Для желающих посмотреть видео с участием автора блога - привожу запись прямого эфира "Воскресного вечера", в первой части которого принял участие и ваш покорный слуга.

Принял вынужденно, неожиданно для себя оказавшись "голубем" в окружении массы "ястребов", которые уже сегодня готовы заезжать на территорию ДНР/ЛНР, сидя на броне российских танков или организовывать прямо сейчас поставку туда "Шилок" и прикрытие Юго-Востока развёртыванием у границы полков ПВО С-400.

Вторая часть передачи была про Россию и про китайский контракт по газу - и я ещё бы полгода назад с удовольствием отметился бы именно там, а не в обсуждении гражданской войны на Украине.

Ну а теперь - краткий комментарий к сюжету, прозвучавшему в передаче, так сказать постфактум.

Я уже говорил раннее, что территория ЛНР и ДНР де-факто потеряна для центрального правительства. Призрачная возможность федерализации сейчас уже утеряна в реках крови, которые все дальше разводят две части прежде единой страны всё дальше друг от друга.

Однако сейчас мятеж в ЛНР/ДНР уже прошёл первую "точку невозврата" - мятежники-ополченцы уже имеют базовую территорию и практически вышли на каналы снабжения оружием, добровольцами, медикаментами и продовольствием.

На научном графике, который часто используют США при описании различных гражданских войн, эта точка выглядит вот так:

497059_original

 

Rapid defeat - это "Быстрое поражение" повстанцев или инсургентов, как их часто называют на Западе.

Описание такого мятежа достаточно тривиально: повстанцы-романтики завладели оружием, взяли в плен какого-нибудь местного мэра или депутата и объявили по-быстрому какую-нибудь "Республику Малых Задрищ".

При этом, понятное дело, основная часть населения за пределами протестной группы даже не чувствует данного мятежа, узнавая из сообщений прессы и телевидения о том, что вчера в Малых Задрищах произошёл вооружённый мятеж, который был подавлен совместными действиями полиции и спецподразделений.

Армия для подавления такого мятежа обычно привлекается только в качестве обеспечения некоего внешнего кольца оцепления, изолируя очаг восстания от мирного населения и фильтруя выходящих из зоны конфликта мирных жителей и выявляя повстанцев-инсургентов.

Мятеж 22 февраля (Майдан) прошёл фазу Rapid Defeat где-то 17-18 февраля, когда объявленная тогдашним руководителем СБУ Якименко масштабная АТО в западных регионах страны (Львов и Ивано-Франковск) очень быстро была свёрнута (в том числе - и стараниями нынешнего президента Порошенко) и майданное восстание очень быстро перешло к фазе Rapid insurgent victory.

Мятеж 6 апреля в Луганске и в Донецке очень долго набирал обороты.

Он не был подготовлен, в отличии от Майдана, к которому были приложены усилия США и Евросоюза, активисты для которого готовились десятилетиями и который щедро снабжался деньгами ещё до его начала, восстание в Донецке и в Луганске возникло во многом неорганизованно и стихийно.

Я не думаю, что Валерий Болотов или Александр Кофман досконально представляли себе те последствия, которые они увидят уже менее, чем через два месяца в своих родных Луганске и Донецке и отнюдь не готовили себя к роли Главнокомандующего армией или сопредседателя Народного Фронта.

В силу этих причин восстание в Луганске и в Донецке развивалось ни шатко, ни валко - две недели восставшие сидели практически безвылазно в двух административных зданиях в центре этих городов и не имели достаточно сил даже для их внятной защиты.

Именно в эту неделю у центрального правительства хунты был призрачный шанс на быструю ликвидацию повстанческого движения.

Но проблема слабости центральной власти Киева, продемонстрированная миру в период 18-22 февраля - никуда не делась.

Более того, за два месяца, минувших с середины февраля до середины апреля - хунта лишь ещё больше подточила силы официальной карательной системы, проведя бестолковую мобилизацию украинской армии, начав увольнять принципиальных офицеров из рядов МВД и СБУ и затеяв несправедливый процесс против "Беркута" и "Альфы", выставив их главными виновниками событий 18-22 февраля.

Поэтому, неудивительно, что за первую неделю Донбасского мятежа хунта не смогла сделать ровно ничего для подавления протеста - это просто некем было делать.

Последний шанс на "Быстрое поражение" повстанцев был упущен 12 апреля 2014 года, когда огонь восстания был переброшен на север области и запылал треугольник Славянск-Краматорск-Красный Лиман, открыто восстал Краснодон в Луганской области, а вокруг Донецка вспыхнули Макеевка, Горловка и ещё пару посёлков помельче.

Поэтому сейчас мы, скорее всего, увидим следующий этап нашей грустной пьесы.

Ситуация на Донбассе планово "просядет" в яму частичного разочарования политикой повстанцев, на фоне роста неприятия политики хунты.

На Западе хунту будут ненавидеть за то, что "львовяне гибнут на Востоке", а на самом Востоке поддержка хунты или идеи "Единой Украины" будет вызывать лишь бессильную злобу.

Но, что важно, процесс развития восстания такое временное проседание совершенно не остановит.

Это - грустная логика гражданской войны - каждая смерть рождает десять мстителей. И эти мстители пополняют армии обеих противодействующих друг другу сторон.

В формальной логике вроде бы у Большого Донбасса нет сил выиграть такую войну у противоположной части Украины. Если брать чисто числовой подход, то 8 миллионов никак не могут победить 35 остальных.

Однако, здесь надо учитывать сразу несколько моментов, которые значительно усложняют такую формально-математическую победу и не ставят знак равенства между Конфедерацией Южных Штатов США и Конфедерацией ЛНР и ДНР.

1. У Большого Донбасса есть своя мощная оборонная и тяжёлая промышленность, которая в значительной мере отсутствует у Киева и контролируемого им Центра и Запада страны. Возможная же потеря Харькова и района Днепропетровска-Запорожья вообще делает возможность Киева обеспечивать длительную боеспособность армии весьма призрачной.

2. Часть мобилизационного ресурса Центра и, особенно, Запада страны находятся за пределами территории Украины. Гастарбайтерами являются практически 5 миллионов трудоспособного населения страны - или же около 2,5 миллионов мужчин призывного возраста.

3. Большой Донбасс однозначно получит масштабную помощь со стороны России - в виде снабжения, оружия, добровольцев и решения вопросов по раненым ополченцам и беженцам.

4. Использование хунтой тяжёлой техники и фронтовой авиации однозначно будет встречать ответные шаги России и легализацию и без того осуществляющейся помощи. При этом организация подобной помощи со стороны стран НАТО для хунты будет наталкиваться на объективные трудности в доставке оной - так как из портов, доступных хунте, она сейчас отчасти контролирует только район Большой Одессы. Любой инцидент в Одессе затрудняет или даже делает невозможным снабжение хунты по морю. Снабжение же хунты сухопутным путём гораздо труднее организовать, нежели снабжение ДНР/ЛНР со стороны России.

5. Россия легко может обеспечить бесполётную зону в 300-400 километрах от своих границ, что автоматически включает в таковую зону и Днепропетровск, и Запорожье, и Одессу (из Крыма) и даже Киев. Поэтому превосходство хунты в воздухе при желании и нужном поводе (массовые жертвы среди мирных жителей) может быть ликвидировано буквально мгновенно.

В общем, готовьтесь к длинной и изнурительной войне.

Хунта уже не победит повстанцев в быстрой операции, как бы им этого не хотелось.

И - дай бог, чтобы социальный взрыв, который весьма вероятно сметёт хунту, произошёл как можно раньше. Это реально спасёт массу жизней, которые однозначно заберёт длительная гражданская война, за началом которой мы все уже сегодня находимся.

Здравствуй, оружие. Нам конечно уже хочется сказать тебе прощай.

Но, к сожалению, не завтра.

Украинская армия продолжает обстреливать Славянск с позиций на горе Карачун. Стреляет очень неточно.

Попадают куда угодно, толко не по блок-постам ополченцев: по школам, больницам, жилым кварталам, частным домам. Каждый день есть погибшие и раненые среди мирного населения. Диванный спецназ, воюющий на стороне России против киевской хунты, гневно стучит по столу кружкой пива и требует....

... штурмом взять гору Карачун, артиллеристов расстрелять, трупы изнасиловать, заснять на телефоны и предъявить сочные фотографии всей мировой общественности.

Не спешите, господа Суворовы, Жуковы, Кутузовы.

На первый взгляд может показаться, что украинские артиллеристы просто промахиваются или не видят цели. На самом деле все они прекрасно видят и об этом есть свидетельства из радиоперехвата связи артиллеристов и корректировщиков огня. Бьют по жилым кварталам намеренно. А вот зачем — это вопрос интересный, вопрос очень правильный.

Если кто-то думает, что украинцы просто расстреливают мирных жителей — это не совсем так. То есть расстреливают, конечно, но не для развлечения, а с очень конкретной целью.

Цель — измотать обстрелами жителей города и ополченцев (многие из которых тоже являются местными жителями), чтобы они пошли на штурм горы Карачун. Именно так, как и требует со своих диванов русский пивной спецназ.

Зачем им это? Отвечаю. Победить ополченцев по-другому украинская армия не может. Пробовали — не получилось. Входящие в город подразделения нацгвардии попадают под обстрел и с потерями возвращаются обратно. Иногда с большими потерями. Вертолеты, отправляемые на обстрел позиций ополченцев — сбиваются. Пусть не каждый раз, но очень регулярно. Такими темпами вертолеты кончатся намного быстрее, чем ополченцы Славянска. Стрелять с горы прямо по ополченцам — неэффективно, среди защитников города дураков стоять под огнем на открытой площади — нет. Сидят в блиндажах. Блиндажи качественные, стреляй-не хочу.

Какой выход? Правильно — вызвать ополченцев на открытую местность и накрыть плотным огнем из всех видов оружия. Как это сделать? Ну видимо лучшим вариантом руководители АТО выбрали обстрел жилых районов Славянска. Чтобы жители или русский пивной спецназ со своих диванов погнали ополченцев в штыковую атаку. Тут-то их и постреляют. Прямо как в аэропорту Донецка.

Примерно так же с Россией.

Киев упрямо ведет антитеррористическую операцию. Правда на самом деле все наоборот — операция как раз самая что ни на есть террористическая и заключается она в терроре против мирного населения. Обстреливает Славянск, Крамоторск, пытался штурмовать Донецк, собирают силы под Луганском. Обещают вот-вот пойти в решительное наступлени и в считанные часы покончить с ополченцами. То есть учинить окончательную и кровавую расправу.

Диванный спецназ снова гневно ударяет кружкой по столу и требует от Путина ввести войска, накрыть ракетным ударом Изюм (штаб АТО), послать бомбардировщики на Киев.

Не спешите, господа.

На первый взгляд может показаться, что Киев просто так уничтожает повстанцев Донбасса, чтобы задавить движение за независимость. Уничтожает. Хочет задавить. Но не просто так. Все сложнее.

Цель всего организованного в последние месяцы спектакля — спровоцировать ввод российских войск на территорию Украины.

Зачем? Киеву — незачем. А вот Вашингтону — очень даже надо — чтобы Россия ввязалась в войну и получила «свой Вьетнам», как выразился один из американских сенаторов. Может быть кто-то даже хочет повоевать с Россией над украинским небом как это происходило в Корее. А потом поделить Украину и поставить базы ПРО. И военно-морскую базу в Одессе. Хотели в Крыму, но там не получилось — теперь надеются на Одессу.

Сами американские летчики в этом участвовать наверное не будут, а вот какие-нибудь другие — может быть. Или поставить Украине комплекс Пэтриот. В общем, там есть масса вариантов. Главное чтобы российские войска вошли.

Но русские войска все никак не входят. И Стрелков все никак не выходит штурмовать Карачун. А потери бравой украинской армии растут и достигли уже таких размеров, что армия совсем перестала быть бравой и стала довольно заметно деморализованной.

Потери украинской армии и нацгвардии по некоторым оценкам достигают 1400 человек убитыми. Есть даже оценка в 1700 человек.

На войне принято завышать потери врага и занижать свои. Так всегда бывает когда нет возможности проверить данные. Но если посчитать число сбитых вертолетов, сожженных БТР и БМД украинской армии, которые попали в кадры — число погибших солдат при таком количестве уничтоженной техники должно быть заметно больше 200. Прибавить к этому случаи расстрелов солдат нацгвардией (украинскими заградотрядами) — число пополнится еще полусотней. Это только подтвержденные случаи. Если имеется порядка 250 убитых наверняка и оценочная цифра 1400 — значит истина где-то посередине.

Будем считать, что реальные потери с украинской стороны — 800 солдат.

Это много. Если кто-то думает, что 800 погибших солдат для украинской армии семечки — сильно ошибается. Не надо измерять масштабами Великой отечественной, здесь другой случай и здесь 800 погибших солдат — очень много.

*

Для сравнения: потери российских войск в Чечне в ходе войны с декабря 1994 по август 1996 года — 5 552 погибших и пропавших без вести. Это более чем за полтора года войны!

Если пересчитать потери в масштабе населения (считаем соотношение численности России-Украины как 3.5:1) — получится, что потери украинской армии и наци-гвардии уже составляют около 50% от того, что Россия (относительно свой численности населения) потеряла за 20 месяцев в Чечне. А Украина воюет всего месяц. Много.

Можно считать по-другому. Численность боеспособных войск на момент начала операции оценивалась в 6000 военнослужащих. Это две аэромобильные бригады (по-нашему ВДВ) — 25-я днепропетровская и 96-я из Житомира. К ним добавились резервисты (боеспособность которых очень условна), наци-гвардия, два батальона Коломойского (батальон это от 300 до 500 человек). Всего под Славянском насчитывалось 10 тысяч украинских военных и служащих нацгвардии. Это значит потери составляют около 12%. Убитыми. Раненых обычно в 2-3 раза больше.

Это значит, что всего выведено из строя не менее 30% от исходной численности подразделений, собранных вокруг Славянска.

И как бы вы оценили боевой дух солдат, которые уже потеряли каждого третьего товарища раненым или убитым? А на передовой этого не скроешь. И при этом результатов операции практически нет — город не взят, сопротивление ополченцев не ослабевает… вы бы на месте солдат сильно верили в победу? Особенно учитывая, что вас призывали на двухнедельные сборы на учения? Хороши перспективы?

Сколько солдат расстреляли за отказ воевать — мы вроде бы знаем, около 50 включая случай под Волновахой. Но это подтвержденные данные. Реальность скорее всего более суровая. А сколько солдат бежали с позиций, не докладывая об этом боевикам нацгвардии? Данных нет. Но я думаю немало. Я думаю, нормальный солдат, если уж он решил свалить с этой войны, не пойдет спрашивать разрешения у пьяных и обкуренных наемников, лучше уж тогда в бою погибнуть. Нормальный солдат, который еще хочет увидеть своих родителей, жену и детей на этом свете — найдет момент чтобы сбежать по-тихому, чтобы не догнали.

Чем Украина может компенсировать потери порядка 30% от своей группировки под Славянском?

Призвать на службу новых призывников? Покажите желающих. Не говоря уже о том, что для обучения элементарным навыкам ведения боя требуется около трех месяцев подготовки, хорошие инструкторы и материально- техническое обеспечение (то есть деньги). А их нет. Даже инструкторов нет — все наиболее опытные и надежные бойцы сейчас на передовой, пытаются сохранять порядок в окопах, чтобы не разбежались те солдаты, которые сейчас там еще остаются.

Какие-то резервы конечно есть, но эти резервы — следят за порядком в Харькове, Одессе, Днепропетровске и других городах, которые могут начать протесты в любой момент, как только почувствуют отсутствие контроля.

А в планах еще штурм Донецка и наверное Луганска. Но Донецк как минимум, потому что новоизбранный президент пожелал прибыть туда сразу после иннаугурации. А значит город должен быть зачищен. Получить из ПЗРК по своему самолету или из РПГ по кортежу — в планы Порошенко явно не входит. А остается всего неделя. А город большой.

Помнится, Грачев обещал взять Грозный ротой десанта. Или двумя? Не суть важно — даже бригадой не получилось, майкопская бригада при первом же штурме потеряла… много потеряла. Не о ней сейчас.

Численность российских войск, участвовавших в чеченской войне достигала 95 000 военнослужащих. А Донбасс — он побольше будет. Какими силами Украина собралась взять и зачистить Донецк в течение недели?

И зачем в данной ситуации вводить на Украину российские войска?

Спасти сотню-другую ополченцев, которые могут погибнуть в ближайшие недели в случае активизации украинской армии — это конечно хорошая цель, но при этом будут потери в российских войсках. И не факт, что потери будут меньше. А главное — именно этого и ждет Вашингтон. И если Россия подставится под удар США, пусть даже опосредованный — потери могут уже пойти совершенно другого порядка.

Аналогично обстоят дела и со штурмом горы Карачун. Зачем Стрелкову поднимать свой полк в штыковую атаку, рискуя потерять половину бойцов, если можно самому ждать противника, который рано или поздно должен пойти в наступление и тогда уже украинские части будут нести тяжелые потери.

А если украинская армия и нацистская гвардия не пойдет в наступление — обещание Порошенко победно закончить АТО «в читанные часы» (цитата) — через неделю феерически провалится. Как и визит в Донецк. И тогда АТО может вообще перейти в пассивную фазу, а это совсем другой разговор.

К тому же, ополченцы находятся в городе. Пусть даже они постоянно дежурят на позициях, но они все равно в городе. Они могут меняться, они могут отдыхать в приближенных к домашним условиях, а кто-то даже у себя дома. Они могут сходить в баню, постирать форму, съесть горячий обед.

А теперь представьте себе положение украинских войск, стоящих вокруг Славянска. Уже прошел месяц. Вы когда-нибудь жили месяц в окопах?

В походе когда-нибудь были? Представьте себе месяц в палатке, с регулярным дежурством — сменной одежды нет, бани нет, кормят чем попало, каждый день по 4 часа (минимум) сидишь в окопе, на позиции, на сырой земле, на блок-посту. Холодно, мыться негде, постоянно охота жрать, командир — отморозок, комиссар из нацгвардии — отморозок, регулярно пьяные, в любой момент может начаться бой. И когда это все закончится — неизвестно.

Тут уже не боевой дух, боевая готовность элементарно упадет.

Но если украинская армия готова потерпеть еще недельку-другую — они обязательно добьются своего.

Полк Стрелкова рано или поздно пойдет на штурм горы Карачун. Только это может оказаться уже не полк, а два или три. С артподготовкой и с дюжиной ПЗРК. В одну не очень ясную ночь, возможно в грозу — выходят из леса две тысячи ополченцев… а через 10-20 минут уходят обратно… и тишина…

Но последние строчки забудьте. Это я так, для красного словца. На самом деле все будет происходить иначе. Но украинской армии и «иначе» уже не пожет. По той простой причине, что Киеву помочь своей армии просто уже нечем…

***

Выступая в парламенте, и.о. министра обороны Украины Михаил Коваль заявил, что все идет по плану: «В этом плане все четко расписано, этот план приведет к тому, что территория Украины, а именно восток Украины будет полностью очищен от сепаратистов… Я считаю, что мы выполним эти задачи своевременно». На этом оптимизм иссяк. «Ротация осуществляться не будет. Мы вывели все силы и средства, – пояснил Коваль. – Мы прикрыли все государственные границы, мы готовы к выполнению задач по назначению, у нас нет ни одного лишнего человека, чтобы выводить и осуществлять ротацию».

Более того, в ближайшее время придется уволить в запас почти 6 тыс. солдат срочной службы, которых намеревались задержать в армии до конца АТО. Но массовые протесты солдатских родителей и недовольство самих срочников заставили пересмотреть планы Минобороны.

С территории проведения АТО пришлось вывести 51-ю отдельную механизированную бригаду, часть которой погибла 22 мая под Волновахой. Михаил Коваль пояснил: «Трагедия этой бригады была заложена давно. Трагедия заключалась в том, что при штате военного времени 4,5 тыс. человек, по штату мирного времени в бригаде было 450 человек».

Однако на самом деле трагедия украинской армии была заложена еще 23 года назад, когда власть в Киеве решила, что Украина войдет в НАТО, и сильная армия ей не нужна. Армию сделали источником доходов, распродавая доставшиеся от СССР сотни танков, боевых машин, вертолетов и самолетов. За 23 года были получены всего 10 "новых" танков (и те - Т-64 с капремонта) и около 80 БТР, от которых отказался Ирак из-за трещин в броне.

Ротация войск, то есть замена потрепанных воинских подразделений свежими, невозможна еще и из-за отсутствия денег. На востоке военной инфраструктуры практически нет, почти все войска располагались, как и в советское время, в городках на западе. Перевозка личного состава и техники на восток железнодорожными составами, заправка топливом машин, шедших своим ходом, обошлись в миллиарды гривен.

Большой бедой обернулся аутсорсинг. За питание солдат отвечали гражданские фирмы. А они ехать на войну не обязаны. Солдаты в поле оказались без кухонь и поваров. Снабжение такое, что большинство частей живет впроголодь. Часто не хватает хлеба и питьевой воды.

Два дня назад ополченцы захватили воинскую часть 3035 внутренних войск. Солдаты-срочники по приказу командира стреляли в воздух, только один сержант-контрактник затупил, отстреливался из пулемета и был тяжело ранен. Вчера около 60 солдат в гражданской одежде отправились по домам. Остальных еще раньше разобрали родители.

Народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев вчера заявил: «По нашим данным, потери украинской армии следующие: убиты 1200–1300 человек, 15 БТР, восемь вертолетов, три орудия подбиты. Они несут серьезные потери. Речь идет только о Славянске».

На войне всегда преуменьшают свои потери и преувеличивают вражеские. Но украинские войска явно не способны к решительным наступательным действиям. Они обстреливают города из гаубиц и минометов. Это попытка психологически подавить местное население. Добиться массовых протестов, чтобы изгнать ополченцев. Как в Югославии, где бомбежки привели к свержению Милошевича. Но лишь больше людей записываются в ополчение.

Война на юго-востоке с самого начала оказалась позиционной войной на истощение. Так она и тянется. Но если ополченцы не теряют решимости сражаться до победы и регулярно получают пополнение, войска и Нацгвардия исчерпали ресурсы, людские и материальные.

***

Война хороша в том виде, в каком её показывают батальные киноэпопеи. Вроде «барабанного» шедевра «Если завтра война...». Когда всё «малой кровью, могучим ударом»: над поверженными неприятельскими бастионами реют знамёна, звучат победные реляции полководцев, и в глубокий тыл под конвоем штыков уныло бредут нескончаемые колонны пленных супостатов...

Совсем другой становится война, превратившаяся в позиционное сражение без каких-либо видов на скорый успех: мокрые окопы, холодные землянки, скудный паёк, отмороженные конечности, тифозные вши и прочие подобные им «прелести».

Ситуация в Донбассе для украинской армии всё больше напоминает именно второй сценарий. Уже не один месяц присланные туда Киевом воинские части сражаются с повстанцами, не имея никаких осязаемых перспектив разгрома так называемых «сепаратистов».

Многие участники этой «антитеррористической операции» – либо «срочники», которым солидные дяди и тёти отказали в «дембеле», либо «партизаны», призванные с «гражданки» на сборы, плавно переросшие в войну.

Уровень материального снабжения хунтовской армии не выдерживает никакой критики, и это уже признают даже самые ярые националисты. Вроде бы, второстепенная вещь, но это только так кажется.

На войне люди живут. Именно живут, а не просто воюют. В 1942 году после выхода на экраны знаменитой ленты «Два бойца» эта мысль стала настоящим откровением для миллионов наших соотечественников. В качестве подтверждения приведу такой пример: если взять дивизионные многотиражки времён Великой Отечественной войны, ныне хранящиеся в Центральном архиве МО РФ в подмосковном Подольске, то около трети опубликованных в них материалов посвящено вопросам нелёгкого солдатского быта!

На самом деле, в том, что хороший повар на фронте ценится не хуже отличного снайпера, ничего удивительного нет. Солдат будет как следует исполнять свой долг только тогда, когда решены вопросы с едой, помывкой, починкой амуниции и прочими делами, касающимися обустройства. Те, кто громил гитлеровских захватчиков, это прекрасно понимали.

А вот до украинских «полководцев» столь простая истина не доходит. Солдаты живут в сгнивших палатках с грязными матрасами, под которыми подстелена прошлогодняя трава. Питание? Чем богаты, тому и рады: есть на складе – завезли, нет – собираем с миру по нитке. Денежное довольствие? Выдали 100 «зелёных» в начале – и хватит. Пришлют из дома – хорошо, нет – никто не виноват, что из семьи забрали кормильца, а кредит банку выплачивать нечем. Обмундирование? Тоже на всех не хватает. Помыться-постираться? Начальству вообще не до этого.

Отсюда и весьма неутешительные результаты для Киева: непокорный Донбасс как держался, так и держится. Ну, не будет воевать армия, в которой солдат брошен на произвол судьбы! Тем более, что у противостоящих ей ополченцев, несмотря на серьёзные трудности, вопрос быта налажен куда лучше, чем у хунтовцев.

Как там в предсмертной записке Маяковского: «Семейная лодка разбилась об быт...». Только тут об быт разбивается целая военная операция, превратившаяся из блицкрига в вялотекущую шизофрению.

А пока в порыве традиционной кампанейщины «узурпастор» обещает зачистку Донбасса ко дню инаугурации Петра Порошенко, чтобы тот въехал на белом коне в Донецк. Ну и пусть: как показала практика обещания на Украине ценятся не дороже бумаги, на которой они написаны, и чернил, которыми поставлена августейшая подпись.

Так что обещанных Турчиновым побед придётся ждать до второго пришествия Туркменбаши. А новоявленному «государю всея Украины» – на столь же долгий срок отложить свой визит в столицу шахтёрского края.

http://crustgroup.livejournal.com/147181.html

http://oppps.ru/kievu-pomoch-svoej-armii-prosto-uzhe-nechem.html