Редакционная статья журнала The Economist от 5 июля называлась “Трагедия арабов: отравленная история”. Она предлагает блестящий анализ нынешней плачевной ситуации в арабском мире. Тем не менее, есть еще несколько причин арабского краха, на которых стоит остановиться подробнее.

Этот крах признает любой здравомыслящий и честный араб. Речь идет об историческом фиаско, на исправление которого потребуется труд многих поколений. Как и в случае других режимов угнетения и тьмы, лидеры арабских государств поощряют худшие типы физических репрессий, и при этом хвастаются процветанием своих стран.

В целом, причины подобного состояния корректно описаны в Economist. Теме не менее, некоторые, вроде разрушительного влияния западного колониализма, преуменьшены, а другие проигнорированы вовсе.

арабы психология

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Какова был ситуация в те далекие времена, когда “Багдад, Дамаск и Каир наперегонки уходили в отрыв от западного мира”, когда “ислам и инновация были синонимами”? Economist не пишет о природе инноваций. Но ответ удивительно прост. Ислам в этот период, точнее – мусульмане в этот период игнорировали религиозный закон (шариат, аль-фикх) и фокусировались на гуманитарных и философских аспектах своей веры. Согласно наблюдению знаменитого теолога Абу Хамида аль-Газали (1058-1111), мы были более склонны к исследованию основ исламской веры (аль-акидах) нежели к мелочам устанавливаемых ею законов.

Религия и культура арабской нации развилась из племенного общества, разрываемого внутренними войнами, которое , несмотря на это, демонстрировало некие проблески культуры (главным образом, в поэзии). Арабская нация стремилась к обновлению, к встрече с другими культурами, обладающими науками. Мусульманские ученые впитали в себя мудрость Греции, Персии и Индии.

С моей точки зрения, подобный процесс переживает любая военная и колониальная культура ( и, да, в то время мы были империалистами) у которой собственные науки отсутствуют, в тот момент, когда она сталкивается с такими культурами, которые подобными активами располагают. Первоначально речь шла о насильственном и кровавом столкновении, но затем оно последовательно перешло в более утонченную фазу научно-культурной синергии. В этих условиях произошел расцвет исламской арабской культуры.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран

Существуют очевидные различия между тем арабским миром, что существовал тысячу лет назад, и современным арабским миром – в том виде, в котором он существует с конца 19-го века. Эти различия полностью игнорируются в Economist, – а ведь именно они являются кардинальными причинами провала арабского мира. Примерами подобных различий являются та толерантность и открытость, которые когда-то характеризовали арабскую культуру, стремление привлечь “чужеземцев”. Примеров этому – нет числа. Здесь и великий математик Мухаммад ибн Муса аль-Хорезми, и лидер аббасидской революции, Абу Муслим аль-Хурасани (Афганистан), и конечно же, Саладин (Армения).

Сегодня, под влиянием экстремистских мусульманских течений, которые распространились после основания “Братьев-Мусульман” презираются и отрицаются не только “аджами” (не-мусульмане, варвары) но и арабы-мусульмане, не принадлежащие к “вашей” ветви ислама. Такой подход раздувает пламя войны между шиитами и суннитами и между их подгруппами.

На пан-арабском уровне, Аль-Каида и восходящая безжалостная звезда, ISIS – вариации нетерпимости и неприятия, нацеленные против любого, кто не является арабом-мусульманином и не принадлежит к “правильной” ветви ислама.

Как отмечено в Economist, когда началась Арабская Весна, неугомонные молодые люди поколения facebook и смартфонов выплеснулись на улице городов. Более пристальный взгляд на арабское потребление технологий демонстрирует, что именно технология стала причиной того постыдного провала, о котором мы говорим. Мы, арабы – члены нации потребителей, которая не производит ничего. Арабские государства ничего не слышали о хай-теке. Они покупают, покупают, и покупают, в особенности, если речь идет о государствах Залива. Но когда наступает момент истины арабы проигрывают – они ничего не умеют делать. Они полностью зависимы от Запада.

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Это, кроме всего прочего, главная причина поражения Ирака Саддама Хуссейна – богатой и мощной страны в войне с Соединенными Штатами. Как только было введено эмбарго на поставку вооружений, любой вид поломавшегося оружия у Саддама превращался в кусок бесполезного хлама.

Огромные богатства нефтедобывающих стран – нечто временное, и, что еще более важно – нечто весьма хрупкое. Ливия была очень богата. Когда-то. Научный прогресс в возобновляемых источниках энергии – нечто, что мы видим на горизонте. Он приведет к коллапсу нефтедобытчиков. Жидкость, которая позволяет монархиям Залива покупать несогласных, не может быть использована для этого бесконечно.

Другой аспект непроизводительной культуры изобилия и потребления – это практически полное отсутствие двух важнейших элементов современного общества. Первым является стремление вкладывать в научные исследования. В 2000 году профессор Ахмед Зеваил, египтянин, был награжден Нобелевской премией за его блестящие исследования в области химии – но в качестве американского ученого. Египетский президент Хосни Мубарак, возглавивший торжественную церемонию в честь профессора, убеждал его вернуться на родину и внести вклад в научный прогресс там. Бесстрашный Зеваил спросил президента: каков научный бюджет Египта? Каково соотношение научного бюджета в арабском мире, по сравнению с Европой, принимая во внимание тот факт, что численность населения примерно равна?

Наиболее очевидный вопрос не был задан (ведь Израиль – это табу). Каков научный бюджет всего арабского мира по сравнению с израильским? – Следующие данные взяты из базы данных Мирового Банка за 2009-2013 годы. Израильский бюджет на исследования и разработки составил 4,4% от ВНП, в то время как аналогичный бюджет в странах ЕС составил 3,1% от ВНП, а в арабском мире – менее 0,1%.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты

Второй недостающий элемент – пожертвования на общину, на науки и на общество в целом. Любой студент, обучавшийся в высших учебных заведениях Израиля знает, что практически каждое здание, лаборатория или библиотека построены на пожертвования богатых евреев из Израиля или из-за границы. Евреи не одиноки. Каждый год богатейшие люди мира жертвуют миллиарды долларов на исследования, образование и благосостояние собственных или чужих общин. Мусульмане в этом отношении – пример унизительного провала.

И это несмотря на то, что благотворительность является одной из основ веры. Пожертвования в современном арабском мире принимают две формы. Одна, весьма убогая, сводится к предоставлению еды нищим. Во второй крутятся миллиарды долларов, которые идут на покупку оружия и разжигание войн, в особенности меж-арабских войн (Сирия), но также и мировых (Аль-Каида). Правители арабского мира заняты накоплением собственных богатств, которое в некоторых случаях приобретают чудовищные формы (Каддафи, Мубарак, Бен-Али, и, конечно же, государства Залива). Есть свои богатеи в Рамалле и Наблусе. Они никогда не выходили на подобный уровень, но и никогда не пытались остановиться в попытке его достичь, используя блеф и обман в случае необходимости.

Вопиющие примеры подобного поведения были предоставлены “революционерами”, прибывшими из изгнания на территории Палестинской автономии. Вместо того, чтобы использовать фонды, полученные от государств-доноров для улучшения положения собственного народа, они занялись превращением самих себя безумно богатых, по крайней мере, по палестинским стандартам, индивидов. И это является ключевым моментом , полностью проигнорированным Economist, объясняющим провал обеих палестинских интифад.

Вторая наиболее важная причина провала в арабском мире – происходящая от первой, отсутствия способности к производству – это огромный разрыв между технологией и ментальностью арабов. Поколение facebook и смартфонов хорошо оснащено. Среди арабов зависимость от смартфонов наиболее высока в Заливе, а в Израиле наиболее привязанная к гаджету община – бедуины на юге страны. Оба этих случая, как и арабский мир в целом, демонстрируют провал одной из главных целей ислама : арабы не смогли стереть собственную национально-племенную идентичность, отличную от самого ислама. Скоростной интернет и смартфоны должны были обеспечить расширение кругозора и глобализировать арабскую ментальность – но этого не произошло.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Ислам однозначно проповедует ликвидацию всех национальных и прочих различий, существовавших до его появления. На практике, кланово-племенная структура остается одной из сильнейших в арабском мире. В полной мере ее доминирование и жестокость были представлены во время Арабской Весны – в Ливии, Ираке и Сирии. Достаточно почитать комментарии в арабских социальных сетях, в том числе и в Израиле, чтобы понять – кланово-племенная связь остается самой сильной и самой прочной, по сравнению с любыми другими.

Предположительно открытое международное сообщество, индивидуум, который предположительно является “гражданином мира”, и сама глобализация – никак не повлияли на ограниченность и узколобость традиционной арабской ментальности. В дополнение к этому, среднестатистический арабский технофил не знает, как пользоваться тем, что дает ему современная технология в целях, отличных от развлечений. Арабский мир погружен в болото трансляций спутниковых каналов, передающих драматические сериалы, музыки, которая по большей части является оскорблением слуха, и все, что может отвлечь массы от их бедственного положения. Это – мир хлеба и зрелищ, с ударением на зрелища. Главный посыл: не думайте, думающий человек – враг отсталых режимов.

Другая важная причина нынешней ситуации в арабском мире – отсутствие разделения государства и религии – подробно проанализирована в Economist. Но в статье не упоминается то, что ислам (как и все религии) – выступает против подобного разделения. Причиной этому является то, что отделение религии от государства приносит открытость в общество, улучшает статус женщины и ослабляет традиционные структуры. Такой сценарий – главный враг обскурантистских режимов по всему арабскому миру (за исключением Ливана).

На протяжении длительного времени формировался альянс между режимами арабских государств и клериками. Это альянс часто эксплуатируется самым трагическим и циничным образом. Арбитры религиозного закона раболепно подчиняются политическим лидерам ( в большинстве случаев, по своей доброй воле и за соответствующую плату) – и, соответственно, религиозные постановления издаются исходя из воли этих лидеров. Результаты совершенно абсурдны. Мы, арабы – единственный народ на земле, который не знает даты начала своих религиозных праздников и даты начала своего нового года , когда начинается месяц поста и когда он заканчивается (последним примером стало начало Рамадана в Сирии в текущем году – в той ее части, которую контролирует Асад он начался на день раньше чем в той, которую контролирует ISIS). Все решается за день до начала праздника “религиозными мудрецами”, которых трудно заподозрить в обладании такими качествами, как сообразительность и проницательность.

Современный ислам не ведет себя в духе Абу Хамидда аль-Газали – напротив он следует за Хассаном аль-Банна (основатель Братьев-Мусульман), Боко Харам и ISIS. Они и другие стремятся вернуться на тропу салафитов, подразумевая под ними былые поколения. Даже те, кто не называет себя салафитами, считает. что половина общества – женщины – должна быть нейтрализована. Харам (запет) – ключевое слов в их интерпретации ислама.

В противоположность утверждениям Economist, ислам в его нынешней форме – не продукт современности, он нуждается в капитальном ремонте для того, чтобы вписаться в современный мир. До тех пор пока мы будем играть с идеей, согласно которой ислам включает в себя все и является концом всего, наша ситуация не улучшится. На деле, существует большая статистическая вероятность того, что наше положение ухудшится. С точки зрения Economist, критерием для измерения степени современности являются масштабы использования twitter. Это – искаженное восприятие, так как речь идет не более чем об очень ограниченном использовании сегмента хай-тека, сегмента, который не воздействует на технологии, не говоря уж о том, чтобы их создавать. Что касается утверждения о том, что количество образованных арабов утроилось за период жизни двух последних поколений, я не вижу связи здесь связи с исламом. Распространение грамотности и образования являются всемирным феноменом, напрямую не связанным с религией.

Мой совет арабам прост: используйте ваши деньги для развития вашего интеллекта, интеллекта всех, независимо от расы, веры, религии или пола. На протяжении человеческой истории многие нации, включая арабскую, опускались очень низко. Есть путь наверх – если вы к этому стремитесь.

http://postskriptum.org/2014/07/31/azab/