Главный архитектор вашингтонского плана по управлению миром отказался от этой схемы и призвал к выстраиванию связей с Россией и Китаем. Хотя статью Збигнева Бжезинского  в The American Interest под названием «К глобальной перестройке» СМИ по большей части игнорируют, она демонстрирует, что влиятельные члены политического истеблишмента более не считают, что Вашингтон будет настойчиво стремиться расширить гегемонию США по всему Ближнему Востоку и Азии.

Бжезинский, бывший главным сторонником этой идеи, который и создал план имперского расширения в своей книге 1997 года «Великая Шахматная Доска: американская политика и её геостратегические императивы», совершил поворот на 180 градусов и призвал к резкому изменению стратегии.

Вот отрывок из статьи в American Interest:

«Поскольку эра их глобального доминирования заканчивается, США необходимо возглавить перестройку архитектуры глобального влияния.

Пять основных фактов, касающихся появления перераспределения глобального политического влияния и резкого политического пробуждения на Ближнем Востоке стали сигналом появления нового глобальной перестройки.

Первый из них состоит в том, что США всё ещё остаются наиболее мощной в политическом, экономическом и военном смысле организацией, но, учитывая комплекс геополитических сдвигов региональных балансов, они более не являются глобальной имперской державой»

«К глобальной перестройке», Збигнев Бжезинский, The American Interest.

Повторим: «США более не являются глобальной имперской державой». Сравните эту оценку с заявлениями Бжезинского, сделанными много лет назад в «Шахматной доске», когда он утверждал, что США — «ведущая мировая держава».

«... Последнее десятилетие двадцатого века стало свидетелем тектонических сдвигов в мировых делах. Впервые появилась не европейская держава не только как ключевой арбитр евразийских властных отношений, но и как основная мировая сила. Поражение и коллапс Советского Союза стал финальным шагом быстрого подъёма влияния Западного полушария, США, как единственной и поистине первой истинно глобальной державы»

— «Великая Шахматная Доска: американская политика и её геостратегические императивы», Збигнев Бжезинский, Basic Books, 1997, стр. 13.

А вот ещё из статьи в AI:

«Факт есть факт, никогда не существовало поистине «доминирующей» глобальной силы до появления Америки на мировой сцене... Решающей новой глобальной реальностью стало появление на мировой сцене Америки, как одновременно самого богатого и наиболее мощного в военном смысле игрока. В последние годы 20 столетия никакая иная держава к такому даже не приблизилась. Эта эра теперь заканчивается». (AI)

Но почему «эта эра теперь заканчивается»? Что изменилось с 1997 года, когда Бжезинский считал США «единственной мировой державой»?

Бжезинский указывает на усиление влияния России и Китая, слабость Европы и «резкое политическое пробуждение пост-колониальных мусульманских стран», как на непосредственные причины этого внезапного обратного хода. Его комментарии по исламским странам весьма поучительны в той части, где он дает рациональное объяснение терроризму вместо типичных правительственных стереотипов о «ненависти к нашей свободе». К его чести Бжезинский считает вспышку террора «исходящей из исторических горестей» («глубокого ощущения несправедливости»), а не бессмысленным насилием фанатиков-психопатов.

Естественно, в краткой  статье из 1500 слов Бжезинский не мог осветить все проблемы (или угрозы), с которыми США могут столкнуться в будущем. Но очевидно, что его больше всего тревожит усиление экономических, политических и военных связей между Россией и Китаем, Ираном, Турцией и другими государствами Центральной Азии. Это основная часть его озабоченностей, в действительности, он даже предвидел проблему, когда в 1997-м писал  свою «Шахматную доску». Вот, что он говорил:

«Отсюда, США, возможно, придется решить, как иметь дело с региональной коалицией, которая ищет возможности вытолкнуть Америку из Евразии, а, следовательно, угрожает статусу Америки, как глобальной сверхдержавы». (стр. 55).

«...Говоря в терминологии, которая возвращает нас в жестокие времена древних империй, три великих цели имперской геостратегии состоят в том, чтобы предотвращать заговоры и поддерживать подчинённое положение в вопросах безопасности среди вассалов; удерживать данников уступками и защитой; и удерживать варваров от объединения». (стр.40).

«... воспрепятствовать тайным соглашениям.... среди вассалов». Этим всё сказано, не правда ли?

Безрассудная внешняя политика администрации Обамы, в частности — свержение правительств в Ливии и на Украине резко увеличило скорость, с которой формируются антиамериканские коалиции. Иными словами, противники Вашингтона появились в ответ на поведение самого Вашингтона. Обама может винить в этом лишь самого себя.

Президент Российской Федерации Владимир Путин ответил на рост угрозы региональной нестабильности и размещение сил НАТО у границ России укреплением альянсов со странами по периметру России и на Ближнем Востоке. В то же время Путин и его коллеги по БРИКС организовали альтернативную банковскую систему (Банк БРИКС и AIIB), которые в итоге бросают вызов системе доминирования доллара, составляющей основу глобальной мощи США.

Вот почему Бжезинский сделал быстрый разворот на 180 градусов и отказался от плана гегемонии США — потому, что он встревожен угрозой усиления влияния системы, основанной не на долларе, среди развивающихся и неприсоединившихся стран, которая заменит олигополию западных Центральных Банков. Если такое произойдёт, США прекратят удушение глобальной экономики, а системе вымогательства, в которой клочки зелёной бумаги обмениваются на ценные товары и услуги, придёт конец.

К несчастью, более осторожному подходу Бжезинского вряд ли последует фаворит президентской кампании Хиллари Клинтон, которая твёрдо верит в имперскую экспансию силой оружия. Именно Клинтон впервые ввела в стратегическую лексику слово «поворот» в речи 2010 года под названием «Тихоокеанское столетие Америки». Вот отрывок из той речи, опубликованной в журнале Foreign Policy :

«Поскольку война в Ираке утихает, и Америка начинает выводить свои силы из Афганистана, США оказываются на перепутье. За прошедшие 10 лет на тех двух театрах действий мы локализовали огромные ресурсы. В следующие 10 лет нам надо быть рассчётливо и систематично подходить к тому, куда мы вкладываем время и энергию, чтобы оказаться к лучшем положении для сохранения своего лидерства, обезопасить наши интересы и продвигать наши ценности. Одна из наиболее важных задач государственного управления Америки в следующем десятилетии будет состоять в том, чтобы закрепить существенно возросшие инвестиции — дипломатические, экономические, стратегические и другие — в азиатско-тихоокеанском регионе...

Использование роста Азии и её динамичности представляет собой основу американских экономических и стратегических интересов и является ключевым приоритетом для президента Обамы. Открытые рынки в Азии обеспечивают США беспрецедентные возможности для инвестиций, торговли и доступ к передовым технологиям... Американским фирмам необходимо освоить обширную и растущую потребительскую базу Азии...

Регион уже производит более половины глобальной продукции и держит почти половину глобальной торговли. Когда мы стремимся достичь цели, поставленной президентом Обамой, удвоения к 2015 году своего экспорта, мы ищем возможности вести ещё больше дел с Азией... и возможности наших инвестиций на динамичных рынках Азии».

— «Тихоокеанское столетие Америки», госсекретарь Хиллари Клинтон, Foreign Policy Magazine, 2011.

Сравните слова Клинтон с «Шахматной доской» Бжезинского 14 годами ранее:

«Для Америки главным геополитическим призом является Евразия... (стр.30) ... Евразия — крупнейший континент на Земле и становой хребет в геополитическим смысле. Держава, доминирующая в Евразии, контролировала бы два из трёх наиболее передовых и экономически продуктивных регионов.

… Около 75% населения мира проживает в Евразии, там же находится большая часть мирового физического богатства, и в виде предприятий, и в виде подземных ресурсов. Евразия обеспечивает 60% мирового ВВП и почти три четверти известных мировых энергетических ресурсов» (стр.31)

Стратегические цели идентичны, единственное отличие в том, что Бжезинский подкорректировал курс, основываясь на изменении обстановки и растущем сопротивлении американскому запугиванию, доминированию и санкциям. Мы ещё не дошли до переломного момента для превосходства США, но этот день приближается быстро, и Бжезинский это понимает.

И наоборот, Клинтон целиком и полностью привержена расширению гегемонии США в Азии. Она не понимает рисков, которые это создает для стран всего мира. Она собирается настаивать на вмешательстве до тех пор, пока колеса американской военной машины не застрянут намертво, что — судя по её гиперболизированной риторике — вероятно, произойдет ещё в её первый срок пребывания на посту.

Бжезинский предлагает рациональный, но своекорыстный план  уступок, минимизации будущих конфликтов, ухода от ядерного столкновения и сохранения глобального порядка (ака  «долларовой системы»). Но последует ли его совету кровожадная Клинтон?

И не подумает.

http://polismi.ru/politika/sled-anakondy/1464-razbitaya-shakhmatnaya-doska.html