Благодаря ссылке у френда supermipter, я открыл для себя поучительный новиопский междусобойчик в Фейсбуке. Завязкой темы стали ролики «против ксенофобии», создатели которых, отчасти понимая мотивацию и психологию русских, попытались встать на их место и давить в основном на жалость. Но выросший в оранжерее новиопский подросток, умненькая девочка, посчитала унизительным такое обходительное отношение к носителям ксенофобской крамолы. Она заявила, фигурально выражаясь, что русским ксенофобским свиньям надо прямо в рожу харкать, и это будет значительно эффективнее. Она предложила свою собственную идею роликов, ключевое послание которых можно грубо сформулировать так: «Русские, вы обязаны любить мигрантов, потому что сами русские - свиньи еще похуже мигрантов». Этот постинг процитировал в своем аккаунте отец ребенка, умный и культурный человек, и, под аплодисменты рукопожатной публики, скромно выразил гордость тем, что вырастил Настоящего Человека.

Один из недружелюбных комментаторов суммировал это так: «Советская аристократия смолоду натаскивает своих детей на русских трупах». Это, конечно, перебор. На самом деле речь идет об элементарном непонимании русской психологии. Борцы с ксенофобией в России почему-то не учитывают одну простую вещь: в русском случае ксено-фобия - это именно фобия, от слова «страх». Собственно, я уже об этом писал (см. «Ксенофобия и выживание»).

Есть, конечно, в мире народы, которые ксенофобствуют «сверху вниз», из чувства избранности, ощущая себя «Расой Господ». Но русские к ним не относятся. Русская народная ксенофобия в России - это ксенофобия касты парий, которые знают, что всякий их может безнаказанно обидеть, и поэтому нужно держаться от чужаков подальше. Отсюда эти объявления «сдам квартиру только славянам» и т.п. Дополнительным запугиванием и унижением такую фобию не вылечить - она от этого только усилится.

Есть фраза: «Правила техники безопасности написаны кровью». Русская ксенофобия - именно из разряда таких правил. Причем главное даже не в том, что «о мигрантах ходят плохие истории». Основа русского страха - осознание невозможности дать отпор в случае возникновения каких-то проблем во взаимоотношениях. Русские (если они не причастны к власти или к банде) - социально атомизированы, на общину или клан опереться не могут, на государство тоже надежды нет, - оно полностью коррумпировано и всегда встает на сторону сильного. Поэтому русский чувствует себя «слабеньким» при столкновении с любым человеком, который может рассчитывать на (хотя бы мифическую) солидарность и поддержку своих соплеменников.

Этот человек, как часть «диаспоры» или «племени», для русского автоматически попадает в разряд «сильненьких», вместе с чиновниками, силовиками, бандитами и т.п. А следовательно, если вдруг с этим человеком возникнет конфликт, то русский окажется одиночкой против группы, в заведомо проигрышной ситуации. Поэтому простому русскому безопаснее вести дела с простым русским, таким же одиночкой (если он не из числа «сильненьких», а это опознается мгновенно). В случае конфликта русского с русским будет какое-то равенство сил и надежда на справедливость.

Создатели «доброй» пропаганды в России не понимают эту элементарную истину: корнем русской ксенофобии является не «плохое мнение о кавказцах» (к примеру), а ощущаемое соотношение сил. Человек предпочитает сдать квартиру русскому из простых, а не «кавказцу», потому что русский - социально слабее «кавказца», и с ним, если возникнут проблемы, легче будет справиться. Грубо говоря, если человек способен без страха взять «кавказца» за шкирку и вышвырнуть из квартиры за неуплату, то он и квартиру ему не побоится сдавать. А если он боится сдавать, то именно потому, что мысленно представляет себе ситуацию, когда «за шкирку выбрасывают» именно его, бывшего хозяина квартиры, а не «кавказца».

Проблема не том, что «любой кавказец плохой», а в том, что любого «кавказца» русский по умолчанию причисляет к классу «социально сильненьких», на которых управу в нашем коррумпированном государстве не найти. И пусть вы своей пропагандой убедите его, что негодяи среди русских встречаются в 10 раз чаще, чем среди «кавказцев», - представление о соотношении сил этим не изменить. Русский знает, что с русским негодяем «из простых» совладать как-нибудь можно, он «слабенький», а «кавказский» негодяй (если нарвешься) еще и квартиру отберет, а то и убьет. Связываясь с «социально сильненьким» «кавказцем», русский сразу же ставит себя в зависимое положение, в зависимость от настроений и моральных принципов данного «кавказца», а такое никому не понравится.

Могут возразить, что сказанное о «кавказцах» не применимо к мигрантам из Средней Азии, которые пребывают в социальном низу и заняты на черной работе. Уж на них то русский, казалось бы, может смотреть «сверху вниз» и чувствовать себя членом «Расы Господ». На самом деле для простого русского обывателя даже рабочий-«таджик» - «сильненький», поскольку речь идет не о сравнении доходов, а о соотношении сил в случае возможного конфликта. За «таджика»-чернорабочего в случае чего вступится вся таджикская бригада, если нужно - физически, с обрезками арматуры. При разрастании конфликта - подключится работодатель, диаспора, наконец - официальное посольство Таджикистана.

Если конфликт вырастет в масштаб «знакового», то на стороне условного «таджика» окажется изрядная часть собственно российских СМИ и либеральной общественности, и в конечном итоге - само государство РФ, презирающее своих граждан. Примеры тому мы видели не раз. Для обычного русского в России «таджикская» степень поддержки - нечто немыслимое и невозможное. Большинство обломается еще на уровне «бригады».

В историческом контексте, современная русская ксенофобия - это триумфальный успех «либерастов» и их дедушек-большевиков в деле терроризирования и унижения русского народа. Вы, господа, добились, чего хотели: русские разобщены, унижены и привыкли всего бояться. Ваша «борьба с ксенофобией» вызывает ощущение, что вы сами не знаете, чего хотите. Вы уж разберитесь, чего вам нужно: чтобы русские боялись, или чтобы русские не боялись.

Если хотите, чтобы русские не боялись, тогда нужно их не унижать и не подавлять, а наоборот, укреплять самооценку, самоуважение, ощущение силы, чувство защищенности. Чтобы русский человек чувствовал себя «сильненьким», Хозяином в своей стране. Тогда он перестанет бояться. Если же вы хотите русского пугать и унижать, то его «ксенофобия парии» от этого только увеличится.

Как мог бы выглядеть правильный и честный ролик против ксенофобии? Примерно так:

«- Ты сдаешь квартиру мигранту? Он же тебя обидит!
- Обидит? Русского в России? Ха-ха-ха!»

Понятно, что прежде чем снимать такой ролик, придется изменить и саму реальность, чтобы этот смех выглядел натуральным. А до тех пор, пока простого русского в России может обидеть кто угодно, ксенофобия является единственной гарантией выживания. Если человек «сильненький», из «сильненькой» социальной группы, то связываться с ним - себе дороже. В этих условиях «отучать» русских от ксенофобии может только человек, сильно ненавидящий русских и желающий им навредить. Ну, или новиопский подросток, выросший в оранжерее и не знающий жизни.

В заключение хотелось бы сказать пару слов о вере во всемогущество пропаганды. Эта вера не столь безобидна, как кажется, и мудрый родитель постарался бы избавить от нее свое чадо. Быть может, даже путем порки розгами по филейной части, как то рекомендует «Домострой». Допустим, некий человек думает, что может «втюхивать» другим людям нечто, их унижающее, им явно не выгодное и противоречащее всему их жизненному опыту. На уровне «черное - это белое, и отдай мне все свои деньги». Что творится у него в душе? Является ли он просто «наивным идеалистом»?

Идеалистом - возможно, но наивным - разве что в отношении собственной мотивации. Ибо такой «пропагандист» по умолчанию действует, признавая за собой право на насилие, право затыкать другим рот и наказывать за недостаточно восторженное отношение к своей не выдерживающей критики пропаганде. Такая вера в пропаганду - синдром палача.

Это как с большевистской пропагандой первых лет советской власти. Она была груба, лжива, абсурдна, шита белыми нитками, шла против здравого смысла, но при этом - «удивительно эффективна». Никто не возражал. Никто не смел даже «кривить лицо» по поводу этой пропаганды. Недовольных ставили к стенке или отправляли в лагеря. А с потенциальными оппонентами большевики покончили еще в первые месяцы своей власти, закрыв все чужие газеты.

В такой и только в такой ситуации пропаганда может позволить себе унижать своих адресатов и плевать им в лицо. И всякий человек, который позволяет себе в пропаганде унижать своих адресатов и плевать им в лицо, в мыслях своих находится именно в такой ситуации: видя своих адресатов «стадом», признавая за собой право на насилие любой степени и игнорируя саму возможность возражения.

Сама возможность возражения автором «наглой» пропаганды, не выдерживающей критики, мыслится как то, что должно быть предотвращено в зародыше путем насилия. Человек, который так мыслит и так относится к людям, - в душе палач и садист, какими бы светлыми и святыми идеалами он ни прикрывался. И это палачество и садизм в итоге обязательно прорвутся. Хорошим примером тому сегодня является нацистская Украина, где все начиналось с «всего лишь» абсурдной пропаганды.

http://kornev.livejournal.com/458262.html