Инициированное Саудовской Аравией падение цен на рынке нефти поставило на грань разорения добывающую отрасль США. На данный момент процедура банкротства начата в 20 компаниях, а в перспективе до середины 2017 года, по оценкам WolfeResearch, обанкротится каждая третья американская нефтегазодобывающая фирма. В текущих условиях ТЭК США несет потери около $2 млрд. в неделю. У 40 ведущих корпораций, акции которых торгуются на бирже, совокупный убыток за 2015 год составил $67 млрд., а у 18 из них долги превосходят собственный капитал. Тем самым запущены два процесса, каждый из которых будет иметь решающее влияние на мировую экономику.

Первый. Для наращивания объемов мировой добычи нефти и газа с 2011 по 2013 год потребовалось инвестировать в основные фонды в среднем $373 млрд. ежегодно. В 2015 падение инвестиций превысило 20%, а за 2016 недофинансирование достигнет $91 млрд. Это уже привело к падению суммарных объемов добычи нефти в США с 9,8 до 8,3 млн. баррелей в сутки. В перспективе до конца 2017 года падение продолжится до 7,5-7,1 млн. баррелей в сутки. С учетом снижения добычи в других странах, в том числе входящих в ОПЕК, это означает формирование на рынке дефицита предложения, который в состоянии вернуть цену нефти к уровням $60-65 за баррель.

При этом США не смогут воспользоваться восходящей ценовой динамикой для восстановления сланцевой добычи. Американская сланцевая революция производилась на кредитные деньги, которые сейчас оказались полностью связаны. За 2015 год по оценкам банковских регуляторов США, объем выданных добывающим компаниям "плохих, либо уже невозвратных" кредитов увеличился в пять раз и достиг $34,2 млрд., что составляет 15% от всего кредитного портфеля отрасли. В перспективе ближайших 10 месяцев эта цифра вырастет в 2-2,5 раза. С учетом сопутствующих отраслей, а также роста безработицы ввиду увольнения персонала, общие потери финансового американского сектора достигнут более $100 млрд. или 0,7% ВВП США.

Вторым процессом, играющим против США, стал активный вывод средств, прежде всего из американских нефтегазовых компаний суверенными фондами ближневосточных монархий. Лидером процесса является Саудовская Аравиясократившая свои вложения в американские корпоративные бумаги с августа 2014 по ноябрь 2016 на $109 млрд. В настоящий момент ее совокупный капитал в США составляет $628 млрд., из которых 20% приходятся на акции. Учитывая негативные итоги встречи Барак Обамы и Салмана ибн Сауда, к весне 2017 эта доля капиталов (или ее значительная часть) также может быть выведена из Америки из-за угрозы ареста.

В тоже время КСА ведет войну в Йемене, каждый день которой обходится бюджету страны в $175 млн, а поддержание платежеспособности государственного бюджета страны сокращает резервы Саудовской Аравии в среднем на $7,4 млрд в месяц. Таким образом, сбалансировать бюджет Королевство может только при цене нефть не ниже $106 за баррель. В противном случае финансовые резервы страны исчерпываются в течение трех лет. Но выход на этот уровень сведет на нет все результаты, достигнутые саудовцами за последние два года, и создаст предпосылки к возрождению сланцевой добычи в США, что прямо противоречит стратегическим интересам КСА.

Срыв переговоров по ограничению нефтедобычи в Дохе показывает, что Королевство решило продолжить линию противостояния с США, разве что сократив, насколько это возможно, свои потери от низких нефтяных цен, но не допуская их роста выше $60, до уровней, комфортных для США. Несмотря на испытываемые трудности, Саудовской Аравии удается постепенно наращивать свою долю в мировой добыче за счет поглощения рынка, освобождающегося от американских поставщиков.

Таким образом, в ближайшей перспективе следует ожидать обострения прямого политического противостояния между Саудовской Аравией и США, а также попыток американских спецслужб ослабления противника, в том числе методами гибридной войны. Президент США уже выразил свою озабоченность недопустимо низким уровнем демократии в Саудовской Аравии.

Важную неоднозначность конфликту придает тот факт, что все его ведущие участники между собой неравнозначны. По данным ОПЕК пятерка ведущих нефтепроизводителей состоит из России, Саудовской Аравии, США, Китая и Ирана. При этом по объему суточной добычи занимающий четвертое место Китай добывает нефти вдвое меньше, чем США. Кроме того, добытый объем Китай потребляет внутри страны, тем самым оставаясь крупнейшим неттоимпортером, мало влияющим на мировую цену нефти своей добычей. Поэтому определяющей на рынке становится совокупная доля России и Саудовской Аравии, которая возрастет с нынешних 27,12% до 30-31%. Рост цены барреля до $60 оставляет нефтедобывающую отрасль США в катастрофических убытках, а для Саудовской Аравии их только снижает, но не устраняет полностью. Единственным выгодоприобретателем становится только Россия, у которой совокупная выручка нефтедобывающих компаний достигнет $70,4 млн. в сутки.

Планы Ирана по наращиванию собственной добычи этому помешать не смогут. За годы экономических санкций Иран существенно исчерпал свои финансовые ресурсы и не располагает средствами для соответствующей быстрой модернизации основных фондов. Для реализации своих планов ему потребуются внешние инвестиции. Учитывая недавний отказ Верховного суда США вернуть Ирану $3 млрд. из ранее замороженных иранских денег на территории США, источниками инвестиций по развитию иранской нефтедобывающей отрасли станут Россия и Китай. В обоих случаях это сможет как-либо существенно повлиять на наращивание добычи нефти в Иране не ранее 2020 года.

В тоже время рост нефтегазовых доходов в России вернет к жизни "бюджетное правило", согласно которому экспортные доходы, превышающие установленную бюджетом нормативную цену барреля, должны уходить в Резервный фонд, подконтрольный ЦБ. Его значительная часть в настоящее время инвестируются в федеральные американские ГКО. Учитывая обострение американо-российского политического и экономического международного противостояния, в среднесрочной перспективе следует ожидать пересмотра политики  ЦБ в данном вопросе.

Стратегия стерилизации денежной массы для сдерживания инфляции с последующим инвестированием излишков в американские федеральные бумаги не способствует развитию собственной экономики страны. В свою очередь, пусть и вынужденно подстегнутая санкциями программа импортозамещения демонстрирует серьезный успех, который необходимо портировать на более высокотехнологичные сектора российской экономики. Тем самым будет обеспечено повышение средней маржинальности отечественной экономики в целом и выход ВВП на рост в 1,4 - 2,2%  к 2019 году.

Этому способствует и явно обозначившиеся фундаментальные разногласия между Вашингтоном и Эр-Риядом, озвучившим угрозу обвальной распродажи своей доли в ГКО США. Любая цена нефти, которая будет ниже $106 за баррель, принудит Саудовскую Аравию искать источники покрытия существенного дефицита своего госбюджета, что возможно только путем такой распродажи.

В достаточном количестве свободные капиталы для выкупа больших объемов американских ГКО на мировом рынке сейчас существуют только в Японии, центральный банк которой, в рамках ПОПС, опустил учетную ставку в отрицательную область, чем вынудил держателей иен использовать ставшей фактически бесплатной японскую валюту для активной скупки любых иностранных активов. Оборотной стороной этого процесса является прогрессирующее снижение надежности американских федеральных долговых обязательств, что в конечном итоге и вынудит экономики стран, сохраняющих реальную эффективность, в том числе Россию, ускорить процесс снижения объемов вложений своих государственных резервов в ГКО США, а значит и в доллар, как мировую валюту.

Таким образом, сформировавшаяся политическая и экономическая тенденция означает стабилизацию рынка нефти в районе цен на уровне $60-65 за баррель к концу 2017 года.

http://ostkraft.ru/ru/articles/1748