Сегодня всё очевиднее становится, что сама по себе картина т.н. Гражданской войны гораздо сложнее, чем это представ- ляла как советская, так и антисоветская пропаганда и историография. По сути, речь шла о противостоянии между сторонниками разных направлений революционного, "освободительного" движения — между сторонниками Февраля и сторонниками Октября.

В июле 1918 года граф Ф.А. Келлер обратился с письмами к руководителям Белого движения генералам А.И. Деникину и М.В. Алексееву со словами "Объявите, что Вы идете за законного Государя, а если его действительно уже нет на свете, то за законного же Его наследника, и за Вами пойдет без колебаний всё лучшее, что осталось в России и весь народ, исстрадавшийся по твердой власти". Однако этот и другие подобные призывы не только не встречали сочувствия у руководителей движения, но и решительно отторгались.

Ярославский исследователь С.В.Холяев говорит по этому поводу так: "Белое движение органически связано с августовскими днями 1917 г., вошедшими в историю как "корниловский мятеж". Однако лица, вошедшие впоследствии в штаб Добровольческого движения, так или иначе проявили свои политические устремления задолго до Февраля, сочувствуя тому заговору, который организовывал с конца 1916 г. А.И. Гучков, а А.М. Крымов даже входил в круг заговорщиков. Независимо от степени вовлеченности в заговор, их всех объединяло одно: надежда на отстранение от власти Николая II".

Официальный лозунг т.н. "непредрешенчества" был выдвинут только для того, чтобы не отталкивать монархически настроенных офицеров. "Если бы белогвардейцы догадались выбросить лозунг "Кулацкого Царя", — мы не удержались бы и двух недель", говорил Троцкий. Об этом же писал Иван Солоневич в своем труде "Народная монархия". При этом на самом деле главными противниками восстановления монархии были даже не Белые генералы, а западные "союзники". "Никто из нас не имел ни малейшего желания реставрировать в России царизм..." — говорил президент США Вудро Вильсон. А созданное в Париже в начале 1919 г. "Русское политическое совещание" (под председательством кн. Г.Е. Львова, первого главы Временного правительства), игравшее роль представительства Белых армий на Западе, сотрудничавших с Антантой, постоянно требовало от белых генералов провозглашения "глубоко-демократического характера целей, преследуемых русским антибольшевицким движением".

В любопытном исследовании Дмитрия Суворова "Все против всех" приведены загадочные и до сих пор не объясненные факты, связанные с пребыванием Царской Семьи в екатеринбургском заточении: "Создается впечатление, будто белогвардейцы предлагают красным своего рода чудовищную "игру в поддавки": мы даем вам время и шанс сделать ответный ход в отношении царской семьи; мы на вас наступаем, но не так, чтобы отрезать все концы, — нет, мы вас обкладываем, как волка флажками, но при этом ниточку Транссибирской магистрали не перерезаем: пожалуйста, драпайте, как вашей душе угодно! И царя вывозите, куда хотите!

Ведь вспомнить только, что Голощекин умудрился в этой ситуации съездить в Москву за инструкциями и вернуться — вернуться в полуокруженный Екатеринбург, — для того, чтобы ликвидировать семью, и отнюдь не сразу, а еще, как минимум, через неделю… И то — после телеграфного сигнала, который дал ему из Перми командующий фронтом Р. Берзин. Как понимать такие действия "рвущихся на спасение" белых?"

Только уже в самом конце войны Приамурский Земский Собор во Владивостоке (август 1922 г.), при поддержке генерала М.К. Дитерихса провозгласил единственным путем спасения России — восстановление законной православной монархии. Собор постановил, что права на осуществление Верховной власти в России принадлежат династии Дома Романовых и на краткое время восстановил в Приамурье Основные законы Российской империи. Но было уже поздно.

В борьбе с исторической Россией ставка была сделана как на белых, так и на красных, причем одновременно. "Перед нами поистине поразительная ситуация, — писал В.В.Кожинов. — В красной Москве тогда исключительно важную — вторую после Ленина — роль играет Яков Свердлов, а в белом Омске в качестве влиятельнейшего советника пребывает его родной брат Зиновий" (Кожинов В.В. "Россия — век ХХ. 1901-1991", М, 1998, с. 605). "Не исключено, — говорит в связи с этим исследователь "Царского дела" П.В.Мультатули — что убийство Царской Семьи курировалось… как в "красном", так и в "белом" лагерях" (Мультатули П.В. "Николай II. Дорога на Голгофу", М, , 20010, с. 216).

И далее: "Более того, эти же силы не исключали возможности отстранения Троцкого и возвращения обратно Керенского, если вдруг Троцкий будет вести себя "неправильно"… В этом случае — Мультатули ссылается на переписку офицеров британской разведки — предполагалось "призвать Керенского и других деятелей первоначальной республиканской революции" (там же, с. 231). Речь шла об одной и той же "колоде". Эта "колода" была в целом составлена еще в 1904 году, когда был создан т.н. "Союз Освобождения" и к главному его лозунгу "Долой Самодержавие" присоединились социал-демократы и социалисты-революционеры.

http://zavtra.ru/content/view/bitva-za-istoriyu-2013-01-16-000000/