Макиавелли писал, что стремясь понять политику и историю человеческих социумов, многое можно объяснить в терминах вечного конфликта между двумя фундаментальными желаниями. Одно из них – желание высших классов (grandi, гранди) – т.е. сверхбогатых, обладающих высшей властью – защитить своё богатство и свою власть, и накопить больше богатства и власти.

Другое желание – желание простых граждан – т.е. тех, у кого нет ни сверхбогатства ни сверхвласти – жить в условиях мира и свободы, без нападений хищных высших классов. Как отмечал Джон Маккормик (John McCormick), Макиавелли считал, что хищные действия олигархов – самая серьёзная угроза свободе и благополучию простых людей.

Макиавелли был прав. Многое изменилось, но то, что было верно тогда, остаётся верным и сегодня. Олигархические аппетиты – огромная угроза свободе и независимости. Макиавелли своими трудами пытался убедить стоящих на вершине власти, что олигархическую жадность необходимо обуздать; его критика олигархического господства часто понимается неправильно.

Кого считать олигархами сегодня, в нашем корпоратизированном и финансиализированном мире? Это сверхбогатые и вообще те, кто руководит крупными скоплениями богатства, даже если не владеют ими, или если владеют только их частью, как например, директора транснациональных корпораций и финансовых фирм.

В прошлом свехбогачи часто непосредственно участвовали в правлении. Они были принцами и королями, сенаторами и военачальниками, или занимали другие важные должности. В наше время такое прямое участие встречается сравнительно редко, особенно при демократических режимах. Тем не менее, рычаги политической власти остаются в жёстких руках олигархов.

В анализе Джеффри Уинтерса (Jeffrey Winters) современные демократии называются гражданскими олигархиями. Чтобы подчеркнуть их противоречивую природу, мы предпочитаем называть их просто олигархическими демократиями.

Огромные богатства позволяют олигархам захватывать выборно-представительские институты современных демократий. Механизмы олигархического захвата власти меняются от одной страны к другой, но они прочно и надёжно укрепились в большинстве, если не во всех, современных демократиях. Среди этих механизмов – откровенно незаконные формы коррупции, а также различные действия, которые разрешены действующими законами и типичны для выборно-представительских режимов. Вот самые известные механизмы олигархического захвата власти:

1. Богатство легко трансформируется в лоббирование власти и, таким образом, в способность продавливать законодательный процесс в выгодном для сверхбогатых направлении.

2. Победа в избирательной кампании всегда была очень дорогой покупкой, а теперь она стала особенно дорогой. Поэтому поддержка сверхбогатых людей и корпораций очень важна для политиков. Значит маловероятно, что человек, враждебно выступающий по отношению к интересам сверхбогачей, сможет выиграть выборы. И это объясняет, почему регуляторы (которые назначены избранными политиками) настолько сильно связаны с олигархическими группировками.

3. Избранные политики (и регуляторы) знают, что после окончания службы в правительстве они могут запросто устроиться на хорошо оплачиваемые места консультантов и советников в крупных фирмах. Это серьёзно стимулирует их проводить политику и принимать законы, которые удовлетворяют интересам олигархов.

4. В прошлом, короли, принцы и сенаторы часто вынуждены были делать то, что требовали от них супербогачи (часто банкиры), которым они должны были деньги, потраченные на финансирование развлечений, строительств и войн. В наши дни, финансовые рынки и финансовые гиганты, которые обладают непропорциональной властью на этих рынках, оказывают аналогичное влияние на верховных политиков, благодаря участию в финансировании государственных долгов. Более того, финансовые гиганты контролируют рейтинговые агентства, которые публикуют кредитные рейтинги государств-заёмщиков.

Олигархическое влияние на политическую власть может быть слабым и сильным. Томас Пикетти (Thomas Piketty) недавно написал, что богатство и неравенство доходов достигло чрезвычайно высоких уровней с начала XX века - после снижения в середине XX века из-за Первой мировой войны, Великой депрессии и Второй мировой войны.

Эти события разрушили значительное количество экономических ресурсов, и, так как эти ресурсы были сконцентрированы в руках олигархов, это стало серьезным проигрышем олигархической власти. Олигархическая власть временно ослабла. В выборно-представительких демократических режимах это привело к политике, которая, по крайней мере отчасти, отстаивала интересы обычных граждан.

К концу 1970-х, примерно через 30 лет после окончания Второй мировой войны, олигархи оправились от нанесенного удара. Богатство и неравенство доходов снова начали расти, а выборно-представительские институты демократических стран были быстро захвачены (или перезахвачены).

Олигархическое влияние на политическую власть снова стало жёстким. Это привело к политике, которая отстаивала интересы сверхбогачей (и корпораций и финансовых фирм), а это, в свою очередь, привело к застою и ухудшению условий жизни обычных граждан. За последние 35 лет многие демократические страны столкнулись с новыми законами, которые привели к:

а) приватизации базовых услуг и государственных ресурсов;

б) устранению программ помощи самой бедной части населения;

в) отмене государственного регулирования, в результате чего многие компании (в том числе крупнейшие загрязнители и финансовые фирмы, считающие себя «слишком большими, чтобы проиграть») начали эксплуатировать государственные ресурсы, перекладывая бремя затрат и рисков на общество (это называется «приватизацией прибыли и национализацией затрат»);

г) новым фискальным механизмам, которые снизили налоги для сверхбогатых и корпораций;

д) ограничению права людей на протесты против несправедливых социальных, экономических и трудовых условий.

Один из тревожных аспектов этой тенденции – глобализация, новые технологии и новые ультра-запутанные финансовые инструменты сильно увеличили возможности олигархов по отбору ресурсов у обычных людей, семей, сообществ и даже планеты Земля, на которой все мы живём. Олигархическое господство – это раковая опухоль, которая разрушает жизнь людей и планеты.

Ещё один тревожный аспект – в результате усиления власти олигархов всё больше и больше обычных людей оказываются за границами экономической и политической жизни. Саскиа Сассен (Saskia Sassen) пишет, что хотя это явление принимает различные формы в различных частях мира, оно имеет место в большинстве стран. И этот процесс абсолютно противоположен тому, что происходило в экономике и политике после Второй мировой войны, когда олигархи были ослаблены.

Мысль о том, что огромное экономическое неравенство совместимо с настоящей демократией и политическим равенством – миф. Этот миф выгоден сверхбогачам и большим корпорациям. И именно поэтому они распространяют подобные мифы. Олигархическая демократия – не настоящая демократия.

Политическое равенство и настоящая демократия – в данный момент лишь идеалы, за которые мы должны бороться. Политические институты, поддерживающие олигархическую власть, необходимо уничтожить или радикально преобразовать.

Чем богаче и сильнее становятся олигархи, тем больше у них появляется возможностей для накопления дополнительного богатства и захвата политической власти. Вот почему так важно остановить водоворот быстро растущего неравенства, прежде чем станет слишком поздно для демократии и всей нашей планеты.

Макиавелли писал, что ограничение аппетитов сверхбогачей и власть предержащих очень важно для защиты свободы и счастья всех людей. Мы должны обратить внимание на его мысли.

http://antizoomby.livejournal.com/404009.html