За полгода, прошедшие под знаком Новороссии, русские как политическая нация повзрослели настолько, что сбылась, наконец, давняя мечта Галковского. А именно, русские осознали, насколько смешным и ничтожным балаганом была значительная часть того, что ранее выдавалось АП, ФСБ и МВД за «русский национализм». Старые клоуны на «Русском Марше» остались не только без массовки, но даже без болельщиков (*1*, *2*). Попытка «кураторов» освежить и усилить клоунский состав, включив в него легендарного Стрелкова, с треском провалилась. И если раньше мы терпели этот бедлам из уважения к самой идее, а также из сочувствия к затесавшейся в эту компанию приличной публике (типа крыловцев), то теперь бутафория уж слишком прет из всех щелей. Правда, слепая на всю голову публика потерю интереса к «Русским Маршам» почему-то поспешила объявить «окончанием русского национализма». Но если мальчик, повзрослев, перестал дергать девочек за косички, это не значит, что он «утратил интерес к противоположному полу». Наоборот, это значит, что его интерес стал более зрелым: он наконец-то осознал, чего хочет на самом деле. Пар перестал выходить в свисток.

Как молодой волк, впервые попробовавший крови, русские больше не расположены к щенячьим играм. Вспомним, сколько раз в прошлом упоминались всуе имена Минина и Пожарского. А теперь русским на деле довелось попрактиковаться в «мининстве» и «пожарстве». Впервые за много десятилетий русское гражданское общество ощутило себя дееспособной протогосударственной общностью, и ему это явно понравилось. Разочаровавшись в митинговых «гей-парадах», в выпрашивании милостей от власти, за последние полгода оно почувствовало вкус к вещам более практическим. Добрые русские люди взяли в руки оружие и начали пачками истреблять врагов русского народа – уничтожать их физически, возвращая в состав Русского Мира очередной клочок русской земли. Другие добрые русские люди снабжали бойцов «гуманитарной помощью». Третьи координировали этот «Луч Добра». Четвертые прикрывали тех и других в эшелонах власти, а пятые - в информационной войне. И все это в совокупности – «русское гражданское общество», «политическая нация на русский манер», в духе Минина и Пожарского. Ибо реальный Пожарский был с ног до головы перемазан вражеской кровью, а реальный Минин платил золотом за польские скальпы. Пусть пока еще неумело, ошибаясь, с дрожащими руками, как у подростка, впервые расстегивающего лифчик на подруге-украинке, но главное сделано, важный опыт получен, гештальт правильного поведения проявился и закрепился.

Конечно, «первый блин» получился «комом»: усилия русских в Новороссии были во многом абортированы Кремлем. Но, с другой стороны, если первый же сексуальный контакт заканчивается подростковой беременностью – это тоже не очень хорошо. Русское общество еще не достигло такой степени зрелости, когда могло бы позаботиться о «чаде» и дать ему приличное воспитание. Сначала нужно разобраться с собственными обнаглевшими «опекунами».

В прежние годы «Русский Марш» третировался новиопами как нечто агрессивное, злобное, как «пятиминутка ненависти» против «всего нерусского». Они не понимали, что это, с одной стороны, «выпуск пара», а с другой стороны, пусть и неказистая, но попытка диалога с властью и новиопской общественностью, попытка решить проблемы путем коленопреклоненной подачи петиций. «Случилось страшное» именно сейчас, а не тогда. Окончание эпохи «Русских Маршей» означает, что русские больше не хотят вести переговоры, осознав абсолютную недоговороспособность противной стороны. И Кремль, и новиопская антикремлевская фронда были распознаны русскими как разновидности «украинцев». Новиопы при этом даже не скрывались. Те же самые люди, которые публично ужасались подсадным «зигометам» на «Русских Маршах», стали публично аплодировать настоящим гитлеровцам и убийцам на Украине. И, похоже, до сих пор не понимают, что сами перекрыли себе кислород и ограничили набор возможностей своего будущего в России.

Что же касается Кремля, то он обманул сам себя, «искусно переиграв» русских на Донбассе. Появившиеся было у некоторых надежды развеялись, и лоялистская пропаганда сегодня по сути свелась к «гениальному» посланию «Если не Путин, то Смута», которое эффективно действует только на сытых и престарелых. Молодые и голодные видят в этом только незатейливую разновидность шантажа: «Если попробуете нас прогнать, то оставим после себя пепелище». В итоге многослойная пропагандистская пудра осыпается, и отношения между русскими и Кремлем сводятся к чистой сути: непонятно откуда взявшийся «опекун» насильно уселся на шею огромному народу и мешает ему жить. Логика «выбрать из двух зол меньшее» и «защитить плохого Путина от еще более плохого майдана» убеждает все меньше, потому что «антагонисты» уж слишком явно играют в одни ворота.

Это охватывающее всех осознание емко сформулировал Сергей Морозов: «Пятая колонна», с которой воюют клованы, финансируется Администрацией президента. И ей же, естественно, управляется. А настоящая американская пятая колонна, без кавычек, это и есть Администрация президента во главе с президентом. Она настоящая и пятая, поскольку занимается уничтожением российской несырьевой экономики и утилизацией российского населения. Это именно пятая колонна, и не потому, что так кто-то говорит или кто-то добыл сверхценные разведданные, а просто по факту того, что в России происходит в сумме. Всё состояние страны – большоооооое подтверждение; настолько большое, что его очень сложно оспорить. Дерьма слишком много; и его отсутствие никак не подделать».

Конец эпохи «Русских Маршей» означает абсолютное расчеловечивание в русских глазах тех сил, которые сегодня пытаются управлять Россией и русским народом. Отныне эти силы трактуются не как потенциальный собеседник и адресат петиций, - пусть и наглые, пусть и недружелюбные, но все же договороспособные элементы общества, - а исключительно как бездушные механизмы, стоящие за рамками общества, как препятствия, с которыми разговаривать бесполезно. Их можно сломать силой, можно терпеть, если сил недостаточно, можно пытаться минимизировать наносимый ими ущерб или даже получить какие-то бонусы от их работы (все-таки «Крым – наш!»). Но вступать с ними в какой-либо «диалог», привлекать их внимание своими «протестами», видеть в них нечто человеческое, - такая же глупость, как задушевные излияния экскаватору или бетономешалке. Пар больше не будет выходить в свисток. Отныне он будет накапливаться и повышать давление в системе.

http://kornev.livejournal.com/445599.html