-leshy.livejournal.com/554110.html