Почему СССР не смог в 1945 году вернуть свои территории, подаренные Турции после революции

История советских территориальных претензий к Турции 1940-х годов неоднократно всплывала в российском информационном поле последних месяцев. Резкое охлаждение отношений с Турцией породило обращение к полузабытым сюжетам, вдохнуло жизнь в старые обиды, вплоть до претензий на храм Святой Софии Константинопольской. История попытки Иосифа Виссарионовича Сталина без особых усилий присоединить земли, некогда входившие в Российскую империю, крайне показательна. Всё, конечно же, течёт и изменяется, но не стоит игнорировать уроки сравнительно недавней истории.

За что турки любят Ленина

Граница между СССР и Турцией была проведена на основании Московского и Карсского договоров 1921 года. Им предшествовала армяно-турецкая война.

Республика Демократическая Армения (в советской историографии более известная как «дашнакская республика»), воодушевившись условиями Севрского мирного договора между Антантой и разгромленной Османской империей, решила поскорее захватить территории проектируемого большого армянского государства, включавшие города Трабзон, Эрзурум и Ван. При этом стратегический город Карс, справедливо считавшийся «ключом ко всей Малой Азии», находился в составе Российской империи по результатам войны 1877–1878 годов и на тот момент входил в состав Армении.

20 сентября 1920 года армянские войска численностью около 30 тысяч человек заняли город Олту. Однако здесь они столкнулись не с деморализованной османской армией, а с частями, подчинявшимися Великому национальному собранию Турции (ВНСТ) во главе с генералом Мустафой Кемалем, будущим Ататюрком.

ВНСТ отвергло условия Севрского мира и заручилось поддержкой Советской России как союзника по «антиимпериалистической борьбе». От Ленина Мустафа Кемаль получил не только политическую поддержку. В 1920 году правительство РСФСР подарило Турции 6 тысяч винтовок, свыше 5 миллионов патронов, 17 600 снарядов и 200,6 кг золота в слитках. После заключения в Москве 16 марта 1921 года Договора о дружбе и братстве между РСФСР и Турцией, большевики подарили кемалистам ещё 10 миллионов рублей золотом, более 33 тысяч винтовок, около 58 миллионов патронов, 327 пулемётов, 54 артиллерийских орудия, более 129 тысяч снарядов, 1500 сабель, 20 тысяч противогазов, 2 миноносца и большое количество другого военного снаряжения. Вне всякого сомнения, именно эта помощь стала решающим фактором в военных победах турок над армянами и греками, после чего стало возможным само появление Республики Турции (1923).

В результате наступления турецких войск под командованием генерала Кязыма Карабекира в течение сентября – октября 1920 года турки заняли Сарыкамыш, Ардаган, Карс. Александрополь (современный Гюмри) был сдан без боя как условие перемирия. Разгромленная Армения была вынуждена принять все требования Турции и заключила Александропольский мирный договор, по которому за Турцией оставался Карс. Армения не имела права иметь армию больше 1500 человек, Карабах и Нахичевань переходили под турецкий мандат до окончательного решения их принадлежности.

Одновременно из Азербайджана в Армению вступила Красная Армия, провозгласившая Армянскую Советскую Республику. Большевики не признали Александропольский мир, и в результате заключения Московского и Карсского мирных договоров 1921 года была сформирована будущая государственная граница СССР и Турции. В 1925 году между Москвой и Анкарой был заключён договор о дружбе и нейтралитете.

При этом отношение Иосифа Сталина к Турции ясно иллюстрируется его словами, сказанными в 1940 году руководителю Коминтерна Георгию Димитрову: «Какая это Турция? Там два миллиона грузин, полтора миллиона армян, один миллион курдов и т.д. Турок только 6–7 миллионов» (об этом в своём «Дневнике» (9 марта 1933 – 6 февраля 1949) писал Димитров).

Во время Второй мировой войны Турция придерживалась нейтральной позиции, развивая экономическое сотрудничество как с Германией, так и с США и Великобританией, получала кредиты и помощь вооружениями от обеих сторон. В 1942 году во время активных боевых действий на Кавказе, в Крыму и под Сталинградом Турция сосредоточила значительные силы на своих восточных границах и в Причерноморье. У советского командования складывалось впечатление, что в случае поражения Красной Армии под Сталинградом турки могли посчитать, что СССР находится на грани полного поражения, и «пристроиться» к победителям. Однако этого не произошло, и Турция оставалась нейтральной практически до самого конца войны, вступив в антифашистскую коалицию лишь в феврале 1945 года.

Переговорщик Молотов

На Ялтинской конференции 1945 года Сталин выражал недовольство политикой Турции в ходе войны, утверждая, что она лавировала между воюющими странами и спекулировала на интересах победителей. Такая позиция не была поддержана союзниками, особенно Черчиллем. В 1945 году истекал срок советско-турецкого договора, и СССР денонсировал его в одностороннем порядке 19 марта 1945 года, не дожидаясь полного окончания срока договора.

В апреле 1945 года Иосиф Сталин принял заместителя католикоса всех армян архиепископа Геворга Чеорекчияна. Армянская церковь обратилась к Сталину с просьбой восстановить Эчмиадзин, вернуть ему библиотеку бывшей духовной академии, разрешить ему содержать типографию, возвратить ряд зданий, разрешить приезд в СССР некоторых религиозных деятелей под ручательство каталикоса, разрешить приглашать зарубежных епископов и глав епархий. Сразу после этого Армянский национальный совет вручил участникам конференции в Сан-Франциско (по учреждению ООН) меморандум «Дело армянского народа», где указывалось, что справедливое решение этого вопроса позволит армянским диаспорам вернуться в родные края.

7 июня 1945 года народный комиссар иностранных дел Вячеслав Молотов принял в Кремле турецкого посла С. Сарпера и выдвинул перед ним ряд требований: уступить Советскому Союзу территории, принадлежавшие России до 1914 года, разрешить строительство военной базы в Проливах и организовать совместный советско-турецкий контроль над ними. Молотов сказал, что «у нас имеется договор 1921 года, который был заключён в других, совершенно отличающихся от нынешних условиях. Посол знает, что по этому договору мы были обижены в территориальном вопросе». Сарпер заметил, что в Турции этот вопрос не обсуждался и посол не ожидал, что «для заключения договора Советский Союз выдвинет подобные условия. СССР не нуждается в территории и в нескольких тысячах жителей». К тому же договор 1921 года не был навязан Советской России, и Турция не считает его несправедливым. Посол попросил Молотова не поднимать территориальные вопросы: «Мы не сможем объяснить это общественному мнению, и вера в справедливость СССР упадёт. Вопрос этот не столь важен ни для СССР, ни для Армении, ни для Грузии».

18 июня 1945 года состоялась вторая встреча между Молотовым и Сарпером. Посол сообщил, что территориальные претензии не могут быть темой обсуждения, если СССР хочет заключить договор с Турцией. На это Молотов однозначно повторил, что без решения вопросов о совместным контроле за Проливами и о передаче СССР территорий на востоке Турции союзного договора не будет. На встрече с турецким послом 18 августа Молотов определил размер требуемых территорий и официально объявил, что они войдут в состав Армянской и Грузинской советских республик.

«Армяне чувствуют себя обиженными…»

Интересно, что советское руководство было настолько уверено в том, что Турция не сможет не уступить в данных вопросах, что начало планировать организацию местных партийных комитетов и подбирать кандидатуры на должности в новых районах. Территория Армянской ССР должна была вырасти на 80%, а Грузинской ССР – на 8%.

В июне 1945 года Турция официально отвергла все претензии СССР и начала активную работу по обеспечению своих интересов с помощью Великобритании и США. Британские дипломаты обратились к СССР с нотой, где выразили недоумение советскими претензиями к Турции. На Потсдамской конференции Молотов в переговорах со своим коллегой из Великобритании Иденом заявлял, что «в 1921 году турки воспользовались слабостью Советского государства и отняли у него часть Советской Армении. Армяне в Советском Союзе чувствуют себя обиженными. В силу этих причин советское правительство и подняло вопрос о возвращении законно принадлежащих Советскому Союзу территорий».

Молотов привёл следующий довод: «Всего в Советской Армении живёт около 1 миллиона армян, а вне территории Советской Армении, за границей, проживает свыше 1 миллиона армян. Когда территория армян расширится, многие армяне, проживающие за границей, будут стремиться возвратиться на родину».

Между тем летом 1945 года НКИД СССР направил руководству Грузинской и Армянской ССР, а также в комиссариаты иностранных дел обеих республик секретное предписание начать сбор необходимой информации о территории, этническом составе, истории и культурных памятниках восточных провинций Турции.

6 июля 1945 года руководство Армении обратилось к Сталину и Молотову с письмом, в котором «исторически обосновывало» территориальные претензии к Турции.

На основании историко-этнографических материалов, полученных из Армении и Грузии, 18 августа 1945 года НКИД СССР подготовил справку «К советско-турецким отношениям». Второй раздел этой справки был озаглавлен «Вопрос о территории, отторгнутой Турцией от Закавказских Советских Республик». Там отмечалось, что в 1921 году Турция добилась решения территориального вопроса в свою пользу, пользуясь тяжёлым экономическим и международным положением России, отторгла от России южную часть Батумского округа, Карсскую область и Сурмалинский уезд Эриванской губернии. НКИД СССР считал, что общая площадь «захваченных» Турцией земель составляет 26 000 кв. км. Из них 20 500 советское руководство обещало передать Армении (см. «К советско-турецким отношениям». 18.08.1945 г. // АВП РФ, ф. 06, оп. 7, п. 47, д. 762, л. 13–15).

Прыть, с какой Армения начала «освоение» ещё не присоединённых территорий, вызвала ревность руководства Советской Грузии. Первый секретарь ЦК КП(б) Грузии К. Чарквиани поручил научным учреждениям республики подготовить справки историко-этнографического и географического характера, доказывающие, что южная часть Батумского округа, округа Артвин, Ардаган и Олти непременно должны быть переданы Грузии. Нарком иностранных дел Грузии Г. Кикнадзе жаловался Лаврентию Берии, что в справке НКИД СССР Ардаганский и Олтинский округа предполагается включить в состав Армении, и настаивал, чтобы в состав Грузинской ССР вошла территория, равная 12 760 кв. км, а в состав Армянской ССР – 13 190 кв. км.

В ноябре 1945 года вышло постановление Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросу о возвращении на родину зарубежных армян. Католикос всех армян Геворг VI обратился к главам СССР, США и Великобритании с просьбой способствовать присоединению к Советской Армении земель, «насильственно отторгнутых» Турцией. В соответствии с решением Политбюро СНК СССР принял решение «О мероприятиях по вопросу возвращения зарубежных армян в Советскую Армению». НКИД Армении было поручено оказать помощь армянам, переселяющимся из Болгарии, Греции, Ирана, Ливана, Румынии и Сирии, и одновременно пропагандировать идею возвращения в Советскую Армению (постановление Совнаркома СССР «О практических мероприятиях по переселению армян из-за границы в Армянскую ССР». 22.02.1946 г. // РГАСПИ, ф. 17, оп. 3, д. 1056, л. 44–46). Всего в Советскую Армению предполагался приезд 360–400 тысяч армян в течение 1946–1949 годов из более чем десяти стран мира.

Таким образом СССР демонстрировал решимость в вопросе территориальных требований к Турции. Советская пресса муссировала тезис, что Турция, воспользовавшись слабостью Советской России, силой навязала ей Московский и Карсский договоры. На новых армянских территориях планировалось создать два обкома партии, были даже уже назначены их секретари.

В Турции ряд газет и журналов левого толка начали активную просоветскую пропаганду. 4 декабря 1945 года в Стамбуле прошли волнения среди молодёжи, разгромившей редакции левых газет, а также магазин, торговавший советской литературой. 16 декабря тифлисская газета «Коммунист» опубликовала статью грузинских академиков С. Джанашиа и Н. Бердзенишвили под названием «О наших законных претензиях к Турции». 20 декабря эта статья в переводе на русский язык была перепечатана в «Правде», «Известиях» и «Красной звезде». 24 декабря Сталин встречался с министром иностранных дел Великобритании Э. Бевином, выразившим озабоченность «войной нервов», которую СССР вёл против Турции.

Статья грузинских академиков обсуждалась в турецком парламенте. Выступивший там генерал Кязым Карабекир, возглавлявший турецкую делегацию в 1921 году при подписании Карсского договора, сказал: «Владеть Карсом – значит лежать в засаде, выжидая возможности захватить Анатолию. Владеть Карсом – значит держать под контролем все дороги, спускающиеся вдоль Тигра и Евфрата к Средиземному морю и заливу Басры. Проливы – действительно горло нашего народа (пролив по-турецки «богаз» – «горло». – Е.Б.). Не допустим кого-либо дотянуться до нашего горла».

Ход линкором «Миссури»

Советские претензии к Турции активно обсуждались на Западе. В феврале 1946 года американский посол в Анкаре Эдвин Вильсон писал госсекретарю: «Реальные цели СССР, связанные с Турцией, не в пересмотре режима Проливов, а в фактическом доминировании над Турцией. Поэтому Союз и ставит цель – развалить независимое турецкое правительство и создать вассальное или «дружественное» правительство».

В марте в Проливы вошёл американский линкор «Миссури», продемонстрировав решимость США защищать интересы Турции. А в начале 1947 года Президент США Гарри Трумэн обратился к конгрессу с предложением выделить Турции 150 миллионов долларов военной помощи. Турция окончательно заняла место союзника Запада в начинавшейся холодной войне.

Между тем к 1947 году число прибывших в СССР зарубежных армян составило 50 945 человек. Это было намного меньше, чем планировалось. Идее репатриации в Советскую Армению в армянской диаспоре активно сопротивлялась партия «Дашнакцутюн». К тому же советскому руководству стало очевидно, что «на испуг» Турцию взять не удалось, добровольной передачи земель не будет. Соответственно, снизился и интерес к репатриации, и в 1949 году было принято решение её прекратить.

И в итоге после смерти Сталина, 30 мая 1953 года Молотов пригласил в МИД СССР посла Турции Ф. Хозара и зачитал тому текст заявления, в котором говорилось: «Во имя сохранения добрососедских отношений и укрепления мира и безопасности правительства Армении и Грузии сочли возможным отказаться от своих территориальных претензий к Турции. Что же касается вопроса о Проливах, то советское правительство пересмотрело своё прежнее мнение по этому вопросу и считает возможным обеспечение безопасности СССР со стороны Проливов на условиях, одинаково приемлемых как для СССР, так и для Турции. Таким образом, советское правительство заявляет, что не имеет никаких территориальных претензий к Турции». Однако к этому времени Турция уже была членом НАТО, державшим в напряжении весь южный фланг Варшавского договора.

В 1957 году Никита Хрущёв, критикуя Молотова, сказал: «Ведь с турками у нас были отношения близких друзей после буржуазной революции… Разбили немцев. Голова пошла кругом. Турки, товарищи, друзья. Нет, давайте напишем ноту, и сразу Дарданеллы отдадут. Таких дураков нет. Дарданеллы – не Турция, там сидит узел государств. Нет, взяли ноту специально написали, что мы расторгаем договор о дружбе, и плюнули в морду туркам. Теперь говорим слова, а они говорят, зачем плюнули, значит, что-то думали. На каком основании? Это глупо. Однако мы потеряли дружескую Турцию и теперь имеем американские базы на юге, которые держат под обстрелом наш юг».

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/5416/