Выступая 27 мая на международном юридическом форуме, премьер Дмитрий Медведев (сам юрист по образованию) не без иронии отметил, что антироссийские санкции обогатили его международно-правовой кругозор.

При этом глава правительства напомнил, что «наша страна систематически работала в условиях санкций», хотя во времена СССР правовая система отличалась от нынешней. «Теперь наше российское законодательство — часть сложной мировой системы международно-правовых отношений, и любой неправовой метод воздействия всегда сказывается на состоянии права в целом»,– подчеркнул премьер.

Как известно, в конце июня на саммите ЕС должно быть принято окончательное решение по поводу продления т.н. «секторальных санкций» в отношении России. Учитывая, что лидеры Евросоюза увязали вопрос об отмене санкций с окончательным разрешением конфликта на Украине (ответственность за продолжение которого, по их мнению, несет Россия), в негативном для РФ результате общеевропейских санкционных прений сомневаться не приходится. Несмотря на то, что за год действия секторальных ограничений и ответного продовольственного эмбарго со стороны Москвы, в Европе возникла антисанкционная фронда.

Она состоит из тех стран, которые в наибольшей степени пострадали от ответных мер со стороны России. Среди них выделяются Греция, Кипр, Венгрия. Лидеры этих стран неоднократно высказывались за прекращение экономической войны, которая приносит убытки всем её участникам, нисколько не способствуя урегулированию украинского конфликта. Однако в условиях жесткого диктата со стороны Вашингтона и Брюсселя, можно не сомневаться, что на саммите ЕС «протестантов» заставят одобрить решение о продлении санкции (в ЕС оно принимается на основе консенсуса).

Тем не менее, Россия могла бы попробовать сформировать пул лояльных себе стран, проводя дифференцированную политику ответных мер. Россельхознадзор уже проинспектировал ряд агропромышленных предприятий Кипра, Греции и Венгрии, дав добро на поставку плодоовощной продукции из этих стран. Теперь дело остается за политическим решением. Выступая на форуме, Дмитрий Медведев обратил внимание, что «наши действия … будут эквивалентными и будут основаны на действии наших партнеров из других стран». Из этой фразы не совсем понятно, как отреагирует Россия на общеевропейское решение продолжить санкционную политику в её отношении. Поскольку решение ЕС будет иметь консенсусный характер, это, по идее, предполагает, что ответные меры коснутся каждой страны, которая «подписалась» под ним.

Однако в сложившейся ситуации было бы гораздо продуктивнее действовать выборочно, поощряя лояльность европейских «раскольников». Пока российские власти придерживаются малообоснованных (после того, что произошло с подачи Запада на Украине) джентльменских правил игры. Так, например, российский лидер как-то заявил, что не намерен «раскалывать Евросоюз» и, по-прежнему, настроен на «доверительное сотрудничество». Хотя о каком «доверительном сотрудничестве» может идти речь, когда России фактически объявлена экономическая война? Хочется надеяться, что это была лишь дипломатическая фигура речи. И оставшееся до саммита ЕС время Россия попытается использовать для того, чтобы расширить круг своих симпатизантов. Даже если для этого потребуется пойти на смягчение или полную отмену продовольственного эмбарго в отношении конструктивно настроенных европейских стран. Думается, что российские потребители будут только рады этому решению.

Введение санкций против России с точки зрения норм ВТО полностью противоречит правилам ведения свободной неограниченной торговли, утверждает руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

– Это открытое вторжение политики в чисто торговую сферу. Медведев, собственно говоря, на это и намекает. Санкционный конфликт многое изменил. Потому что с этого момента можно не соблюдать многие международные торговые правила, которые были нарушены самим Западом.

«СП»: – Как поведет себя пул пророссийски настроенных стран на саммите ЕС в июне, на котором должно быть принято окончательно решение о судьбе антироссийских санкций?

– Несмотря на то, что правительства Греции, Кипра, Венгрии и ряда других стран выступают против санкционной войны, они будут вынуждены подчиниться влиянию евроатлантистов.

«СП»: – Как в этой ситуации должна повести себя Москва – пролонгировать продовольственное эмбарго на все страны ЕС или отменить его в отношении некоторых стран?

– Это замечательное предложение, но только в теории. Потому что практически наш рынок уже занят. Латиноамериканскими, турецкими, китайскими и прочими импортерами.

К сожалению, отмена эмбарго не спасет экономику этих стран, их финансовый сектор, который находится в жесткой зависимости от Брюсселя и США. Евросоюз даже запрещает Греции кредитоваться у России. Впрочем, формальные запреты можно было бы обойти. Россия не может предоставлять этим странам займы по той причине, что колоссальные вложения дадут минимальный эффект. Москва уже обожглась на Януковиче, правительству которого дали заём на несколько миллиардов долларов. А в перспективе должны были выделить в разы больше.

«СП»: – Украина в этом плане не показатель – там произошел госпереворот…

– На мой взгляд, с Грецией и Кипром ситуация такова, что деньги они возьмут, но Россия получит от этого минимум дипломатической поддержки. Эти страны вынуждены ориентироваться на Брюссель. И Венгрия в условиях, когда РФ не расширяет Таможенный союз, не борется за всю Украину, а поддерживает какой-то странный мир, конечно же, не будет делать ставку на Москву.

То же самое касается и других национальных правительств стран ЕС. Россия не может предложить долговременного экономического сотрудничества, которое даст развитие. Поэтому всё сводится к формуле: «мы вам дадим денег, снимем эмбарго, а вы нас поддержите». Эффект от этого будет минимальным, потому что эти страны не контролируют процесс принятия общеевропейских решений. Испуга у брюссельских атлантистов это не вызовет.

Кто слаб, того давят до конца. Более того, мы столкнемся с ужесточением санкций, как только у нас начнется более острая фаза кризиса. И Обама, потирая руки, заявит, что именно он обрушил российскую экономику. Хотя это будет всего лишь следствие обострения внутреннего экономического кризиса.

«СП»: – Как должна вести себя Москва, чтобы избежать описанного сценария?

– Я не верю в то, что наши правящие круги будут проводить более решительную политику. Это означает, что нужно искать не мира, а победы. И только на основе победы можно получить долгосрочный мир. И первая победа должна быть одержана на Украине. Вторая - это успехи в деле реального замещения импорта. Прошел год, но в этом плане практически ничего не сделано. Неужели мы не можем наладить выпуск собственных шариковых авторучек вместо китайских?! Таких вещей очень много. Взять хотя бы детские игрушки. У меня двое детей, поэтому я знаком с номенклатурой и происхождением этих товаров.

А что мы наблюдаем в сельском хозяйстве? Те же заброшенные сады и поля…

«СП»: – Снятие продовольственного эмбарго едва ли способствовало бы импортозамещению в сельском хозяйстве.

– Не согласен. Если бы мы, например, сняли эмбарго с Греции, наши производители не пострадали бы. Поскольку эта страна поставляет те сельскохозяйственные культуры, которые у нас не растут. Например, апельсины, оливки, инжир. Из «греческого» ассортимента мы выращиваем разве что клубнику. Сейчас её импортируем из Турции. К тому же, несмотря на запреты, наличие Таможенного союза и отсутствие таможенных барьеров между Россией, Белоруссией, Казахстаном, и так позволяет ввозить ту же греческую клубнику в нашу страну контрабандным способом.

Протекционистский режим у нас не работает. Есть эмбарго, но нет никакой поддержки российского производства.

Хотя, например, достаточно ввести обязательную школьную форму и дать заказ на её пошив отечественным предприятиям. Это же элементарно. И Иваново снова превратится в «город невест», у нас оживут текстильные предприятия. Вместо этого правительство производит горы бумажек и распоряжений. Единственное, чего мы добились – напугали Запад своим кризисом.

Потому что 30% падение товарооборота с Германией это, конечно, не шутки. Это серьезный удар по германскому бизнесу. Что облегчило переговоры, помогло нашей дипломатии и обеспечило разрядку. Но в отличие от «разрядки» 1970 гг., она не имеет за собой Вьетнама. В середине 1970 гг. США сели с нами за стол переговоров и стали говорить о мире. К этому их подтолкнуло поражение во Вьетнаме.

Сейчас американский «Вьетнам» находится на Украине. Американские ястребы никогда не присмиреют, если мы не позволим ополченцам победить. Видя, что перед ними лежит огромная беззащитная страна с колоссальными ресурсами, они испытывают прилив экспансивного энтузиазма. Западный истеблишмент ведет борьбу за богатства Украины. Сейчас американцы начинают отжимать собственность у местных олигархов.

«СП»: – Однако один из них, президент Порошенко стал за прошедший год в семь раз богаче.

– Он находится на особом положении. Это бонус за лояльность. А Коломойский был вынужден отдать «Укртранснафту» – самый ценный актив, который у него был.

Возвращаясь к главной теме. Расколоть Европу не получится, если мы не будем проводить последовательную политику в сфере евразийской интеграции. Мы подписали соглашение о зоне свободной торговле с Вьетнамом. Но смотреть нужно шире – на огромный единый евразийский рынок. Вот за что нужно биться. ЕС имеет такое количество внутренних противоречий, что если Россия будет бороться, то обязательно победит.

По мнению заместителя председателя комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству Николая Арефьева, России невыгодно ссориться с Евросоюзом.

– Поскольку практически весь импорт в сегменте машиностроения мы получаем оттуда. Наши разговоры об импортозамещении остаются разговорами. На сегодняшний день мы наблюдаем рецессию в промышленности и снижение объемов производства. То есть, если раньше мы мало выпускали, то теперь производим ещё меньше промышленных товаров.

У нашего правительства нет идей по возрождению собственного товарного производства. Оно привыкло идти по проторенной дороге, закупать высокотехнологичную продукцию за рубежом, торгуя нефтью и газом. Благо, что стоимость барреля нефти немного увеличилась. Что вдохновляет наши власти на инерционный сценарий.

Наша зависимость от поставок из Европы отбивает охоту играть на обострение внутри самого ЕС.

«СП»: – Вы считаете, что у Москвы нет инструментов, чтобы сформировать пул лояльных нам стран в Европе?

– Элита Евросоюза подчиняется США. ЕС фактически вассал Америки. А сопротивление в самом ЕС бесполезно и бесперспективно. Это осознают и в Греции, и в Венгрии, и на Кипре. Выступая в поддержку России, власти этих стран просто пытаются выторговать себе определенные преференции.

«СП»: – Тезис о бесперспективности сопротивления достаточно спорный. В конце концов, в Венгрии приняли Конституцию, против которой выступила евробюрократия, но в итоге оказалась вынуждена смириться. А киприоты всерьез обсуждали, не отдать ли в аренду России военную базу в самом сердце НАТО.

– Наши чиновники слишком зависят от расположения Брюсселя и Вашингтона, поскольку до сих пор хранят свои деньги в Европе и приобретают там недвижимость. У европейского бизнеса есть свои интересы в России. Поэтому никто не хочет обострять ситуацию. Поэтому я лично не верю в то, что наше правительство будет создавать пророссийский альянс в Евросоюзе, с помощью введения или отмены санкций.

Антиросиийские санкции будут продлены, в ответ Москва пролонгирует продовольственное эмбарго. Но импортозамещение будет осуществлять следующим образом – одних импортеров менять на других. Посредством выхода на юго-азиатские и латиноамериканские рынки. Другого варианта развития событий я не вижу. Потому что никакой воли сопротивляться этому наши власти не демонстрируют.

«СП»: – Греция находится на грани дефолта и выхода из еврозоны. Что, в свою очередь, может запустить цепную реакцию распада в ЕС. Вы не верите в то, что Москва могла бы использовать эту ситуацию в свою пользу?

– Если мы станем «дружить» с Грецией против ЕС (а это возможно), то Брюссель будет считать, что мы вмешиваемся в его внутренние дела.

«СП»: – А чем, эмиссары из европейских столиц занимались на Украине в период Майдана? Их нисколько не смущало, что они вторгаются в сферу российских геополитических интересов. Почему мы должны быть «святее Папы Римского»?

– Совершенно верно. Так и следовало бы нам поступать – «на войне как на войне». Но этого боятся наши элиты, которые экономически и даже ментально слишком завязаны на глобалистский проект. А так было бы абсолютно правильно проводить гибкий курс по отношению к ЕС: кого-то поддерживать, кого-то наказывать. Просто я сомневаюсь в наличии политической воли для этого у наших властей.

http://svpressa.ru/economy/article/123455/