Произошедшая с 2010 г. в регионе Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА) серия «цветных революций» (ЦР) — событие далеко не случайное, тем более — это не стихийный протест «грезящих о демократии», а следствие реализации конкретных проектов определенных западных сил по глобальному переустройству мира.

Эти процессы смены правящих режимов происходили под давлением массовых уличных акций протеста и при поддержке финансируемых из-за рубежа неправительственных организаций. Целью ЦР был государственный переворот с преимущественным использованием методов ненасильственной политической борьбы, в интересах и при непосредственном доминирующем участии в планировании, организации и финансировании со стороны западных государств и, прежде всего, США. Вернее даже целью было не просто свержение действующей законной власти, а персонифицированная смена государственных лидеров, чтобы на «подогретой волне» народного гнева к власти пришли новые лица, которые, возможно, ничем не лучше предыдущих, но больше устраивают кукловодов из Вашингтона.

Подготовительным этапом для раскручивания ЦР в регионе БВСА стало, безусловно, военное вторжение в Ирак в 2003 г. и последовавшее за этим свержение С.Хусейна. Тем самым стратеги из Вашингтона, в целях решения поставленной Белым домом задачи по полному подчинению Соединенным Штатам ближневосточного региона, в качестве первостепенной цели выбрали именно Ирак. Эта страна занимала не только важное стратегическое положение как поставщик на мировой рынок энергоносителей, но и обладала на тот период весьма существенным влиянием в силу в том числе численности и запасов вооружения ее армии, однако ее лидер не стал неукоснительно выполнять все требования Вашингтона по переформатированию региона под американские интересы.

Цветные революции

В полном размере: Цветные революции

В условиях поднявшейся затем в международном сообществе волны протеста в отношении использования Соединенными Штатами военной интервенции для глобального переустройства мира (в частности, на примерах событий в Ираке, Афганистане, Ливии и других странах), Белым домом был совершен переход к использованию методов «цветных революций» для дестабилизации обстановки и ослабления режимов в ряде стран БВСА. Отдельные из этих режимов были просто обрушены (а именно, в Тунисе, Египте, Ливии, Йемене), часть из них оказалась вынужденной принимать превентивные меры по защите существующей власти (в частности, ССАГПЗ, Иордания), а Сирия была брошена в пучину войны.

Дестабилизация, в результате всех этих действий, ситуации в регионе БВСА преследовала, по замыслам Белого дома, следующие цели:

- сковывание усилий крупных конкурирующих с США международных игроков (прежде всего, России и Китая) по развитию взаимовыгодного сотрудничества со странами региона;

- повышение уязвимости Евросоюза в сферах энергетики и безопасности и, следовательно, его большей зависимости от поддержки США;

- появление в регионе полностью подчиненных США новых лидеров, а также административно-территориальных образований, что позволило бы не только реализовать планы по глобальному переустройству мира, но и взять под свой контроль всю энергетическую политику, используя ее для дальнейшего и еще большего подчинения стран ЕС;

- взятие под собственный контроль деструктивной идеологии исламского радикализма, используя его не только против «неподчиняющихся» государств региона, но также и против отдельных проявляющих «самостоятельность» европейских государств, а главным образом – против России и Китая, ослабляя, при использовании этого инструмента воздействия, конкурентов и противников США;

- кардинальное снижение иранского влияния в результате разрушения «шиитской оси», что способствовало бы интересам таких союзников США в регионе, как Саудовская Аравия и Израиль.

В связи с тем, что инициаторами ЦР являются прежде всего США, такие потрясения и сейчас могут возникнуть везде, где у американцев имеются вопросы к правящему режиму (а таких стран, как известно, немало). Наличие же прямых и активных контактов у того или иного лидера, попавшей под прицел ЦР страны, с руководством США не является гарантией, что по отношению к ней не будет применена «цветная» технология. И конкретные примеры этому не единичны.

Безусловно, страны с развитыми экономиками и более прочными политическими режимами менее подвержены «цветному» воздействию. И наоборот.

С учетом того, что сегодня для реализации Белым домом гегемонистских планов по глобальному переустройству мира наибольшее сопротивление оказывают Россия и КНР, использование Вашингтоном методики «цветных революций» будет прежде всего направлено именно на эти два государства и их союзников.

Если говорить о России, то ударам ЦР могут быть прежде всего подвержены как мусульманские регионы РФ (прежде всего Татарстан, Крым, Кавказский регион), так и прилегающие государства Центральной Азии.

Китай в последнее время стал более активно подвергаться ударам ЦР, в особенности на окраинах КНР – в Тибете и в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где Вашингтон прямо или косвенно поддерживает местных сепаратистов и исламистов. Именно по этой причине испытаниям ЦР подвержен и Гонконг в течение последних месяцев. Вполне очевидно, что «накал» этой подрывной работы Белый дом не намеревается уменьшать в ближайшее время.

Иран проходил через сотрясения от ЦР в 2009 г., когда Махмуд Ахмадинежад, через несколько лет после получения большинства голосов по стране на президентских выборах 2005 г., получил свой «майдан», но смог своевременно подавить его. Однако это не исключает возможность повторения методики ЦР в этой стране в преддверии парламентских выборов в 2016 г., или же даже сейчас, в зависимости от того, как пойдет процесс «сближения» Вашингтона с Тегераном.

Весьма сложная ситуация в плане ЦР остается в Турции, особенно если учесть различие во взглядах нынешней власти в Анкаре и вашингтонской администрации в вопросах давления на Россию по крымскому вопросу, двустороннему сотрудничеству Турции и России, по санкционной политике Белого дома в отношении Москвы. В значительной степени «помощником» Вашингтона в дестабилизации ситуации в Турции может оказаться Израиль, стратегическая цель которого не только свержение режима Б.Асада, но и установление полного контроля над транспортировкой газа на Ближнем Востоке и направление трубопроводов из Персидского Залива через Сирию в Израиль и далее в Европу.

На ближайший период методика ЦР будет оставаться в качестве «дежурного» инструмента влияния США на Саудовскую Аравию и другие монархии ССАГПЗ в целях придания политике и действиям этих государств большей «податливости» в реализации региональных и мировых планов Белого дома в области контроля над рынком энергоносителей и использования ваххабитского инструмента для дестабилизации ситуации в России, Китае, отдельных странах ЕС, для уменьшения влияния Ирана. Именно этим обстоятельством можно объяснить недавнее направление Вашингтоном акций ИГИЛ против шиитов в Саудовской Аравии, что, наряду с ростом в последний период социальной напряженности в указанной монархии, не дает королевской семье Саудов достаточных возможностей для самостоятельного политического и экономического маневра.

Однако наибольшая опасность для нового витка использования Вашингтоном методики ЦР сейчас в регионе БВСА сохраняется в Египте в связи с фактическим провалом реализации ближневосточной стратегии Белого дома в этой стране. Ведь египетским военным удалось не только сохранить единство и потенциал армии, но и провести своего представителя на пост главы государства, перейти к политике приоритетов национальных интересов. Ас-Сиси стремится максимально эффективно использовать геополитические выгоды положения АРЕ, ее людской ресурс для возрождения египетского регионального могущества, задействует высокую потребность Египта в новом лидере насеровского типа для реализации крупных «исторических проектов», призванных дать импульс развитию экономики и сплочению населения. При этом внутренние и внешние угрозы безопасности продолжают пока способствовать поддержанию высокого авторитета армии и укреплению имиджа МВД и других силовых структур. Наметившаяся в ходе подготовки и осуществления «Революции 30 июня» 2013 г. связка АРЕ-КСА-ОАЭ, а также дальнейшее укрепление сотрудничества между ними, способны привести к созданию нового механизма поддержки стабильности в регионе, что также не входит в планы США. Кроме того, с учетом осторожности и «излишней» самостоятельности ас-Сиси, использование Вашингтоном рычагов военной и экономической помощи Египту утратило актуальность на фоне многомиллиардных вливаний КСА, ОАЭ и Кувейта в эту страну.

По этой причине на ближайший период главными инструментами и целями Вашингтона в дестабилизации ситуации в Египте останутся:

- молодежные движения «за гражданское общество» (прежде всего, «6 апреля»);

- прозападные партии (в частности, «Дустур»);

- НПО, в особенности занимающиеся правозащитной тематикой, с которыми власти Египта не церемонятся, несмотря на критику из-за рубежа;

- многомиллионный электорат «братьев-мусульман», утративший единый координационный центр, но имеющий значительный потенциал недовольства властью военных (на парламентских и президентских выборах 2001-2012 гг. за них голосовали до 13 миллионов человек).

http://ru.journal-neo.org/2014/11/28/rus-tsvetny-e-revolyutsii-i-ih-perspektivy/