Официальный план США по борьбе с «Исламским государством» утвержден и принят. Остается только понять, насколько заявленные публично задачи Вашингтона в борьбе с терроризмом соотносятся с реальными целями американской политики в отношении Ирака. Американская пропагандистская машина в очередной раз доказывает свою эффективность. Действия США в Ираке рассматриваются сегодня большинством обозревателей исключительно в контексте борьбы с «Исламским государством», хотя чем дальше — тем очевиднее, что преследуемые Вашингтоном цели куда как глубиннее и масштабнее, чем разгром джихадистов, ничего серьезного в военно-политическом плане из себя не представляющих.

ИГИШ

В полном размере: ИГИШ в Сирии и Ираке

Внешне план военной кампании США и их союзников выглядит вполне логично. По сообщениям «Нью-Йорк Таймс», он состоит из трех стадий: первая — нанесение авиаударов по джихадистам. Вторая — участие американских военнослужащих в «реформе» иракской армии, в создании вооруженных сил Иракского Курдистана и в формировании ополчения местных племен, своеобразное «второе издание» стратегии «пробуждение Анбара» (так называемого суннитского треугольника, расположенного к северу и западу от Багдада), которую американские войска проводили в период оккупации страны. И, наконец, третья стадия, которая предполагает активные действия на территории Сирии — освобождение из-под контроля «Исламского государства» захваченных джихадистами районов этой страны. Причем официальные представители Белого дома намекнули, что третья стадия — дело долгое, и реализация этой части плана военной кампании, возможно, будет происходить уже при новом американском президенте.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты

Для принятия именного этого плана, автором которого считается бывший помощник Обамы и заместитель советника президента США по национальной безопасности Энтони Блинкен, нынешнему хозяину Белого дома пришлось «ломать через колено» Пентагон, руководство которого предложило совершенно иное решение проблемы «Исламского государства».

Центральное командование США настаивало на интенсивных военных ударах и последующей наземной операции, в ходе которой 12-15 тысяч американских военнослужащих при поддержке местных ополченцев и союзников США по антитеррористической коалиции в месячный срок осуществили бы «зачистку» стратегически важных объектов и населенных пунктов от боевиков «Исламского государства». Стремление же затянуть операцию против джихадистов министр обороны США Чак Хейгел в служебной записке Обаме назвал «грубой ошибкой и тягой советника президента США по национальной безопасности Сьюзан Райс к неоправданным политическим комбинациям».

«Бунт Пентагона» был подавлен, обошлось даже без отставок. Военным объяснили, что скорейший разгром «Исламского государства», которое, кстати, серьезной угрозой интересам США на Ближнем Востоке в вашингтонских кабинетах не считается, может помешать планам по «переформатированию» того же Ирака. А потому военное планирование должно подстраиваться под планирование политическое, а никак не наоборот.

При таком подходе упреки в неэффективности воздушных ударов по позициям «Исламского государства» действительно теряют смысл. Среднее количество авиационных атак против джихадистов в Ираке и Сирии — примерно пять в день. В 2003 году во время операции против Ирака этот показатель составлял около 800 атак в день, в 2011-м во время операции против Ливии — 50 атак. И если в первое время столь низкую интенсивность американские военные объясняли «высокой результативностью», то теперь прямо, как это сделал Рэй Одиерно, начальник штаба сухопутных войск США, признают, что «авиаудары дарят нам дополнительное время для решения других задач. Они не предназначены для решения проблем с „Исламским государством“, поскольку этим должны заниматься наземные силы».

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Для создания этих сил, собственно, и нужны полторы тысячи американских военнослужащих, о направлении которых в Ирак объявил на днях Барак Обама. Планируется, что этот американский контингент развернет тренировочные лагеря в северной, западной и южной частях страны, в которых будет вестись интенсивная переподготовка девяти бригад иракской армии, трех бригад вооруженных сил Иракского Курдистана и отрядов ополчения, сформированных из племен арабов-суннитов.

Ирак - карта племен

В полном размере: Ирак - карта племен.

Вроде бы все идет по плану, но, повторюсь, по плану «военному», поскольку «политический» план США с борьбой против «Исламского государства» связан лишь в том, что антитеррористическая операция против джихадистов представляет собой крайне удобный повод для раздела Ирака на три части — независимый Курдистан и еще два государства — суннитов и шиитов.

В своем телеинтервью в минувшие выходные Обама многозначительно обмолвился о том, что «первым этапом нашей политики в Ираке было создание правительства единства и доверия, и мы этого добились». И США, и их региональные союзники, в первую очередь — Саудовская Аравия, считали, что бывший иракский премьер Нури аль-Малики превращает страну в своеобразный «иранский протекторат». К действительности это не имело никакого отношения, но является отличным предлогом для того, чтобы сейчас создать в Ираке новый баланс между суннитами, шиитами и курдами, в результате которого будет проще разделить страну на три части, чем сохранить единое государство. Тренировочные лагеря, которые будут развернуты американцами в ближайшее время, — это базы для подготовки полноценных вооруженных сил и независимого Курдистана, и «Суннистана», которые впоследствии станут решающим доводом для раздела Ирака.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Экономическая база для курдской независимости за период войны с «Исламским государством» не только не пострадала — доходы регионального правительства в Эрбиле увеличились, как сообщил недавно министр природных ресурсов Ашти Хаврами, почти на 60%. В основном — за счет того, что, пользуясь слабостью Багдада, курдам удалось установить контроль над нефтяными полями Киркука и обеспечить непрерывные продажи через турецкий Джейхан. Все обращения Багдада к международному сообществу, к правительствам США и Турции о том, что эти продажи незаконны, — остаются «гласом вопиющего в пустыне». Наивным прозвучит вопрос о том, намерен ли Эрбиль вернуть центральному правительству контроль за месторождениями и готов ли он делиться доходами от продаж с властями в Багдаде после окончания борьбы с «Исламским государством».

Столь же драматично складываются отношения центрального правительства с племенами в «суннитском треугольнике». Вожди племен прямо обвиняют Багдад в том, что власти не оказывают им никакой поддержки в боях с джихадистами. Шейх Наим аль-Гауд, вождь крупного и влиятельного племени Альбу Нимр, выступил с обвинениями против шиитских руководителей Ирака, заявив, что они намеренно «подставляют» племена под удар джихадистов, задерживают поставки оружия и отказываются вооружать четыре тысячи человек, которых племена направили в тренировочные лагеря близ Мосула и Эрбиля. «Пользуясь наступлением „Исламского государства“, шиитский Багдад намерен так ослабить иракских суннитов, чтобы для него не осталось препятствий для установления своего господства на наших землях», — заявил аль-Гауд. И его слова отражают истинное отношение суннитов к происходящему в Ираке, при этом племена искренне считают, что именно они несут на себе всю тяжесть борьбы с «Исламским государством», а поэтому — уже сейчас настаивают на политической и экономической «компенсации» их усилий.

Серьезной проблемой будущего «Суннистана» является то, что создание централизованной власти на территориях племен — дело весьма трудоемкое, с большими шансами на провал. Как будет решаться эта проблема? Парадоксально, но здесь стратеги из Вашингтона рассчитывают на помощь «Исламского государства». Потерпев ряд военных поражений, «строители Халифата» внезапно занялись сейчас административной реформой на контролируемых территориях. Укрепляются местные органы управления, причем широко используется опыт афганских моджахедов 80-х годов, создававших эффективное «теневое управление», альтернативное официальному Кабулу. Формируются механизмы социальной поддержки, налогообложения, создается управленческий аппарат. По сути, создается система, которой по большому счету безразлично, кто там главный сегодня в столицах, но которая эффективно регулирует повседневную жизнь на местах. Уйдет «Исламское государство» — система продолжит свою работу под новым флагом.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Ведь «идеология» на Востоке — вещь столь же тонкая, как и сам Восток. Достаточно посмотреть сплетения связей и лиц, задействованных в ближневосточных комбинациях США, как становится очевидным, что все эти аль-нусры, игилы, эмираты и прочие «армии освобождения» — на уровне реальных руководителей и полевых командиров, остающихся за кадром публичного освещения, — состоят практически из одних и тех же лиц. Меняется только флаг, и меняется исключительно из тактических соображений: позавчера они говорили о «бескомпромиссной борьбе с кровавым диктатором Асадом», вчера — об освободительном походе против шиитского засилья в Ираке, сегодня — размахивают знаменем Халифата и угрожают уничтожить всех неверных, если США и их союзники не возьмут под контроль ту или иную территорию…

Стратегия США в Ираке направлена на раздел страны, и два основных пункта этого плана уже активно реализуются под прикрытием борьбы с «Исламским государством». Следующий пункт ближневосточной политики США — «окончательное решение сирийского вопроса». Но это — тема уже другой статьи.

http://www.regnum.ru/news/polit/1864789.html