«Не было бы преувеличением сказать, что Каталония являет миру то, как границы могут быть изменены в лучшую сторону. На Украине, с другой стороны, Россия дает миру неприятное напоминание о том, как используются пограничные конфликты», — написало британское издание Guardian на следующий день после проведенного опроса о выходе Каталонии из состава Испании.

А еще через день газета Guardian в своей редакционной статье по поводу опроса в Каталонии написала: «Урок, как видится из Великобритании, заключается в том, что Испании следует изменить страну, если она хочет, чтобы Каталония осталась». Guardian излишне самоуверенно полагает, что, у британцев появилось право критически судить о всплеске сепаратизма в Испании, поскольку сама Великобритания ранее согласилась с тем, что у шотландцев есть право покинуть ее. И вот теперь Guardian считает, что результаты неофициального опроса в Каталонии не оставляют испанскому премьеру Мариано Рахою никакого иного выбора, как принять «британский подход», а у «демократической Европы не может быть никаких аргументов против».

Рахою следует поменять стратегию, полагает британское издание, и внести поправки в Конституцию страны, чтобы позволить провести официальный референдум о самоопределении Каталонии. «И если каталонцы готовы к честной дискуссии друг с другом и с другими в стране, у него [Рахоя] есть шанс убедить Каталонию оставаться частью Испании», — дает рецепт британское издание.

Следуют стандартные в трудной ситуации рецепты последних двух десятилетий от западной демократии: Испании следует проводить реформы. Какие? На это у Guardian нет определенного ответа. Что касается изменения Конституции, то, заметим, что испанскому премьеру не по силам ее изменить. Конституционного большинства в испанском парламенте у Рахоя нет. Изменение Конституции Испании требует квалифицированного большинства голосов в парламенте, а также общенационального референдума.

Поэтому, вопреки мнению британского издания, на настоящий момент Каталония вовсе не является «примером» решения проблемы, по той простой причине, что «правильного» конституционного решения каталонской проблемы нет. Вопрос о каталонской независимости можно только отодвигать во времени в надежде, что проблема уйдет или рассосется, что и делали все мадридские правительства с 2010 года. Правительство Рахоя не исключение в этом ряду.

Несмотря на то, что «опрос» в Каталонии был заранее объявлен центральными властями Испании незаконным, а его результаты, не имеющими никакой юридической силы, тем не менее, сам факт того, что более 2 млн человек в Каталонии 10 ноября пришли к избирательным урнам, а 80% из них проголосовали за независимость, требует от Мадрида решительных политических действий.

Сейчас наблюдается определенный тупик. Сторонники единства Испании в этой стране полагают, что своим опросом «каталонские сепаратисты опорочили демократию». Каталонские сепаратисты, в свою очередь, указывают на то, что проведенный опрос идет в рамках демократической процедуры, и законы Испании не нарушаются. На этом пути Каталония приближается к решающей точке. Она юридически может выйти из состава Испании только одним способом, полностью разрушив Конституцию 1978 года.

Других вариантов у Каталонии нет. И другой вариант, предлагаемый сторонниками сохранения испанского единства, расширение автономного статуса Каталонии также возможно лишь при изменении Конституции Испании. Поэтому политические перспективы Каталонии скрыты неизвестностью. Если конституцию Испании и следует менять, то с ориентацией на модель с дальнейшим расширением автономного статуса Каталонии.

Так полагают в Испании сторонники конституционного разрешения каталонского кризиса. Но куда дальше расширять автономный статус, если Каталония еще в 1978 году получила самую продвинутую форму автономию, выделяющую ее из ряда прочих автономных образований Испании. Выход за рамки этой модели обозначал бы уже конфедеративную модель устройства Испании. Похоже, что умеренные сторонники единства страны согласны уже на подобный вариант символического пребывания Каталонии в составе Испании.

Вместо того, чтобы прямо противостоять сепаратистским устремлениям Каталонии, испанское правительство вынуждено следовать по стопам каталонских сепаратистов и приветствовать свою приверженность демократическому процессу. Здесь правительство Рахоя и попадает в ловушку. Сторонники каталонской независимости разработали своеобразную «дорожную карту» выхода из Испании, прикрыв ее легалистской риторикой.

Например, само по себе состоявшееся 9 ноября 2014 года голосование, или опрос, конечно, угрозы единству Испании не создает. Это, скорее, еще один аргумент в политических спорах Барселоны с Мадридом. Сепаратисты в Каталонии изначально знали, что опрос не станет референдумом, а лишь очередным актом политического действа на пути к сецессии. Подобная логика требует сейчас, чтобы премьер Каталонии Артур Мас обратился в Мадрид с предложением провести обязательный референдум в Каталонии по шотландской модели.

«Я отправил письмо Рахою, чтобы предложить испанскому правительству определить условия для постоянного диалога», — заявил Артур Мас на пресс-конференции 11 ноября. Но почти наверняка премьер Испании Мариано Рахой откажет Каталонии в референдуме со ссылкой на отсутствие соответствующих положений Конституции страны и на постановление Конституционного суда Испании. После этого каталонские сепаратисты по своему плану проведут региональные «плебисцитные» выборы, на которых к власти придут крайние сторонники независимости Каталонии. Последние в одностороннем порядке провозгласят независимость Каталонии без оглядки на правительство в Мадриде.

Подобный план поддерживает как региональное правительство Каталонии в лице правящей коалиции «Конвергенция и Союз», так и оппозиционная партия «Левых республиканцев Каталонии» (Esquerra Republicana de Catalunya — ERC), а также другие, менее значимые националистические группировки. Каталонские сепаратисты в рамках своей «дорожной карты» обладают известной свободой и инициативой.

Они, например, могут в любой момент устроить региональные выборы в досрочном порядке. Такой шаг, вероятно, вызовет финансовую дестабилизацию с последующими банкротствами кризисных регионов Испании. Но это мало волнует актив независимости в Барселоне. Каким в кризисной ситуации может стать ответный ход Мадрида? Сторонники крайних действий для сохранения страны уже подсказывают: «отменить автономию Каталонии». Однако подобный вариант действий также неконституционен. Прямое правление Мадрида в Каталонии станет чрезвычайным и потребует участия федеральной полиции и армии.

В своих действиях каталонские сепаратисты первоначально исходили из традиционного устремления укреплять экономическую независимость своего региона. Поэтому они требовали большей политической и фискальной самостоятельности от Мадрида. Каталонские националисты уже давно утверждают, что собственная государственность позволила бы решить насущные экономические проблемы, потому что независимая Каталония получила бы дополнительно от 8 до 15 миллиардов евро в год из-за отказа перечислять средства в центральный бюджет Испании.

На базе этого требования в условиях кризиса, стартовавшего в 2009 году, стала пропагандироваться идея полной независимости Каталонии. По данным местных опросов, процент каталонцев, выступающих в пользу независимости, увеличился в четыре раза за последние десять лет и в настоящее время составляет 49,4 процента.

В последних каталонских дебатах заметны два крайних лагеря. С одной стороны, каталонские националисты утверждают, что корень проблемы в неэффективности испанского государства и его негативном отношении к каталонскому языку и местной культуре. С другой стороны, испанские националисты утверждают, что движение сторонников суверенитета Каталонии является лишь продуктом продолжающейся рецессии в стране. Прекратись она, и проблема уйдет. В последние месяцы испанские и каталонские власти стали ведущими рупорами этих крайних взглядов на проблему.

Темой, которая остается за скобками публичной дискуссии, являются международные последствия раскола страны. Исторический опыт свидетельствую, что создаваемые новые государства нуждаются в поддержке великих держав для получения широкого международного признания. В настоящее время ни одно европейское государство открыто не поддержали независимость Каталонии из-за опасения эффекта домино. Негативно в адрес каталонских сепаратистов на словах выступил и Брюссель. Однако отсутствие европейской поддержки мало беспокоит каталонских сепаратистов, хотя возникает чисто юридический вопрос о членстве Каталонии в ЕС.

Поляризованная атмосфера оставляет мало места для политических партий, пропагандирующих программу институционных реформ и выступающих за диалог между Мадридом и Барселоной. Вместо этого, наибольшие выгоды из конституционного тупика извлекают наиболее радикальные партии. Опросы общественного мнения демонстрируют, что если проводить выборы в Каталонии сейчас сразу же после опроса, то их выиграет наиболее сепаратистски настроенная партия региона — ERC. Лидер ERC Ориоль Жункерас открыто признает, что отказ Рахоя от диалога вокруг предложения провести референдум является одним из самых важных факторов в успехе его партии.

Премьер-министр Испании Мариано Рахой со ссылками на Конституцию заявляет, что он защищает территориальную целостность Испании. Эта политическая стратегия плоха тем, что она не имеет перспектив. Жесткая позиция Рахоя дает лишь временные выгоды его консервативной партии, отвлекая избирателей от многочисленных коррупционных скандалов. Одновременно линия Рахоя укрепляет позиции крайних в лагере каталонского суверенитета. Подобная позиция Рахоя уже подвергнута прямой критике с обращением в суд со стороны испанской партии «новых правых» Vox.

Каталонские политические дрязги проходят на фоне продолжающегося финансово-экономического кризиса в Испании. Правительству Рахоя при помощи Европейского центрального банка удалось стабилизировать ситуацию с национальным долгом и кризисными банками. Но по этому направлению перелома пока нет, хотя ситуация и не ухудшается. По сведениям Европейской комиссии, экономика Испании будет расти в этом году на 1,2 процента и на 1,7 процента в следующем. Несмотря на это, уровень безработицы в Испании остается запредельно большим. Коррупционные скандалы сотрясают страну, подрывая доверие у избирателей к правительству правоцентристов.

Если испанская экономика не восстановится в ближайшие несколько месяцев (а этого, разумеется, не произойдет), то правоцентристов у власти на текущих выборах сменят левоцентристы из Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП, ) и «новых левых» из PODEMOS. «Подемос» («Мы можем») является испанским аналогом греческой партии «Сириза». Но при этом почти наверняка левоцентристы не будут иметь в будущем испанском парламенте конституционного большинства. Это обстоятельство вновь закрывает возможность конституционного решения каталонского вопроса. Остается только надеяться, что левоцентристское правительство в Мадриде на левой основе сможет поддерживать хоть какой-то диалог с «левыми республиканцами» Каталонии. Но никто не может гарантировать этого. Национализм преобладает над социальными мотивами.

Вероятно, в своей внутренней политике левоцентристы в Испании откажутся от реформы труда, осуществленной нынешним правоцентристским кабинетом. Кроме того, «Подемос» обещает уменьшить срок выхода на пенсию возрастом 60 лет. Подобного рода политика грозит войти в противоречие с антикризисным курсом Евросоюза. Из-за этой угрозы проевропейским наблюдателем предпочтительной представляется коалиции из правящей сейчас правоцентристской «Народной партии» Рахоя и левоцентристской Испанской социалистической рабочей партии при условии, что «Подемос» уйдет в оппозицию.

Вариант этот напоминает греческое политическое решение лета 2012 года — правоцентристская «Новая демократия» с левоцентристской «Пасок» у власти, «Сириза» — в оппозиции. Однако испанский вариант «Большой коалиции» также не дает ответа на каталонский вызов. Более того, каталонский фактор, вероятно, будет разрушать единство коалиции подобного рода. Возможный ответ на политический кризис гипотетической «Большой коалиции» в условиях финансовой дестабилизации может прийти или слева от «Подемос», или справа — от Vox. Воспроизводится крайнее противостояние, которое в 1930-х годах довело Испанию до гражданской войны. Можно констатировать: Испания находится на опасном пути.

Стратегическая линия Рахоя в каталонском вопросе определена — не брать на себя ответственность. Поэтому прежде, чем Мадрид и Барселона получает новые правительства, напряженность в отношениях между центром и регионом будет только возрастать. Прогноз не очень хорош для Испании. Следующие всеобщие выборы не дадут абсолютного большинства любой из трех ведущих партий — консерваторам, социалистам или «Подемос». В подобном состоянии они не смогут заключить соглашения с каталонскими политиками, поскольку не смогут предложить им референдум. В этой ситуации каталонским сепаратистам остается одно — выполнять свою «дорожную карту».

http://www.regnum.ru/news/polit/1865618.html