Выступая на днях в парламенте, премьер-министр Японии Синдзо Абэ подчеркнул, что японское правительство выдвигает на переговорах с Россией требование «вернуть» не только самые большие и освоенные острова Курильской гряды, но и окружающую их акваторию. Такая постановка вопроса не случайна, ибо, если получение суверенитета над сушей островов во многом диктуется желанием пересмотреть итоги Второй мировой войны, восполнить утраченное в результате агрессивной политики милитаристской Японии, «восстановить лицо» гордой японской нации, то акватория вокруг островов — это весьма ценный хозяйственный объект.

В силу географического положения островного государства и особенностей рациона японцев отрасль рыболовства занимает особое место в экономике Страны восходящего солнца. Не случайно, что именно вокруг рыболовства наиболее часты трения Японии с соседними государствами, будь то Китай, Корея или Россия. Именно поэтому в 1956 году переговоры с тогдашним руководителем Советского Союза Никитой Хрущевым о восстановлении дипломатических отношений были поручены министру рыболовства, сельского и лесного хозяйства Итиро Коно. И именно стремление урегулировать рыболовные отношения, получить квоты на вылов рыбы в советских водах в значительной степени подвигло 60 лет назад подписать, а затем ратифицировать Советско-японскую совместную декларацию.

Хозяйственная значимость Курильских островов неизмеримо возросла в связи с введением в 1977 году в мире 200-мильных экономических зон. Ибо после этого нововведения японскому правительству, заботясь об интересах рыболовных кругов страны, пришлось ежегодно заключать с Москвой соглашения по квотам и условиям добычи рыбы и морепродуктов.

Район южных Курил является местом, где отмечается довольно редкое явление, именуемое апвеллинг (от англ., up — наверх и well — хлынуть), а именно зоной встречи теплого и холодного морских течений. В результате происходит подъем на поверхность глубинных холодных вод, насыщенных питательными элементами. Это привлекает сюда огромные стада рыб. Считается, что на планете подобных мест всего десять. По существующим данным, общие запасы морепродуктов и других возобновляемых биоресурсов в регионе Южных Курил составляют более 5 млн тонн, а общедопустимые уловы — 800 тыс.тонн. Фактически же среднегодовые объемы вылова морепродуктов составляют 1−1,2 млн тонн. Стоимость добываемых ресурсов превышает 4 млрд долларов. Здесь в больших количествах добываются минтай, треска, навага, камбала, окуни, сайра, скумбрия, лосось, анчоус, тунцы, крабы, креветка, морские ежи, гребешок и многие другие виды.

Курильские острова располагают мощной сырьевой базой для развития производства биофармацевтической продукции. В настоящее время существуют уникальные отечественные и зарубежные технологии по переработке имеющихся в изобилии в водах Курил бурых, красных и зеленых водорослей, из которых изготавливаются весьма ценные биопрепараты. Единственная промысловая база в России по добыче анфельции (сырья для производства агара) имеется только на о. Кунашир в заливе Измена. Потребность России в агаре — 3000 тонн, применение его — от кондитерской до оборонной промышленности. Из-за неразвитости собственного производства агара до последнего времени тратилось ежегодно более 10 млн долларов на его закупку за рубежом.

Если площадь островов, именуемых Токио «своими северными территориями», составляет около 5 тыс. кв. км, то акватория, которую желает получить Япония по мирному договору, составляет 210 тыс. кв. миль. А это означает, что в случае удовлетворения японских территориальных претензий уже не Япония, а Россия вынуждена будет платить за ведение промысла в данном обширном и богатом ресурсами районе. Да еще вопрос, разрешит ли Япония русским конкурировать здесь с японскими рыбаками. Мы уж не говорим о том, что, получив острова, японские браконьеры смогут использовать разделяющие их проливы для свободного доступа в ныне внутреннее для России Охотское море.

Курильские острова и омывающие их воды имеют важное военно-стратегическое значение для обороноспособности нашего государства. Они являются частью границы РФ, которая не только служит линией пограничного размежевания с Японией, но и представляет собой естественный передовой рубеж защиты всего дальневосточного побережья России, позволяющий контролировать всю акваторию Охотского моря, обеспечивать свободный выход российского военно-морского флота в Тихий океан. При этом особую важность имеют незамерзающие и глубоководные проливы между южнокурильскими островами, на которые претендует Япония.

С другой стороны, при рассмотрении военно-стратегического аспекта ситуации в зоне южнокурильских островов следует исходить из того, что Япония является военным союзником США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а в последнее время и в глобальном масштабе. Совместно с США продолжается проведение различных мероприятий оперативной и боевой подготовки японских вооруженных сил в районах так называемого передового базирования, в том числе близ границ Российской Федерации, осуществляется программа создания у наших рубежей американской системы ПРО.

Обретение союзной США Японией территории Курильских островов и проливов между ними позволит создать здесь японские и американские военные объекты, получить доступ надводным и подводным кораблям в Охотское море, что неизбежно осложнит оперативную обстановку, заставит российское руководство выделять немалые дополнительные средства для обеспечения обороноспособности страны на этом направлении. Заверения же японских политиков в том, что этого не произойдет и острова и акватория вокруг них будут демилитаризованы, в наши дни не могут иметь стопроцентной гарантии. Достаточно примера того, как наши «западные партнеры» легко нарушили и продолжают нарушать обещание не расширять НАТО на Восток.

Хотелось бы верить, что на переговорах с Японией изложенные выше соображения в должной мере принимаются во внимание.

https://regnum.ru/news/polit/2188223.html