Одно из самых популярных слов в современном мире — «демократия». Как правило, под демократией понимается нечто безусловно положительное, к чему необходимо стремиться как к идеальному новому миру сроднему раю. Как при СССР жили мечтой о коммунизме, который вот-вот наступит (построение коммунизма планировалось в 1980 году), с не меньшим рвением теперь на постсоветском пространстве рассуждают об идеалах демократии. (Хотя надо заметить, что демократия, т.н. «демократический централизм», была свойственна и социализму.)

В то же время есть и немногочисленный лагерь сторонников противоположного понимания, считающих демократию нежизнеспособной и не действующей на практике. В этой статье мне бы хотелось, избегая многочисленных теорий, поделиться некоторыми мыслями на тему демократии с точки зрения практикующего в российских реалиях юриста.

Начну с того, что я полностью разделяю позицию сурового меньшинства о том, что демократия — это идеализированный теоретический вымысел, который невозможно реализовать ни буквально, ни приближённо в силу различных причин. Обратимся к определению демократии как политического режима, которому противопоставляется режим антидемократический. В научной литературе выделяют множество признаков, по которым сравнивают и различают два вида режимов.

На мой взгляд, ключевым признаком является соотношение прав и свобод человека и гражданина с правами государства. При демократии на первом месте стоят именно права человека, и именно права человека являются ключевым аргументом в риторике сторонников демократии. Поэтому демократический режим можно определить так: «Я имею право» (и частный случай: «Я имею право выбирать»). Тогда определение антидемократического режима таково: «1. Начальство всегда право. 2. Если начальство не право, см. п.1».

Прямым последствием внедрения демократии на территории государства является, как я позволила себе назвать по аналогии с заболеванием, «демократия головного мозга». Для лучшего понимания этой проблемы, вынесенной в заголовок, сначала тезисно изложу некоторые причины, мешающие установлению фактической (а не номинальной) демократии.

Тезис №1. Демократические выборы на деле являются конкурсом фольклора.

Предвыборная гонка обычно сводится к разнообразным декларациям кандидатов о способах и методах, которыми кандидаты планируют окунуть электорат в лучшую жизнь. И обычно, по факту окунают совсем не туда, куда обещали. Почему так получается? Существует авторитетное понимание (https://zakon.ru/blog/2013/1/28/mify_o_racionalnom_izbiratele_i_demokratii_recenziya_na_knigu_b_kaplana_i_nekotorye_svoi_mysli), что 99% людей в западных странах абсолютно невежественны в 99% вопросах экономической политики. Есть ли основания считать, что в России иначе — на мой взгляд, таких оснований нет. Предвыборная программа, написанная языком экономических и юридических терминов, какая бы расчудесная и эффективная она ни была, заранее обречена на провал. Просто потому, что электорат в ней ничего не поймёт, а за непонятно что голосовать не будет.

Поэтому список кандидатов из узкого круга специалистов расширяется до безобразно большого количества артистов, способных простыми понятными словами нарисовать картинку будущего. Или вообще по-простому призвать: «Голосуй сердцем!» При этом ценность голоса на выборах у доктора экономических наук и у слесаря-сантехника одинакова. В итоге получаем, что вероятность специалисту оказаться в органах управления государством, опираясь только на свои экономико-юридические знания, опыт, навыки и умения, стремится к нулю и совершенно не зависит от его профессиональных качеств.

Тезис №2. Сперва нужно подготовить почву (общественное мнение), а затем уже что-то садить (выбирать кандидатов).

Речь о рекламе, с которой в целом всё понятно, и PR — public relations. Не тот пиар, за который в России обычно выдают вид рекламы, т.е. некий комплекс мероприятий, направленный на продвижение товара «тонкими» методами. А пиар, «отцом» которого считается Айви Ли (http://www.e-reading.club/bookreader.php/89891/Levchenko_-_Li_Aiivi._Pomoshchnik_Dzh._Rokfellera.html), сформулировавший основные принципа пиара.

Основная цель пиара — посредством СМИ сместить акцент с негативных фактов о ком-либо на позитивные и, тем самым, заставить общественность делать выбор, не придавая большого значения негативным фактам. (Подробнее о разнице между рекламой и пиаром здесь: http://www.pro-reklamu.ru/book/PR) Яркой иллюстрацией того, как работают пиарщики, является художественный фильм «Хвост виляет собакой» (в другом переводе «Плутовство» — категорически рекомендую всем, кто интересуется политическим пиаром). Правильно подготовленный пиарщиками гражданин — как ослик с привязанной перед его носом морковкой, сосредоточен на узком спектре «нужных» фактов и зашорен от остальных.

При этом, разумеется, совсем не обязательно, что победивший на выборах кандидат окажется никчёмным и преследующим только свои корыстные интересы. Речь идёт только о том, что при демократическом устройстве системы выборов вероятнее победит тот, нанятые кем пиарщики сработают более профессионально, поскольку на каждого кандидата можно найти либо создать компромат. И отсюда же, применительно к России, вытекает следующий вывод о том, что статья 32 Конституции РФ, конечно, даёт гражданам равное право быть избранными в органы власти, но практически победить в выборах без должного финансирования на уровне хотя бы города невозможно.

Тезис №3. Совокупность личных прав индивидов — это хаотически изменяющаяся динамическая система, по умолчанию не способная к равновесию.

Когда собирается относительно большое количество людей, имеющих какое-то право, обязательно возникает конфликт интересов и попытки перетянуть одеяло на себя. Для решения этой проблемы при демократическом режиме есть механизм кворума, методики подсчёта голосов при принятии решений и т.п. Однако на практике находятся лица, оставшиеся в меньшинстве и стремящиеся получить нужное им решение в обход большинства. И тогда в дело идут как явно противозаконные методы, включая злоупотребление правом, так и методы уговоров и скрытого воздействия. Степень лоббирования своих интересов зависит от разных факторов и, как правило, коррелирует со степенью независимости голосов лиц, участвующих в принятии решения.

Можно, конечно, возразить, что для решения споров о правах существует суд. Но, во-первых, в суд попадает лишь крошечная часть всех возникающих споров, и, во-вторых, в суде также важную роль играет вопрос финансирования судебных расходов и расходов на представителя. Можно привести и примеры того, какие в «продвинутых» демократических странах бывают гигантские компенсации за причинённый гражданину вред. И если причинитель вреда после выплаты компенсации, что весьма вероятнее, обанкротится, то потенциальный вред от банкротства не берётся в расчёт (например, потеря работниками рабочих мест со всеми возможными неблагоприятными последствиями, или роль обанкротившегося предприятия в экономике региона, включая уплату налогов).

Тезис №4. В демократии заключён внутренний парадокс — она всегда в антагонизме с государством.

При демократии декларируется принцип: государство для человека, а не человек для государства. А значит, государство вынуждено балансировать и подстраиваться под комплекс прав и свобод отдельных граждан, что создаёт как непреодолимые организационные препятствия, так и значительные финансовые трудности. Чем демократичнее государство, тем сложнее законодательство, тем больше бюрократии. Чем демократичнее государство, тем выше уровень преступности. Здесь же стоит упомянуть и популярное заблуждение: «Я плачу налоги, а значит, я плачу вам (чиновникам) зарплату».

Проанализировав изложенные тезисы, можно сделать вывод, что система демократии в теории и на практике суть две радикально разных системы. При этом основная масса населения, вдохновлённая идеями демократии о своих правах и свободах, не способна вникнуть в глубину процессов, реально происходящих в государстве. Что на практике довольно часто приводит к особому состоянию ума и сознания человека — демократии головного мозга. Идеи демократии, попадая в неподготовленные умы, деформируют мышление человека и приводят, как правило, к двум пограничным состояниям.

1. Если нет ответственности, значит имею право. Для иллюстрации этого состояния приведу несколько примеров из жизни:

а) Житель многоквартирного дома бросил окурок с балкона — «я же плачу за уборку двора».

б) Водитель припарковался так, что занял два парковочных места — «имею право и точка» или «это общественное место».

в) «Любимое» нарушение водителей — превышение установленной скорости движения до 20 км/ч, за которое не наказывают.

Один из самых популярных вопросов наших заказчиков: «Если я этого не сделаю (т.е. чего-нибудь, что требует закон), что мне за это будет?». Расширяя п.1, следует отнести к нему незначительные по сумме штрафа административные правонарушения, наказание за которые может восприниматься как аналог налога или госпошлины. Сюда же включаются гражданские и административные правонарушения, за которые «ничего не будет» или «не смогут доказать». Очень трудно донести до заказчиков, почему нужно делать по закону и тратиться, если можно нарушить и сэкономить с минимальной, на их взгляд, вероятностью привлечения к ответственности.

2. Если имею право, значит мне кто-то должен. Или — имею право, и мне безразлично, кто и как позаботиться об этом.

В этой мыслительной конструкции демократически настроенный индивид заменяет понятие «обязан» как составную часть обязательства, обеспеченного силой государственного принуждения, на понятие «должен» как некое морально добровольное согласие соблюдать чужие права по факту их существования. Иллюстрации этого состояния можно встретить буквально на каждом шагу, в бесконечных разговорах населения о том, как и что должны для них делать государство, госорганы, Президент РФ, губернатор, мэр, чиновники, список длинный.

Как следствие, именно государство (и далее по списку) виноваты в том, что права граждан не соблюдаются. Однако при этом упускается из виду, что конструкция обязательства предполагает защиту своих прав, т.е. активную позицию самого гражданина. Пассивность же основной массы населения, на мой взгляд, как нельзя лучше описывается одним из законов окружающего нас мира.

Закон природы. Любая замкнутая система стремится к минимуму своей потенциальной энергии.

Потенциальную энергию называют также энергией взаимодействия тел. В переводе на русский, принцип минимума потенциальной энергии звучит так: лучше сидеть, чем стоять, и лучше лежать, чем сидеть (~© Чёрчилл). От себя добавлю крайнюю вариацию: лучше сидеть за компьютером и лежать перед телевизором (или наоборот, по желанию).

Человек, поражённый страшным недугом демократии головного мозга, практически не поддаётся переубеждению. Если вы вступаете с ним в мировоззренческую дискуссию или обсуждаете новости за кружкой чая, то особенности его мышления вряд ли помешают вашей деятельности. Но что делать, если голос такого человека необходим для принятия нужного вам решения? Для иллюстрации приведу пример ситуации, которая сложилась в моём доме.

Пример №1. Торжество демократии на примере многоквартирного дома из 13 подъездов.

В течение многих лет наш дом «обслуживала» управляющая организация (УО), которая, без преувеличения, ничего не делала. Раз в 2-3 года УО банкротилась, на её месте создавалась новая УО с похожим названием, коллектив старой УО дружно перемещался в новую УО. Однажды несколько активистов из нашего дома решили — доколе?! И организовали собрание собственников МКД на тему смены УО. В качестве нового кандидата, предложили единственную в нашем городе УО, о которой среди населения многочисленные положительные отзывы. Казалось, успех в кармане, но не тут-то было.

Собственники, явно искренне считающие себя гражданами демократической страны (а значит, имеющие веское мнение наравне с остальными), собрались во дворе дома и затеяли нешуточный спор. Помимо отдельно звучащих голосов о том, что «есть же предписание жилинспекции, и старая УО должна его, наконец, исполнить» или «нам же в очередной раз обещали ремонт, а если мы выберем новую УО, то зря платили деньги старой», основные разногласия были о вполне демократических вещах.

Собственница из 4-го подъезда хотела, чтобы новая УО в первую очередь отремонтировала фасад 4-го подъезда. Собственница с первого этажа хотела, чтобы в первую очередь очистили и отремонтировали подвал. Собственница с последнего этажа хотела, чтобы в первую очередь починили протекающую крышу. Были и голоса о том, что «скиньтесь деньгами и сами отремонтируйте подъезд» и «с чего вы взяли, что новая УО будет лучше, лично я о ней ничего не знаю». Собрание закончилось ничем. Сменить УО нам всё-таки удалось, через год, но на этот раз всё сделали через заочное голосование.

Если вы вдруг считаете, что 13 подъездов это слишком много и, поэтому, не показательно, приведу другой пример.

Пример №2. Торжество демократии на примере многоквартирного дома из 1 подъезда, в котором 19 квартир.

Дом строился как кооперативный, на средства собственников. Сами собственники, в основном, бывшие коллеги и хорошо друг друга знают, все имеют стабильный отвратительно высокий доход, некоторые из них известные люди в городе. Один из собственников, наш заказчик, решил избавиться от надоевших УО и, чтобы не «заморачиваться» с ТСЖ и не переплачивать лишние деньги, организовать в доме непосредственное управление собственниками. Мотивация была такая, что собственников мало, все друг друга знают, люди порядочные и надёжные, поэтому проблем быть не должно. Так думал наш заказчик, когда начал продвигать эту инициативу у соседей.

Однако его энтузиазм быстро иссяк, когда соседи, явно искренне считающие себя гражданами демократической страны, с каждой жалобой и претензией начали обращаться к нему. От «протекает труба в ванной» до «почему так дорого за домофон». Логика соседей была примерно такая: ты активист, ты хотел, вот ты и отвечай («мы имеем право, а ты нам должен»). Жалобы и претензии быстро перетекли в обвинения, и наш заказчик очень скоро почувствовал себя козлом отпущения за все грехи текущей УО и, в перспективе, за все грехи непосредственного управления (т.е. уже его личные грехи). Порадовавшись тому, что не успел отказаться от текущей УО, наш заказчик расстался с мыслью о непосредственном управлении.

Есть и много других примеров, которые можно привести. Осталось разобраться, как же бороться с такими проявлениями демократии, если успех вашего дела зависит от решения демократически мыслящих индивидов. По моему опыту, при состоянии №1, когда ответственность мала, не очевидна или отсутствует, вероятность переубедить человека стремится к нулю. Для состояния №2 приведу некоторые методы, которые с той или иной степенью успеха используются мной:

1. Избегать массовых собраний для принятия решений, решать вопрос индивидуально с каждым. В этом случае человек не идёт открыто против большинства и легче соглашается с аргументами.

2. Использовать технологии пиара при убеждении — преуменьшать значимость препятствий, мешающих принятию решения; сосредоточивать внимание на положительных изменениях. Иногда эффективно «загрузить» реципиента непонятными ему терминами и ссылками на статьи законов, показав, что он слабо разбирается в законодательстве, а значит уязвим.

3. По возможности, минимизировать участие в мероприятиях заказчиков и лиц, необходимых для принятия решения. В идеале свести их участие только к техническому подписанию необходимых документов.

4. Заранее продумать план нейтрализации жалоб и упрёков, которые обязательно будут при любом исходе.

Коллеги, а какими антидемократическими методами пользуетесь вы?

Источник: http://vk.cc/5r2BpE