Балансировка спроса и предложения на рынке нефти будет происходить за счет американской LTO. Причиной тому станет, парадоксальным образом, то, что её выгодно отличает от традиционной добычи – короткий производственный цикл. Все нефтяные компании уже начали пересматривать свои инвестиционные планы, но именно в сегменте LTO эффект от этого будет заметен быстрее всего.  Показательна динамика компании «Oasis», обладающая третьим по численности парком буровых на Баккене:

MarketWatch, 10 декабря: «Акции Oasis Petroleum (OAS) упали на 11% в среду после того как компания обнародовала предварительный план капитальных затрат (capex) на 2015 год, которые будут значительно сокращены на фоне падающих цен на нефть… В 2014 году компания инвестировала 1,425 млрд. долл. В следующем году в бурение планируется инвестировать 650-750 млн., что должно дать прирост добычи нефти в 5-10%».

Более «традиционные» проекты с большим производственным циклом (4-5 лет в среднем) либо будут завершены в любом случае, если находятся в конечной стадии перед вводом в строй (Кашаган), либо уже были отменены (проекты Shell на Аляске) из-за сжатия прибыли вследствие стагнации цены на нефть последние несколько лет. Эффекты от их приостановки будут заметны лишь спустя годы.

Происходить балансировка в сегменте LTO будет в том числе за счет разорения более слабых производителей, в портфеле которых слишком много скважин вне т.н. «sweet spots».  (Важным побочным эффектом, вероятно, станет концентрация бурения на «sweet spots», признаком чего будет значительное улучшение средней добычи на скважину/буровую).

1

Часть этих производителей в среднесрочной перспективе разорится, а принадлежащие им (немногие) высокодоходные участки отойдут их более удачливым конкурентам (хороший материал см. FT). Уже сейчас по темпам падения котировок акций компаний можно примерно прикинуть кто выйдет живым из этой давки, а кого сомнут (судя по всему нас ждет классическая консолидация рынка вокруг нескольких крупных производителей с массовым избиением младенцев небольших компаний):

2

В свою очередь, это приведет к замедлению роста добычи в США или даже к его временной остановке – данный сценарий, кстати, рассматривают в местном Минэнерго как вполне рабочий. Этого может быть вполне достаточно, чтобы сбалансировать мировой спрос и предложение где-то на уровне 70-80 долл. за баррель во второй половине 2015-2016 годах. (безусловно, это не случится уже завтра, здесь можно согласиться с Вячеславом). Тем не менее, ничего фатального для «сланцевой» отрасли не произойдет: короткий производственный цикл позволит относительно быстро нарастить добычу как только цены пойдут вверх. В общем и целом более короткий цикл является серьезным преимуществом в «эпоху перемен».

3

(Все многообразие точек зрения на рентабельность добычи LTO собрано здесь).

Например, краткосрочный прогноз американского Минэнерго предполагает локальный пик добычи в мае 2015 года, сокращение добычи к сентябрю того же года и новую фазу роста в 2016 году (график). Средний уровень цен (WTI) аналитики EIA в 2015 году прогнозируют на уровне 54,6 долл. за баррель, а в 2016 году уже на уровне 71 долл.

Ключевым условием для подобной балансировки является экономический рост в развивающихся странах и, прежде всего, в Китае. Нужно понимать, что в случае замедления темпов роста или, того хуже, начала полноценной рецессии цена вслед за спросом может упасть ниже уже существующих уровней. Очевидным нижним пределом цены на нефть являются операционные расходы на её добычу – около 30-40 долл. за баррель:

4

Однако даже 70-80 долл. за баррель (наравне с высокой волатильностью цен) создают серьезные проблемы для отрасли в целом. Даже если относительно низкие цены на нефть не являются симптомом нового витка мирового экономического кризиса (как считают товарищи из ZH), а, наоборот, подтолкнут мировую экономику к росту, что вполне возможно, в среднесрочной перспективе неизбежно возникнет новый дисбаланс, обусловленный кризисом уже в традиционной нефтедобыче (с большим производственным циклом), когда начнет сказываться начатое ещё в 2013 году и набравшее обороты по мере падения цен сокращение капитальных затрат крупными нефтяными компаниями.

Reuters, 4 декабря: «По всему миру нефтяные и газовые проекты стоимостью более 150 млрд. долл. будут, по всей видимости, приостановлены из-за их убыточности на фоне снижающихся цен на нефть… По данным норвежской консалтинговой компании Rystad Energy в следующем году будут приниматься  решения по инвестициям всего около 800 проектов в сфере добычи нефти и газа, которые  стоят около 500 млрд. долл. и должны дать приблизительно 60 млрд. баррелей нефтяного эквивалента. Однако аналитики прогнозируют, что при средней цене в 82,5 долл. за баррель в следующем году около трети инвестиций ( или пятая часть объема добычи) не будет одобрена…».

Мало кто мог предположить, что в 2014 году нефть покажет 50 долл. и ниже, но через 3-5 лет цена нефти может удивить ещё больше, взяв высоту в 150 – 200 долл. Чтобы понять почему это может произойти стоит обратиться к докладу (теперь уже бывшего) директора консалтинговой компании Douglas-Westwood Стивена Копитса (посмотреть выступление можно здесь):

6

Согласно его расчетам в 1998-2005 годах в «традиционном» секторе (без LTO и нефтеносных песков Канады), составлявшем в прошлом году 93% всего объема производства, на разведку и добычу было потрачено 1,5 трлн. долл., что добавило 8,6 mbd в указанный период. С 2005 по 2013 год в данный сегмент было инвестировано около 2,5 трлн. долл., что дало снижение добычи почти на 2 mbd, которое и было с лихвой компенсировано «сланцевой революцией». Кривая инвестиций в отрасль в целом выглядит вот так:

7

Вследствие исчерпания дешевых в разработке месторождений капитальные затраты в расчете на баррель  с начала века росли примерно  на 11% в год. Причем вне США и Канады непрерывного роста инвестиций в сектор едва хватало, чтобы избегать значительного снижения добычи.

8

Следует учитывать, что уже в 2013 году при цене нефти 100-110 долл. за баррель у крупнейших западных производителей (т.н. «majors») начались серьезные проблемы с прибылью поскольку цена стабилизировалась, тогда как расходы продолжили рост.

9

Выходом стало урезание части инвестпрограмм – выпали самые рискованные проекты, вроде Арктики и т.п. Другими словами, при явных проблемах с уровнем добычи в «традиционном» сегменте отрасли (т.е. без LTO и нефтеносных песков Канады) уже 100-110 долл. за баррель были недостаточны для того, чтобы наращивать необходимые для «поддержания штанов» инвестиции («majors» в этом смысле являются своего рода «авангардом» отрасли, настойчивые требования налоговых льгот нашими ВИНКами демонстрируют, что они в том же тренде).

Теперь, когда средняя цена на нефть марки Brent в 2015 году прогнозируется EIA на уровне 57,6 долл. за баррель можно уверенно утверждать, что под нож пойдет огромное количество проектов. Аналитики «Goldman Sachs» утверждают, что при цене в 60 долл. под угрозой отмены находятся проекты почти на 1 трлн. долл. до 2020 года. Однако Копитс считает, что даже эта оценка является оптимистичной, поскольку капитальные затраты обычно следуют за доходами нефтяных компаний. Текущие цены, пишет он, отражают падение доходов на 40% и, при прочих равных, капитальные затраты так же должны сократиться на 40%. При том, что отрасль инвестирует в год порядка 1 трлн. долл. это даст снижение уровня инвестиций порядка на 300-400 млрд. долл. в год или около 2 трлн. до конца десятилетия. Очевидно, что отсутствие инвестиций сегодня – это отсутствие добычи завтра.

Снижение добычи в «традиционном» сегменте в начале будет постепенным, поскольку его проекты имеют больший цикл реализации (годы), чем, например, в «сланцевом» сегменте (месяцы). Это значит, что эффекты снижения инвестиций проявятся не сразу, а с лагом в несколько лет, а полный ход наберут только в среднесрочной перспективе. Но когда это произойдет, «нетрадиционный» сегмент отрасли не сможет компенсировать коллапс добычи в «традиционном» (прогнозы EIA ещё до падения цен показывали пик добычи на «сланцевых» месторождениях до 2020 года, а что придет на смену сланцевым «слонам» остается загадкой), тогда как привычные «резервные мощности» останутся далеко в прошлом. «Сланцевая нефть» – это карлик (7% от добычи в 2013 году) на плечах гигантов (93%), и когда ноги последнего подкосятся изменить что-то она не сможет. Другими словами, в интервале 2016-2018 годов можно ожидать нового ценового шока, сравнимого с 2008 годом.

Может ли мировая экономика позволить себе продолжительный период высоких цен на нефть чтобы снова запустить остановившийся инвестиционный механизм отрасли? Это основной вопрос, который определит, будет ли грядущий в среднесрочной перспективе пик добычи локальным или окончательным, т.е. тем самым Пиком с большой буквы и соответствующими геополитическими последствиями.

Теоретически – да, может. Однако опыт последнего десятилетия подсказывает, что скорее нет. Среднегодовые цены по 100 долл. за баррель 2010-2014 годов были обеспечены чередой «количественных смягчений», которые никак не назовешь частью нормально работающей экономики. А окончание QE-3 удивительным образом совпало с их обвалом:

10

Тем же, кому идея пика нефти на фоне её видимого избытка кажется абсурдом стоит напомнить историю с журналом «The Economist» от марта 1999 года, который вышел с заголовком «Утопая в нефти»:

11

«Куда бы не пошел наш журналист, специализирующийся на энергетической тематике, все, с кем он общался, напоминали ему об обложке «Drowning in oil», которая рассказывала о нефти по 5 долларов как раз перед тем, как цена начала свой эпический восьмилетний подъем на вершину в 145 долларов».

http://danko2050.livejournal.com/35582.html