Одним из знаковых событий, имеющих прямое отношение к сложной ситуации, складывающейся в Юго-Восточной Азии (ЮВА) и регионе Индийского океана (РИО), стало выступление в начале марта с.г. руководителя крупнейшего в вооружённых силах США Тихоокеанского командования (USPACOM) адмирала Харри Харриса. Под примечательным заголовком “Давайте объединим наши амбиции” оно состоялось в ходе проведения в столице Индии Дели первой конференции “Диалог Раисина” (Raisina Dialogue).

Организованный фондом Observer Research Foundation “Диалог Раисина” задуман как новая площадка (типа “Диалога Шангри-Ла” в Сингапуре, патронируемого лондонским Международным институтом стратегических исследований, которая теперь будет регулярно (видимо, раз в год, как и “Диалог Шангри-Ла”) функционировать под эгидой МИД Индии. На этой площадке будут обсуждаться различные политические и экономические проблемы, главным образом в АТР (в “расширенном” толковании этого политико-географического понятия, то есть с включением в него РИА).

Выразив “искреннее восхищение народом Индии, её культурой и превосходной кухней”, адмирал Х. Харрис воспроизвёл популярный в США мем о “двух крупнейших мировых демократиях, которые способствуют повышению безопасности и процветанию во всём регионе”.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Он обратил особое внимание на почти синхронность двух тенденций, а именно: “разворота” в АТР ключевых внешнеполитических интересов США и активизацию восточной политики Индии (Look East Policy), которая наблюдается с приходом к власти правительства Нарендры Моди. Причём просматриваются “лидерские характеристики” обоих инициаторов указанных тенденций. Всё это послужило оратору достаточным основанием для призыва “к совместному движению вперёд”, которое, однако, пока протекает “недостаточно быстро”.

Индия - Китай

Китай - Индия: сравнение экономик

Между тем ускорение упомянутого “движения” необходимо, прежде всего, с целью “гарантированного обеспечения свободы и открытости морских линий коммуникаций, которые имеют критическое значение для глобальной торговли и процветания. Это краеугольный камень основанного на праве международного порядка и принципов, в процессе поддержания которых мы не можем проявлять колебаний”.

Собственно, в последних фразах Х. Харриса нашли точное отражение как главные проблемы процесса общего смещения в АТР центра тяжести новой глобальной игры, так и видение США собственной (а также своих действующих и потенциальных союзников) роли в их решении.

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Необходимо отметить, что сам процесс упомянутого смещения, главная “ось” борьбы основных участников новой игры, роль в ней США с союзниками были предметом дискуссий в экспертном сообществе ещё в первой половине прошлого десятилетия.

Но в виде более или менее сформировавшейся концепции эти моменты нашли отражение в 2007 г. в известном тезисе Синдзо Абэ (тогда первый раз занимавшего пост премьер-министра Японии) о “дуге нестабильности”, угрожающей интересам “демократических стран”, которая с юга окаймляет азиатский материк.

Индия - Китай

Китай - Индия: сравнение армий

Уже тогда комментаторы обратили внимание на то, что обозначенная С. Абэ “дуга” подозрительно точно совпала с основным мировым трафиком доставки углеводородов из зоны Персидского залива в Индию, Китай, Японию и другие азиатские страны. Контроль над его функционированием приобретал значимость едва не главного козыря в новой глобальной игре с участием ведущих мировых держав.

Развитием концепции С. Абэ явилась так называемая “Инициатива четырёх” того же 2007 г., когда на полях очередного форума АСЕАН по безопасности министры обороны США, Японии, Индии и Австралии предложили сформировать нечто похожее на “Азиатское НАТО”. Это предложение было подкреплено совместными военно-морскими учениями (с участием также ВМС Сингапура), в которые в том году были превращены ежегодные американо-индийские учения “Малабар”.

Отношение китайцев к нововведениям
в статье
Китайский подход к прогрессу и модернизации

В ответ на резкие протесты со стороны КНР, “Инициатива четырёх” была забыта почти на десять лет, Австралия вообще перестала участвовать в упомянутых учениях, а Япония принимала в них участие в отдельные годы.

Очевидной попыткой реанимирования “Инициативы четырёх” 2007 г. и стало выступление Х. Харриса, в котором особое внимание было уделено Индии – “критическому элементу” деятельности вверенного ему командования.

Китай Индия

Сравнение диаспор Индии и Китая

Для последнего пассажа у Х. Харриса есть основания. Они обусловлены как общим курсом Вашингтона на резкое повышение значимости Индии в политике “разворота” в сторону АТР, так и фактом вхождения двух третей акватории Индийского океана в зону ответственности USPACOM.

Однако Х. Харрис не ограничил Индией круг наиболее предпочтительных партнёров в реализации американской политики в АТР. Сославшись на укрепляющиеся всесторонние контакты Индии с Японией и Австралией (то есть двумя американскими союзниками де-юре), он высказался за “расширение этой трёхсторонней конфигурации до четырёхсторонней” путём включения в последнюю США.

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

Не исключается присоединение к ней и других “небольших стран-единомышленников”. В том числе тех, которых “путём шантажа и насилия задирают некоторые [крупные] страны” региона.

Одной же из главных задач будущего военно-политического (квази)союза Х. Харрис считает совместное использование национальных ВМС “для обеспечения экономических интересов” стран-участниц. При этом главную компоненту этих интересов он связал (как и авторы “Инициативы четырёх” 2007 г.) с бесперебойным функционированием упоминавшегося выше трафика, “проходящего через Индийский океан и Южно-Китайское море”.

Но как раз упоминание оратором ЮКМ заставило крепко призадуматься его индийских слушателей. Ибо идея активизации индийских ВМС в ЮКМ (в рамках той же Look East Policy) давно обсуждается и в самой Индии. В частности, к этому Дели призывает Вьетнам – сегодня едва ли не основной политико-экономический партнёр Индии среди стран ЮВА.

Главной же причиной сдержанного пока реагирования индийского руководства на подобные призывы является отчётливое осознание вполне реальной перспективы прямой военно-политической конфронтации с Китаем, считающим почти всё пространство ЮКМ своей национальной территорией. При этом Пекин декларирует готовность предоставления необходимых гарантий обеспечения той самой “свободы судоходства” (которая якобы так беспокоит Вашингтон) на проходящих через ЮКМ торговых трассах.

Отношение китайцев к иностранцам и чужеродным элементам
в статье
Расизм в Китае

Примечательным стало заявление министра обороны Индии Манохара Паррикара, сделанное на следующий день после выступления Х. Харриса. Оно состояло из двух основных положений. Во-первых, М. Паррикар отметил, что “в настоящее время, как и ранее, вопрос о совместном патрулировании в АТР” для индийских ВМС не актуален.

Здесь обращают на себя внимание слова “в настоящее время” и “АТР”. Последний, видимо, понимался в “узкой” трактовке, то есть без включения в него региона Индийского океана. Иначе говоря, индийские ВМС не будут (пока) участвовать в совместном с ВМС США патрулировании именно в ЮКМ. Сама же подобная перспектива, по словам М. Паррикара, как и любая другая, должны быть “тщательно обдуманы”.

Второе положение его высказывания свелось к недвусмысленному подтверждению намерения Индии продолжать участвовать в американо-индийских военно-морских учениях “Малабар”.

В целом же содержание высказывания министра обороны Индии отражает противоречивую политику Дели на китайском направлении. Она сводится к попыткам совместить (всё более трудно совместимые) такие её компоненты, как стремление к развитию взаимовыгодных экономических отношений и рост опасений в связи с укреплением военной компоненты национальной мощи КНР.

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

Что касается перспектив подключения Японии и Австралии к новой редакции “Инициативы четырёх” 2007 г., предложенной на этот раз руководителем USPACOM, то с Токио едва ли возникнут какие-либо проблемы. Воздерживаясь пока от сколько-нибудь масштабной военной активности в ЮКМ и РИО в одиночку Япония вполне может стать здесь участником коллективных мероприятий.

Этому будет способствовать процесс развития всесторонних отношений Японии с Индией, который только ускорится после встречи премьер-министров обеих стран, состоявшейся в Дели в декабре 2015 г. Одним из пунктов принятого тогда Совместного заявления стала договорённость о постоянном теперь участии Японии в учениях “Малабар”.

Китай Россия

Новый Шелковый Путь от Wall Street Journal

По причинам, которые ранее рассматривались в НВО, сегодня сложно сказать что-то определённое о позиции Австралии, в случае если выступление Х. Харриса в Дели будет иметь какие-либо практические последствия в плане формирования хотя бы прототипа “Азиатского НАТО”. Министр обороны страны Марисс Пейн высказалась на эту тему достаточно уклончиво, заявив лишь, что “[австралийские] двери для консультаций с близкими партнёрами открыты”.

Что же касается упомянутой Х. Харрисом “задиристой” страны, которую он видит в качестве главного источника угроз “свободе судоходству”, то адресат принял месседж высокого американского военного начальника. В МИД КНР ограничились выражением надежды, что запланированные на 2016 г. трёхсторонние учения “Малабар” в водах к “северу от Филиппин”, не будут угрожать интересам “третьих стран”.

Редакционная статья Global Times на ту же тему, также выдержанная в достаточно умеренных тонах, констатировала, во-первых, важную роль Х. Харриса и в американской дипломатии в АТР, а также двойственность его личной позиции относительно места и роли КНР в АТР в целом и в ЮКМ, в частности.

В условиях нарастания напряжённости почти во всём пространстве, окружающем Китай, подобная сдержанность на вызовы со стороны главного геополитического оппонента представляется для Пекина пока единственно возможной формой реагирования.

http://ru.journal-neo.org/2016/03/29/admiral-harris-reanimiruet-initsiativu-chety-ryoh/