В декабре 2007 года миллиардер и "гуру инвестиций" (как его называют в западной прессе) Джим Роджерс продал свой особняк в Нью-Йорке и переехал в Сингапур, утверждая, что наступило время, когда основной инвестиционный потенциал мировой экономики перемещается на азиатские рынки: "Если вы были умны в 1807 году - вы переезжали в Лондон, если вы были умны в 1907 году - вы переезжали в Нью-Йорк, но если вы умны в 2007 году, то вы переезжаете в Азию". А выступая 4 ноября 2010 года в Оксфордском университете, Джим Роджерс призвал студентов отказаться от карьерных планов на Уолл-Стрите или в Лондонском Сити, т.к. в ближайшие годы жизнь на ферме будет приносить больше дохода, чем торговля на Уолл-Стрите.

Но это не чудачества выжившего из ума старого миллиардера, а гениальное предвидение тонко чувствующего ситуацию, мудрого и удачливого специалиста по инвестициям в мировые рынки. И несмотря на то, что в последние 30 лет именно рыночные спекулянты с Уолл-Стрита и Сити получали самые высокие доходы в мире, бывший в прошлом одним из них, Джим Роджерс предупреждает, что их время закончилось: "В истории были длительные периоды, когда финансовые центры обладали реальной властью. Но были и времена, когда ею обладали те, кто производит реальные товары – фермеры и горнопромышленники".

Тонко ощущая глобальные структурные изменения на мировых рынках, "инвестиционный гуру" показывает нам, что мировая экономика развивается не линейно, а дискретно, циклично или волнообразно. И поэтому те, кто инвестирует деньги на мировых рынках, должны понимать законы периодичности развития мировой экономики. Но эти законы не понимает большинство современных экономистов, рассматривающих мировое экономическое развитие, как линейный процесс, и не желающие видеть его циклический, дискретный характер. Для того чтобы восполнить этот пробел, и была разработана "Периодическая система мирового капиталистического развития", которую прекрасно иллюстрируют тонкие замечания "инвестиционного гуру" Джима Роджерса.

Дискретность развития мирового капитализма.

В основе "Периодической системы мирового капиталистического развития" лежат несколько исследований и теорий, разработанных в разное время разными авторами, пользующихся огромным авторитетом в мировой экономической науке. Это теория больших экономических циклов Николая Кондратьева и, основанная на ней, теория эволюционных циклов Владимира Пантина, глубокие исследования по теории Кондратьевских циклов, сделанные С.М.Меньшиковым.

А так же теория формирования технико-экономических ценозов Л.Бадалян и В.Криворотова и теория технологических укладов (ТУ) С.Глазьева, К.Перес и М.Хироока. Но особенно большое значение придается теории системных циклов накопления капитала, разработанной Дж.Арриги на основании исследований, сделанных Ф.Броделем, а так же теории "созидательного разрушения" Й.Шумпетера, и, естественно, фундаментальному исследованию "Капитала" К.Маркса.

В соответствии с этой "Периодической системой" в 2008 году мир вступил в фазу "Великих потрясений" третьего эволюционного цикла индустриальной стадии капитализма, в процессе которой произойдет смена системных циклов накопления, а так же смена лидера мирового экономического развития. Дж.Арриги утверждает, что мир входит в Азиатский (именно поэтому Джим Роджерс и переехал в Азию) системный цикл накопления капитала, в котором главная роль в обеспечении роста экономики принадлежит государству.

И на место господствующей до настоящего времени неолиберальной "свободной игре рыночных сил" придет усиление государственного вмешательства в экономическую жизнь, государственное индикативное планирование и жесткое регулирование экономики государственными и надгосударственными органами, которые начала осуществлять еще в 1980-х гг. Япония, получившая тогда название "Джапан Корпорэйшн".

Но бурное развитие Японии на рубеже 1980-90-х гг. удалось затормозить США, использовавшим свою гегемонию в мировой экономике и находившихся в тот период в фазе "прекрасные времена" по определению Арриги. А вот развитие Китая американцам затормозить не удастся, т.к. мировая экономика в 2008 г. вошла в фазу терминальных по определению Дж.Арриги, т.е. финишных кризисов Американского цикла накопления.

И на смену единого центра мирового развития в лице США, господствовавшего после Второй мировой войны и осуществлявшего последние 20 лет свою гегемонию на основании доктрины "Вашингтонского консенсуса", в ближайшее время придет новая форма организации мирового сообщества, сформулированная Дж.Рамо в доктрине "Пекинского консенсуса". В основе этой доктрины лежит признание необходимости построения нового мирового порядка на базе общей экономической взаимозависимости всех государств мира, но при соблюдении их политических и культурных различий, что в корне отличается от односторонности американской политики "Вашингтонского консенсуса".

Более того, доктрина "Пекинского консенсуса" предполагает признание необходимости согласования развития отдельных государств с потребностями определенного региона, что входит в явное противоречие с единообразными предписаниями "Вашингтонского консенсуса", применявшимися для всех стран, независимо от уровня их социально-экономического развития, а так же от их культурных и цивилизационных различий.

Исторический период гегемонии США и "Вашингтонского консенсуса" подошел к своему логическому завершению. И терминальные кризисы, не имеющие разрешения в рамках данной модели экономического развития, уже начались с кризиса ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА 2008-2009 гг., за которым последуют кризисы ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА в 2012-15 гг. и в 2017-18 гг. Эти терминальные кризисы и поставят окончательную точку в развитии неолиберальной модели, господствовавшей в мировой экономике с 1980-х гг.

"Кризисы ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА, - по определению Дж.Арриги, - происходят тогда, когда владельцы капитала так успешно повышают конкурентное давление на труд, что реальные зарплаты не могут повышаться столь же быстро, как растет производительность труда, поэтому спрос не растет вместе с предложением".

Но, по мнению Дж.Арриги, необходимо различать кризисы ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА и кризисы СВЕРХНАКОПЛЕНИЯ, которые происходят потому, что в результате бурного экономического роста образуется такой переизбыток капитала, стремящийся быть инвестированным по имеющимся каналам торговли и производства, что конкуренция владельцев этого капитала приводит к постоянному падению нормы прибыли, т.е. делает это производство нерентабельным. И капиталистам поневоле приходится сокращать свое производство, дабы избежать убытков, а многие при этом оказываются банкротами. В поисках выхода из кризиса СВЕРХНАКОПЛЕНИЯ капитал уходит из производства в финансовую сферу и начинается период финансовой экспансии.

В конце 1960-х гг. США и другие развитые страны оказались именно в таком кризисе СВЕРХНАКОПЛЕНИЯ. "Кризисы СВЕРХНАКОПЛЕНИЯ приводят к продолжительным периодам финансовой экспансии, - утверждает Дж.Арриги, - которая, если перефразировать Шумпетера, дает средства для оплаты, необходимые для направления экономической системы по новому руслу… В Великобритании конца XIX века, или в США конца ХХ века, "вслед за периодом роста… и накоплением бОльшего объема капитала, чем можно прибыльно реинвестировать по обычным каналам, финансовый капитализм оказался в таком положении, когда готов был доминировать, по крайней мере, в течение некоторого времени, над всеми видами деятельности делового мира (Ф.Бродель)".

Благодаря неолиберальной революции Рейгана-Тэтчер 1979-80 гг. США удалось преодолеть кризис СВЕРХНАКОПЛЕНИЯ и не только сохранить, но и усилить свое господство в мировой экономике. И хотя поначалу это господство, казалось бы, поддерживало уже сложившиеся капиталистические центры, и даже происходил существенный рост и укрепление сложившихся центров накопления капитала. "Со временем все же оно становится источником политической, экономической и социальной нестабильности, когда разрушаются существующие социальные структуры накопления; "штаб-квартиры капиталистической системы" как выражался Шумпетер, перемещаются в новые центры и создаются более всеобъемлющие социальные структуры накопления под руководством все более сильных государств (Дж.Арриги)".

В настоящее время США стало именно таким "источником политической, экономической и социальной нестабильности" в мире, о чем свидетельствует не только начавшийся в 2008 году в США финансовый кризис, но и тот социально-политический хаос, который создают американцы в самом взрывоопасном регионе мира – на Севере Африке, Ближнем и Среднем Востоке.

Точно так же, как это делала Великобритания 100 лет тому назад, которая для сохранения своего господства целенаправленно вела мировое сообщество к Первой мировой войне. Но постепенно в Азии начинает формироваться новая всеобъемлющая социальная структура накопления во главе с новыми центрами накопления – Китаем и другими странами, базисной идеологией которой является "Пекинский консенсус". Поэтому наш мир в ближайшее время ждут тяжелые времена перестройки всего мирового порядка в фазе "Великих потрясений" третьего эволюционного цикла.

Созидательное разрушение Й.Шумпетера.

"Воплощая в себе общую форму богатства - …капитал есть бесконечная и безграничная энергия, преодолевающая все барьеры… Всякое ограничение представляется преодолимым барьером", – утверждал К.Маркс. "В соответствии с этой своей тенденцией капитал преодолевает национальную ограниченность и национальные предрассудки, обожествление природы, традиционное, самодовольно замкнутое в определенных границах удовлетворение потребностей и воспроизводство старого образа жизни. Капитал разрушителен по отношению ко всему этому, он постоянно все это революционизирует, сокрушает все преграды, которые тормозят развитие производительных сил, расширение потребностей, многообразие производства, эксплуатацию природных богатств и духовных сил и обмен ими (К.Маркс)".

Это бесконечное и безграничное движение ради бесконечного и безграничного накопления капитала неизбежно приводит к глубоким экономическим кризисам. Неразрешимое противоречие капиталистического развития заключается в том, что создание капитала как такового происходит в сфере материального производства, а накопление и присвоение созданного нового капитала происходит в сфере финансов.

Но сфера материального производства, в которой формируется капитал, имеет свои пределы роста, которые обусловлены, с одной стороны, уровнем его технологического развития, а с другой – масштабами платежеспособного спроса населения в каждый данный исторический период времени. В то время как накопление капитала в финансовой сфере не имеет никаких естественных границ, кроме финансовых кризисов, во время которых лопаются многочисленные финансовые пузыри и рушатся финансовые пирамиды.

Либеральная модель развития капитализма, основанная на "законе Сэя", утверждает, что возможна полная реализация произведенного совокупного общественного продукта и бескризисное экономическое развития общества. Необходимо только довериться "свободной игре рыночных сил", а "невидимая рука" рынка сама расставит все по своим местам.

Принцип, выдвинутый еще физиократами, "laissez faire, laissez passer" (пусть все идет, как идет или предоставь свободу действовать) является главным лозунгов либералов всех времен. Но К.Маркс указывал: "Правда, различные сферы производства постоянно стремятся к равновесию… Однако эта постоянная тенденция различных сфер производства к равновесию является лишь реакцией на постоянное нарушение этого равновесия". Это постоянное нарушение равновесия К.Маркс считал временем фундаментальной капиталистической реорганизации, а Й.Шумпетер называл процессом "созидательного разрушения".

Все дело в том, что в соответствии с основным законом капиталистического накопления, капитал постоянно стремится производить до пределов, устанавливаемых производительными силами, т.е. пределов обусловленного производственными возможностями данного технологического уклада (ТУ), не принимая во внимание действительные пределы рынка или потребности, подкрепленные способностью платить. В отдельные периоды экономического развития владельцы капитала так успешно повышают конкурентное давление на труд, что реальные зарплаты не успевают за ростом производительности труда, поэтому спрос растет медленнее предложения. В результате чего мировую экономику время от времени сотрясают кризисы перепроизводства, когда значительная часть произведенных товаров, опровергая аксиомы "закона Сэя", не находит платежеспособного спроса.

С другой стороны, на повышательных Кондратьевских волнах особенно в либеральные периоды развития мировой экономики конкуренция владельцев капиталов за рынки сбыта со временем уменьшает норму прибыли, доводя ее до отрицательных величин. "Пока все идет хорошо, - писал Маркс, - конкуренция действует как осуществленный на практике братский союз класса капиталистов, так что они делят между собой общую добычу пропорционально доле, вложенной каждым.

Но как только речь заходит о распределении не прибыли, а убытка, всякий стремится насколько возможно уменьшить свою долю убытка и взвалить ее на другого". Поэтому кроме кризисов перепроизводства в капиталистической экономике возникают и кризисы, обусловленные сверхнакоплением капитала и падением нормы прибыли, когда возникает избыточный капитал, который не может быть с прибылью (а убытки получать никто не хочет) вложен в материальное производство, что приводит к массовому уходу капитала в финансовую сферу.

Но парадокс заключается в том, что капитал, инвестированный в финансовую сферу, не только не производит материальных благ, но и не приводит к увеличению общественного спроса. Он еще больше увеличивает масштабы сверхнакопленного капитала, т.к. если работник, практически, весь свой доход направляет на потребление, то финансист большую часть своего дохода направляет на накопление капитала.

Таким образом, падение нормы прибыли (а следовательно, и цен товаров) вследствие усиления конкурентной борьбы, воспеваемой либералами всех мастей, не только не ведет к стабилизации экономики, но и неизбежно приводит к кризисам перепроизводства. А это в свою очередь приводит к разрушению социально-экономических структур, в рамках которых происходило накопление капитала, и к созданию новых структур. Это и есть шумпетеровское "созидательное разрушение", которое принимает три основные формы:

  1. Увеличение размера капиталов в виде его концентрации или централизации, а так же образование новой формы организации бизнеса.
  2. Формирование избытка населения и новое международное разделение труда.
  3. Появление новых, более крупных центров накопления капиталов.

Циклы накопления Дж.Арриги.

В XVIII веке основной формой капиталистической организации производства были мануфактуры, накопление капитала осуществлялось в основном в форме торговых компаний, а господствующим торговым и промышленным государством была Голландия. Но с середины XVIII века голландский финансовый капитал ушел из производства и торговли и перешел к финансовой экспансии. В результате чего в начале XIX века лидерство в торгово-промышленной сфере перешло от Голландии к Британии, которая в результате промышленной революции предложила мировому сообществу новую форму организации бизнеса – фабрику, основанную на паровом двигателе, механических станках и использовании детского и женского труда.

Более того, колониальные захваты Британии создали огромный избыток населения и привели к новому международному разделению труда. Старые центры мирового могущества ушли на второй план: Китай и Индия, создававшие к началу XIX века 40% мирового ВВП, стали фактическими колониями Великобритании, а Голландия была вытеснена Англией в финансовую сферу.

И Британия стала новым мировым центром накопления капитала, создавшим новую, более эффективную форму организации производства, в форме фабрики и его концентрации в руках отдельных частных собственников, а после наполеоновских войн Британия стала и новым лидером мирового экономического развития. Таким образом, на смену определявшему почти два века мировой тренд экономического развития Голландскому системному циклу накопления пришел Британский цикл накопления.

Затем появились железные дороги и на смену увеличения размера капитала в форме его концентрации в руках отдельных частных собственников, пришла другая форма накопления капитала – его централизация. "Мир до сих пор оставался бы без железных дорог, если бы приходилось дожидаться, пока накопление не доведет некоторые отдельные капиталы до таких размеров, что они могли бы справиться с постройкой железной дороги. Напротив, централизация посредством акционерных обществ осуществила это в один миг (К.Маркс)". Именно централизация капитала в рамках акционерных обществ стала новой, более эффективной формой накопления капитала, нежели фабрики первой половины XIX века.

Но акционерные общества получили наибольшее развитие в XIX веке ни в Англии – лидере мирового экономического развития на тот момент, а в США и Германии в форме вертикально организованных акционерных компаний. Более того, сравнительно небольшие размеры самой Британии не создавали благоприятных условий для развития акционерных обществ, в том числе и для железнодорожного строительства, в то время как огромные и неосвоенные американские просторы стали благоприятной почвой для мощного развития вертикально управляемых акционерных компаний. В то время как в Великобритании даже в начале ХХ века фабрики оставались основной формой организации промышленного производства.

Развитие железных дорог плюс колонизация неосвоенных американских земель на основании "Акта о гомстедах", по которому любому переселенцу из избыточно населенной Европы предоставлялся практически бесплатно участок плодородных земель в 160 акров (65 га), создало необходимые предпосылки для формирования нового крупного центра накопления капитала. После Гражданской войны Севера и Юга в США сформировался очень емкий внутренний рынок уже на новой более эффективно организационной основе вертикально управляемых акционерных обществ, который как пылесос стал втягивать в себя свободные капиталы со всего мира.

В то же время Британский капитал перешел к фазе финансовой экспансии и, начиная с 1860-х гг., сократил инвестиции внутри страны, резко увеличив экспорт капитала за границу: в США и многочисленные колонии Британской империи (см. на схеме график экспорта капитала под Британским циклом накопления). Этот исторический период (1866-1931 гг.) даже получил название "эпохи Ротшильда".

Но уже к 1900 году США и Германия обогнали Великобританию по своей индустриальной мощи. Чувствуя, что лидерство Великобритании приходит к своему естественному концу, британский финансовый капитал во главе с Ротшильдом, с одной стороны, организовал в Европе Антанту ("Тройственное согласие" Франции, России и Великобритании), направленную против Германии. А с другой стороны, с третьей попытки, убив трех американских президентов, в 1913 году создал в США частный Центральный банк – Федеральную Резервную Систему, которая контролировалась Лондонским Сити.

Добившись поражения своего европейского противника – Германии в Первой Мировой войне и поставив под свой финансовый контроль денежную систему США, Великобритания постаралась удержать в своих руках лидерство в мировом экономическом развитии. Но кризис 1930-х годов окончательно подорвал ее экономический потенциал, и Британский системный цикл накопления капитала сменился Американским, а США сменил Великобританию на посту лидера мирового экономического развития.

Приведенный выше график "индекса Доу-Джонса" в золотом эквиваленте очень точно показывает развитие Американского цикла накопления. До 1920-х гг. "индекс Доу" коле**лся в небольших пределах и реагировал исключительно на внутренние события, происходившие в США (Гражданскую войну между Севером и Югом, например), т.е. Американский цикл находился, как бы во "внутриутробном" состоянии.

Но как только после Первой мировой войны США вышли в лидеры мирового экономического развития, то "индекс Доу-Джонса" стал очень четко отражать понижательные и повышательные волны больших Кондратьевских циклов (К-циклов). 1930-ые гг. – "Великая депрессия" или понижательная волна четвертого К-цикла, 1940-60-ые гг. – бурный экономический подъем на его повышательной волне, 1970-80-ые гг. – понижательная волна пятого К-цикла, а с 1980 по 2000-ые гг. его повышательная волна. В 2000-х гг. началась понижательная волна шестого К-цикла, в течение которой и завершится Американский системный цикл накопления.

Но как писал Ф.Бродель, в ходе наступления "осени" одного цикла накопления начинает формироваться "весна" другого системного цикла накопления. И когда на рубеже 1960-70 гг. мировую экономику охватил кризис сверхнакопления, ставший сигнальным кризисом Американского цикла накопления, то это был "первый звоночек", предупреждающий о начале его "осени". Но параллельно в это время в Азии началось бурное развитие Японской экономики, за которой последовало не менее бурное развитие "азиатских тигров" (Тайваня, Южной Кореи, Гонконга и Сингапура). Развитие Японской экономики было резко заторможено в 1985-90 гг. США, увидевших в лице Японии угрозу своей абсолютной гегемонии в мире. Затем последовал азиатский финансовый кризис 1997-98 гг., организованный США и МВФ руками Дж.Сороса (за спиной которого маячат Ротшильды), который затормозил развитие и "азиатских тигров".

Но США так и не удалось затормозить объективный процесс формирования Азиатского цикла накопления, который проходил по модели "летящих гусей" Канаме Акамацу. "Первого гуся" - Японию - американцам удалось "подстрелить" соглашением в отеле "Плаза" в 1985 году, "второго гуся" - "азиатских тигров" - так же удалось "подстрелить" руками Дж.Сороса. А вот "третий гусь" - Китай – смог выскочить из-за спин первых двух и не допустить тех ошибок (открытость финансового рынка для западного спекулятивного капитала, т.е. для Сороса и Ко.), которые допустили первые два "гуся".

И теперь у США, которые приближаются к своему терминальному (финишному) кризису, обозначенному на схеме Т3, уже просто недостаточно сил, чтобы затормозить мощный рост экономики Китая, хотя они и пытаются с максимально возможной силой надавить на КНР. Но все их попытки тщетны: Азиатский цикл накопления капитала в течение этого десятилетия окончательно вытеснит Американский, а "майку лидера" мирового экономического развития примерит на себя Китай.

Каждый системный цикл накопления Дж.Арриги в своем развитии проходит три стадии. Первая стадия или "весна" данного цикла проходит еще под "крышей" предыдущего цикла накопления капитала, который в этот период переживает свою "осень". Вторую стадию Дж.Арриги назвал стадией материальной экспансии, когда свободный финансовый капитал устремляется в материальное производство, которое обеспечивает ему высокий уровень доходности. Этот этап Маркс выразил в своей знаменитой формуле Д-Т-Д`, когда деньги, вложенные в производство, дают существенное приращение капитала, удовлетворяющее владельца капитала.

Но усиление конкуренции постепенно приводит к падению нормы прибыли и кризисам сверхнакопления, когда капиталы не находят себе прибыльного применения в материальном производстве и уходят в финансовую сферу, где деньги "делают" деньги по марксовой формуле Д-Д`. И начинается третья стадия или "осень" цикла накопления, по терминологии Дж.Арриги – "финансовая экспансия", которая характеризуется высокой турбулентностью экономических процессов, и которая завершается терминальными кризисами, носящими характер кризисов перепроизводства, когда давление капитала на труд приводит к сдерживанию роста реальной заработной платы и произведенный товар не находит платежеспособного спроса. В США реальная заработная плата 2000-х гг. осталась на уровне 1968 года после того, как Рейган и Тэтчер расправились в 1980-х гг. со своими профсоюзами.

Технико-экономические ценозы Л.Бадалян и В.Криворотова.

Теория системных циклов накопления капитала Дж.Арриги удивительно точно дополняется теорией технико-экономических ценозов Л.Бадалян и В.Криворотова. В данной "Периодической системе" мы не будем рассматривать четыре ценоза, которые были в доиндустриальную эпоху, и начнем с пятого Британского ценоза, сформировавшегося уже в индустриальную эпоху капитализма. Основной ресурс этого ценоза – уголь, который используется и для транспортировки, и как источник энергии. Новая "система землепользования" – это индустриальное производство, фабрика и паровой двигатель, использование внутренних ранее недоступных для производства территорий становится возможным благодаря паровому транспорту.

Зарождение ценоза проходит одновременно с зарождением нового системного цикла накопления капитала под сенью предыдущего цикла, вошедшего в состояние финансовой экспансии. В то время как само формирование нового ценоза проходит на начальном этапе материальной экспансии, когда формируется новый ТУ, который и является основой для мощной материальной экспансии в процессе формирования нового ценоза.

На базе нового ТУ в процессе формирования соответствующего ценоза и происходит дальнейшее накопление капитала именно в материальном производстве по формуле Д-Т-Д` до наступления сигнального кризиса сверхнакопления. Таким образом, формирование нового технико-экономического ценоза для соответствующего цикла накопления капитала выполняет ту же роль, какую выполняет ракета-носитель для космического корабля – она выводит его на заданную орбиту.

"Рикардианское сравнительное преимущество дешевого производства для массовых рынков, - утверждают Л.Бадалян и В.Криворотов, - было достигнуто за счет замещения квалифицированного ручного труда ткачей и прядильщиков на дешевый механизированный труд людей, выброшенных из традиционных хабитатов в города, включая сирот. Как и в предыдущих случаях, производительное использование "лишних" людей стало возможно благодаря новым технологиям и методам организации труда.

Новая фабричная система заменила старую мануфактуру, основанную на гидроэнергии, а потому имевшую только ограниченное количество подходящих мест – мануфактуры должны были стоять на берегу полноводных рек, как правило, вне города с его изобильной рабочей силой. Паровая машина помогла использовать потенциал взрывного роста городов, в которых собрались люди, вытесненные сельским перенаселением".

С ростом паровой фабрики, которую можно было строить далеко от реки, люди массами переселялись в города – массовый переход к пару прослеживается через экспоненциальный рост городов. В 1750 Британия имела только 2 города с 50 000 населением – Лондон и Эдинбург. В 1801 было уже 8, в 1851 – 29 включая девять более 100 000. К этому времени, британцев жило больше в городе, чем в селе, и почти треть жила в городах с более чем 50 000 населения.

В 1815-1840 гг. пошло взрывное распространение самых разнообразных применений угля и пара. Эта логистика вышла на плато во время т.н. Великой Депрессии 1830-х и связанного с ней дефляционного спада. Во время кризиса 1830-40-х гг. узкие места в инфраструктуре были расшиты за счет массового строительства новинки - железных дорог, которые резко повысили производительность территории через снижение стоимости транспорта и улучшение возможности вывоза товаров, т.е. произошло "освоение неудобий" (тот же процесс происходил через 100 лет и при выходе из Великой депрессии 1930-х гг., только вместо железных дорог тогда строили автомобильные). С этого момента, культурный и технологический пакет индустриальной эры был полностью сформирован, приведя к значительному увеличению объемов производства и потребления в Британии.

Вместо рек, с их случайным расположением, новая система землепользования базировалась на дендритах железных дорог, которые открывали любую территорию для доступа извне. Сначала это произошло внутри страны, а потом и в колониях. Вслед за европейскими революциями 1848г, которые смели остатки старого социального уклада, технологический пакет пара распространился по Европе в 1840-60-х.

Позиция Британии как "мастерской мира", на технологическом острие своего времени, была теперь установившейся, вплоть до достижения инфляционного пика (в 1860-х), когда высокие цены на ее основной неэластичный ресурс, уголь, сделали ее продукты неконкурентоспособными по сравнению с Германии и США, а Британский капитал перешел к финансовой экспансии. Примерно через 100 лет все то же самое повторится и в США, когда инфляционный пик 1970-х гг. сделает американскую продукцию неконкурентоспособной по сравнению с продукцией Германии и Японии, а американский капитал перейдет к финансовой экспансии.

Но сначала уже в США сформируется следующий, шестой ценоз на основе массового конвейерного производства и двигателя внутреннего сгорания. Основной ресурс – нефть, используется в транспорте и как источник энергии. Новый тип землепользования был основан на массовом производстве и машинах, работающих на двигателе внутреннего сгорания: в индустрии, агрикультуре и в домах.

"Полюс роста эпохи базировался на технологиях массового автомобиля и конвейера. Он был сформирован от 1908 до 1929 гг., с постепенным переходом от знаменитой Модели "Т" Генри Форда к дешевому трактору, который позволил массовую распашку Великих Прерий. Массовое производство дешевых товаров помогло освоить огромную территорию США, в большей своей части в зоне экстремального климата. Уровень производственных потерь был значительно снижен за счет широкого распространения массового автомобиля, что позволило осуществлять своевременную доставку товаров на рынок. Новая машинерия привела к формированию и принятию новой системе землепользования. До этого, существовал значительный разрыв между механизированным городским и сельским, в целом, ручным трудом, но теперь машина начала завоевывать также и село (Бадалян и Криворотов)".

"Двигатель внутреннего сгорания и его многочисленные применения, такие как автомобиль, трактор, бульдозер, экскаватор и другая крупная землеустроительная техника, сдвинули центр новой системы землепользования, которая позволила "растянуть" истощенный ресурс имеющейся земли за счет включения в оборот территорий экстремального климата (Великие Прерии, Калифорния, Флорида и т.п.) за счет распространения крупной механизированной фермы в рамках агрикультуры нефтехимикатов.

Механизация агрикультуры и транспорта намного снизила нужду в тягловых животных. Это освободило для производства пищи миллионы акров земли, которые до этого использовались для пастбищ и производства сена. Двигатель на дизеле играл особо важную роль: для мощной землеустроительной техники и на транспорте. Корабль, работающий на дизеле, постепенно заменил дорогостоящую угольную инфраструктуру морской транспортировки, предполагавшую поддержание глобальной сети угольных станций. (Бадалян и Криворотов)".

Колоссальные землеустроительные проекты в рамках "Нового курса" Рузвельта (the Tennessee Valley Administration, начальная система сельских дорог, дешевое сельское электричество для таких применений как ирригация из артезианских скважин и т.п.) позволили "освоить неудобья Великих Прерий" и создать начальную инфраструктуру нефти для нового типа землепользования. Вторая мировая война, как и любая другая значительная война, довела уровень мальтузианских проблем до новых вершин.

Однако, культурный пакет технологий, базирующийся на нефти, был уже сформирован и распространился из США в Европу и Японию, которые по своему уровню развития были уже готовы освоить этот пакет. Формой его распространения явилось продвижение нефтяной инфраструктуры, включающей систему автострад, пригороды, застроенные коттеджными домами на одну семью и прочие характерные черты потребительского общества "всеобщего благосостояния".

Конвейер Детройта связан со становлением технологического стиля Фордизма, который принес процветание в США в процессе использования труда "лишних" людей, большинство из которых были иммигрантами, вытолкнутыми из разнообразных исторических родин. Но Генри Форд, кроме своего конвейера, "изобрел" еще одну очень важную вещь. Когда с помощью конвейера производство автомобилей на его заводах могло увеличиваться практически бесконечно, сдерживающим моментом стал платежеспособный потребительский спрос, т.к. до Первой мировой войны автомобиль был в основном предметом роскоши, а не средством передвижения.

Кстати, в Британии автомобиль еще долго оставался предметом роскоши. И Форд придумал, как решить эту дилемму: он повысил зарплату своим рабочим в несколько раз и обязал их покупать автомобиль "Форд-Т". Таким образом, он создал для себя практически бесконечный рынок сбыта. После Второй мировой войны по этому же пути пошли все развитые страны мира, стимулируя спрос и формируя у себя "государства всеобщего благосостояния".

В своем анализе Бадалян и Криворотов остановились на шестом ценозе, основанном на массовом конвейерном производстве, но из анализа Дж.Арриги и из всей схемы "Периодической системы мирового капиталистического развития" явно видно, что в настоящий момент формируется новый седьмой ценоз в Азии, который требует своего внимательного осмысления. Первотолчком для формирования нового ценоза стало формирование пятого ТУ, основанного на микропроцессорной технике, Ай-Ти-технологиях, развитии Интернета и мобильной связи. Пока мы его только обозначим, но в ближайшее время необходимо будет осуществить его тщательное изучение, т.к. основные параметры его уже сейчас вполне очевидны.

Основой нового ценоза станут информационно-коммуникационные технологии, основным энергоресурсом станет электричество, огромные мощности которого в ближайшее время удастся научиться аккумулировать в небольших объемах на базе нанотехнологий.

На смену вертикально-организованных корпораций придут горизонтально-организованные с широким использованием сетевых структур, а крупносерийное конвейерное производство сменит быстро перестраиваемое мелкосерийное автоматизированное производство. Основной целью материального производства станет не массовое производство материальных благ, а сам человек, его здоровье, его образование, долгая и комфортная жизнь.

В нижней части "Периодической системы" расположен график колебаний цен на золото, рассчитанный одним из лучших российских аналитиков Сергеем Егишянцем. Этот график, как нельзя лучше доказывает, что золото все последние 300 лет, так же как и несколько тысячелетий до того было, есть и будет всеобщим эквивалентом и мерой стоимости всех товаров, чтобы при этом не утверждали Бен Бернанке и другие невежественные монетаристы.

Во-первых, колебания золота происходит в очень ограниченных масштабах, несмотря на то, что товарные и финансовые рынки подвержены очень резким колебаниям. Во-вторых, колебания цен на золото точно соответствует Кондратьевским циклам: на понижательной волне происходит сжатие товарной массы и рост цен на золото; на повышательной волне товарная масса резко увеличивается, а цены на золото снижаются.

Но самое замечательное, что все ценозы Бадалян и Криворотова формируются исключительно в "золотых ямах", когда вначале ценоза золото дешевеет, а по мере формирования ценоза оно начинает дорожать. Но как только была разорвана связь денег и золота в 1970-х гг., деньги тут же "сорвало с якоря", и они стали то взлетать вертикально вверх, то падать вертикально вниз. Резкие пиковые значения стоимости золота в долларах, начиная с 1972 года, подтверждают, что разрыв доллара и других валют с золотом порождает не рост цен на золото, как это кажется на первый взгляд, а обесценение этих валют, в то время как колебания самого золота (на схеме выделено красным цветом) происходят в прежних небольших границах.

Большие циклы Н.Д.Кондратьева.

В основе всей "Периодической системы мирового капиталистического развития" лежат большие Кондратьевские циклы (К-циклы), состоящие по определению Н.Д.Кондратьева из двух волн: понижательной и повышательной. Во время прохождения понижательной волны мировая экономика переживает тяжелые и длительные кризисы, а во время повышательной волны кризисы, как правило, бывают не очень продолжительны и не слишком глубокие.

Чтобы экономика перешла с понижательной волны на повышательную, необходимо формирование базисных технологий нового более высокого ТУ, или как писал сам Н.Д.Кондратьев, изменения "запаса основных капитальных благ". Без такого формирования базисных технологий нового ТУ мировая экономика будет стагнировать и не перейдет на повышательную волну развития.

Выше уже говорилось о неправомерности выводов "Закона Сэя" о бескризисном и равновесном развитии капиталистической экономики. Н.Д.Кондратьев обосновал три вида равновесий, которые постоянно нарушаются и восстанавливаются в процессе мирового капиталистического развития – это равновесия первого, второго и третьего порядка. Восстановления этих равновесий происходит в рамках циклов Китчина, Жюгляра и Кондратьева. Позднее, лауреат Нобелевской премии Саймон Кузнец исследовал еще одно постоянно нарушаемое равновесие, которое получило название – цикл Кузнеца.

Примерно, раз в полвека все четыре экономических цикла одновременно проходят верхние пики своего развития и входят в фазу падения - возникает эффект резонанса, о котором писал С.М.Меньшиков. Это происходило после Наполеоновских войн, это же случилось в 1870-х гг., затем то же самое произошло в 1920-х гг., и позже в 1970-х гг. И вот теперь в 2007-2008 гг. снова все четыре экономических цикла вошли в фазу падения и возник эффект резонанса, когда в циклах: Китчина, Жюгляра, Кузнеца и Кондратьева практически одновременно были пройдены верхние пиковые точки развития, и началась фаза спада.

Циклы Китчина - это краткосрочные экономические циклы с характерным периодом 3-5 лет, открытые в 1920-е годы английским экономистом Джозефом Китчиным. В рамках этого цикла происходит нарушение и восстановление равновесия спроса и предложения товаров на рынке, которому соответствует определенный уровень и соотношение рыночных цен. Равновесием первого порядка называл Н.Д.Кондратьев равновесие на рынке, достигаемое в цикле Китчина. Нынешний спад этого цикла проявился в резком падении мирового спроса на большинство товаров, в результате чего в нижней его точке в 2009 году объем мировой торговли по данным ВТО обвалился на 12%.

Циклы Жюгляра – это среднесрочные экономические циклы с характерным периодом в 7-11 лет. Названы по имени французского экономиста Клемана Жюгляра, одним из первых описавшего эти циклы. В отличие от циклов Китчина в рамках циклов Жюгляра мы наблюдаем колебания не просто в объемах товаров и товарно-материальных запасов на складах продавцов и производителей, но и в уровнях загрузки существующих производственных мощностей, в росте безработицы, а так же в снижении объемов инвестиций в обновление активной части основного капитала.

Циклы Жюгляра подробно анализировал в своем "Капитале" К.Маркс, а Н.Кондратьев называл равновесие, достигаемое в этих циклах, равновесием второго порядка. Вхождение в рецессию цикла Жюгляра ознаменовалось существенным снижением в 2008-2009 гг. загрузки производственных мощностей, резким ростом безработицы и значительным снижением темпов обновления основного капитала.

Циклы Кузнеца - это экономические циклы с характерным периодом примерно в 20-22 года. Были открыты в 1930 году лауреатом Нобелевской премии Саймоном Кузнецом, который связывал эти циклы с демографическими процессами и соответствующими изменениями в объемах строительства, поэтому он назвал их "строительными" циклами. В настоящее время циклы Кузнеца рассматриваются в более широком аспекте, как инфраструктурные циклы. Кроме того, хорошо совпадают с циклом Кузнеца большие циклы цен на недвижимость. Спад в цикле Кузнеца в 2007-2008 гг. проявился в ипотечном кризисе и резком сокращении объемов строительства в жилищной, производственной и инфраструктурной сферах развитых стран, а так же падением цен на жилье.

Большие экономические циклы Кондратьева продолжаются 40-50 лет и состоят из двух волн – понижательной и повышательной. В 2008 году мировая экономика вошла в понижательную волну шестого К-цикла, в процессе которой произойдет формирования нового шестого ТУ, основанного на нано-, био- и информационно-коммуникационных технологиях, без развития которых дальнейший рост мировой экономики будет невозможен.

Но Кондратьев предупреждал, что "средние циклы (Китчина, Жюгляра, Кузнеца – А.А.), приходящиеся на понижательный период большого цикла, должны характеризоваться особой длительностью и глубиной рецессий, краткостью и слабостью подъемов". Поэтому избыточный оптимизм мировых лидеров от кратковременного подъема в цикле Китчина, в котором находилась мировая экономика в 2010-11 гг., является явно преждевременным, т.к. после подъема неизбежно начнется новое падение в 3-5-летнем цикле Китчина.

Все эти циклы имеют разную продолжительность и достигают своих нижних точек падения через разные промежутки времени, поэтому после первоначального резонансного падения они начинают работать в противофазе, и после синхронного падения мы имеем не какой-то однородный процесс, а сумму колебаний разной частоты, амплитуды и направлений. До 2008 года мировой ВВП коле**лось вокруг пунктирной линии, обозначенной на графике Y(o), но финансовый кризис и обвал на американском кредитном рынке, привели к падению массового спроса и сокращению потребления в США и других развитых странах мира.

Все это, в свою очередь, вызвало масштабное сокращение мирового производства. Хотелось бы обратить особое внимание на то, что данный график составлялся осенью 2009 года, когда мировая экономики еще продолжала свое падение, но авторы уже тогда предвидели ее небольшой рост в 2010-11 гг., что и подтвердилось на практике.

За счет государственных программ финансирования спроса в развитых странах падение мировой экономики в цикле Китчина было приостановлено уже к концу 2009 года. Такие программы государственного финансирования спроса населения, как "автомобили за драндулеты", расчистили скопившиеся на складах товарно-материальные запасы и породили спрос для их пополнения.

Огромную роль сыграл дополнительный спрос со стороны Китая, резко увеличившего централизованные инвестиции в свою экономику, дабы переориентировать ее с экспортной ориентации на расширение внутреннего спроса. Началось медленное оживление производства за счет пополнения складских запасов и удовлетворение бурно растущего китайского спроса на сырье и современное технологическое оборудование, которое в КНР поставляли Япония и Германия, первыми из развитых стран преодолевшие падение своих экономик за счет китайского спроса.

Но массовое вливание ликвидности в экономики развитых стран резко увеличило и без того немалые дефициты государственных бюджетов и привело к неконтролируемому росту государственных долгов, что потребовало жесткого сокращения государственных расходов. Огромный рост государственных инвестиций уже привел к неконтролируемому росту инфляции в Китае, и заставил правительство КНР ужесточить свою финансовую политику, что приведет в ближайшее время к неизбежному снижению китайского спроса на мировых рынках. Падение потребительского кредитования, рост сбережений населения на "черный день", высокий уровень безработицы и существенное сокращение государственных расходов неизбежно приведут к еще большему сжатию спроса и в ближайший год вызовут новый спад на мировых товарных рынках в рамках цикла Китчина.

Высокий уровень безработицы, низкий уровень загрузки производственных мощностей, отсутствие достаточного кредитования реального сектора экономики в развитых стран и резкое сокращение вложений в обновление основного капитала свидетельствуют о том, что в рамках цикла Жюгляра мировая экономика будет находиться в депрессии, как минимум, до 2013-14 гг.

В цикле же Кузнеца мировая экономика достигнет своей нижней точки падения не раньше 2017-2018 гг., о чем свидетельствует отсутствие роста в строительной индустрии, низкий спрос и падение цен на жилье. Депрессия в цикле Кузнеца будет длиться до 2018-19 гг., когда в цикле Жюгляра уже начнется новая фаза кризиса. В К-цикле понижательная волна завершится не ранее 2018-20 гг., когда будет сформирован новый ТУ.

Таким образом, вторая волна кризиса или второй кризис понижательной волны шестого К-цикла нас ожидает в 2012-2015 гг., когда циклы Жюгляра, Кузнеца и Кондратьева будут находиться еще в состоянии депрессии, а цикл Китчина снова войдет в фазу рецессии. Именно в период этого кризиса можно ожидать обвала нефтяных цен до уровня их рыночного равновесия в 35-40 $ за баррель.

В это же время произойдет крушение нынешней мировой финансовой системы, основанной на долларе США, как виртуальной денежной единице. Цены на золото взлетят до небес (вполне возможно достижение таких высот, как 2,5-3 тысяч $ за унцию), т.к. огромная масса спекулятивных капиталов попытается переждать "экономическую бурю" в "тихой золотой гавани". И только тогда сформируются предпосылки для создания новой мировой финансовой системы на основе "Пекинского консенсуса", без которой мировая экономика развиваться дальше уже просто не сможет.

После 2015 года, за счет подъема в циклах Китчина и Жюгляра, но на фоне продолжающейся депрессии в циклах Кузнеца и Кондратьева, начнется оживление мировой экономики. Но в 2017-19 гг. нас ожидает новый серьезный кризис, связанный с переходом циклов Китчина и Жюгляра в новый спад, хотя в циклах Кузнеца и Кондратьева начнется медленное оживление. И только, начиная с 2020 года, когда в циклах Кузнеца и Китчина начнется подъем и сформируется кластер базисных инноваций шестого ТУ, мировая экономика перейдет на повышательную волну К-цикла. А после 2025 г., когда подъем наступит и в цикле Жюгляра, мировая экономика перейдет к стабильному росту в рамках Азиатского системного цикла накопления, на базе окончательно сформированного нового ТУ и нового ценоза.

Автор теории эволюционных циклов В.И.Пантин объединил два больших цикла Н.Д.Кондратьева в один эволюционный, разделив его на четыре фазы:

- структурный кризис;

- технологическую революцию;

- великие потрясения;

- революцию мировых рынков.

Кроме того, В.Пантин убедительно доказал, что на каждом новом эволюционном цикле происходит сжатие понижательных волн Кондратьевских циклов, в то время как длительность повышательных волн остается неизменной. Сам же механизм "Периодической системы мирового капиталистического развития" выглядит следующим образом. Когда на данном технико-экономическом уровне развития наступает предел дальнейшего роста и возникает нехватка ресурсов для удовлетворения потребностей увеличивающегося населения (Бадалян с Криворотовым называют это мальтузианским дисбалансом), мировая экономика попадает в фазу "структурного кризиса". В рамках этого "структурного кризиса" формируется новый технологический уклад (ТУ), на основе которого начинает формироваться новый технико-экономический ценоз.

Новый ценоз неизменно начинает формироваться на фазе "технологической революции", и обязательно, в новом регионе мира. Формирование нового ценоза порождает массовый приток мобильных капиталов в сферу материального производства и начинается материальная экспансия, т.е. вложение свободных капиталов в производство новых товаров с целью получения максимальной прибыли. После чего начинает раскручиваться новый системный цикл накопления капитала в фазе "великих потрясений", т.к. на этой фазе происходит замена старого лидера мирового развития новым: после наполеоновских войн Голландию сменила Великобритания, в период между двумя мировыми войнами США сменили Великобританию, а в ближайшее десятилетие Китай неизбежно вытеснит США с позиций мирового лидера.

Это вытеснение происходит потому, что фаза материальной экспансии приводит к резкому усилению экономической мощи лидера вновь сформированного ценоза и перестройке всех мировых связей и взаимозависимостей на фазе "революции мировых рынков". В процессе прохождения этой фазы лидер мирового экономического развития настолько раскручивает производственные мощности всего развитого мира, что конкуренция приводит к минимизации прибыли, а доходность производства в рамках данного ценоза падает фактически до нуля. Свободный мобильный капитал уходит в финансовую сферу, где деньги делаются из денег, минуя производство, и начинается стадия финансовой экспансии, характеризующаяся резким усилением турбулентности в фазе структурного кризиса. Мир снова возвращается к мальтузианским дисбалансам, и все повторяется на новом витке спирали, но только уже в новом регионе мира и на новом технологическом уровне.

Прим.редактора ВиМ -- при проблеме с отображением иллюстраций см. Галерею ВиМ здесь

http://www.warandpeace.ru/ru/exclusive/view/66601/