Наверняка Рональд Рейган переворачивается в гробу. Ему приписывают очень многое, чего он на самом деле не делал на экономическом фронте, но самая практически единственная настоящая победа – решительный отказ от модели кейнсианской макро-экономической политики, которая обеспечивала стагфляционное опустошение более десятилетия – перекрывает все его налоговые неудачи и городскую легенду, что он на самом деле приручил вездесущее правительство.

Однако нет нужды упоминать, что сам 35-летний отказ теперь однозначно  отвергнут кейнскианскими аппаратчиками, которые ныне правят был в Экклз-билдинг.* Вчера там опять выступала Джанет Йеллен, демонстрируя возмутительное презрение к высшим достижениям «Гиппера»**.

В ходе выступления она объявила, что процентные ставки останутся без изменений около нуля как минимум до сентября. То есть ФРС продолжит раздавать свободные деньги игрокам с Уолл-Стрит, что происходит уже в течение 80 месяцев подряд.

Предположительно, это безумие необходимо, чтобы подгонять экономическое восстановление, даже если оно питает пожар финансовых спекуляций. В самом деле, один из самых верных защитников ФРС в ведущих СМИ, Грег Ип из «Уолл-Стрит Джорнал», заявил в обширной колонке, явно написанной под диктовку Экклз-билдинг:

Определённо, существует масса свидетельств, что низкие процентные ставки подпитывают спекуляции, такие как с высокими ценами на недвижимость и курс акций… Однако это не причина поднимать процентные ставки. ФРС должна взвесить выгоды низкого уровня безработицы и вероятности и потенциальной суровости кризиса (финансового) позже.

И в самом деле. Такого рода почти осмысленная болтовня была первым и основным приёмом школьной учительницы, ставшей национальным финансовым сюзереном на вчерашней конференции для прессы. Тот факт, что ей с одинаковым одобрением аплодировали и Уолл-Стрит и Вашингтон, явно демонстрирует, что победа Рейгана над кейнсианством была полностью вывернута наизнанку. И наиболее опасным способом из всех возможных.

Если конкретно, старый стиль «налогового кейнсианства»  был отвергнут целиком и полностью в процессе политической демократии. Это был ключевой вопрос выборов 1980-го и 1984 годов – референдум, которые снова и снова поддерживался при рассмотрении в Конгрессе налоговой политики во времена Рейгана.

Но в последующие десятилетия – начиная с назначения в ФРС Алана Гринспена в 1987 году – это анти-кейнсианское мнение было ниспровергнуто переходом от доктрины управления спросом к модальности, основанной на центральном банкинге. Последняя неотразимая версия управления спросом затем перебралась в Экклз-билдинг – в безопасное место, подальше от демократического электората.

Освоившись на новом месте, профессора-кейнсианцы и аппаратчики монетарной политики вместе с приспешниками с Уолл-Стрит захватили различные уровни власти, действуя как неизбранные «монетарные гауляйтеры». Эти «Йеллен и Компания» полагают, что они несут ответственность фактически за всю экономику «главной улицы»,*** и что их предписания – не основанные ни на чём, кроме их собственной субъективной и необъяснимой просвещенности – теперь высшая власть, что невозможно выразить лучше, чем вот этой начальственной «указивкой» самой председателя ФРС:

«Очевидно, нам надо взглянуть на темпы создания рабочих мест, нам надо посмотреть на то, что происходит с участием трудовых ресурсов, на частичную занятость по экономическим причинам, на открытие рабочих мест, темп увольнений, инфляцию зарплат и другие показатели состояния рынка труда. Я говорила, когда мы договорились, что инертность рынка труда в некоторой степени снизилась, что в период между собраниями и очевидно за более широкий промежуток времени в прошедшие несколько лет, у нас явно есть существенный прогресс в продвижении к нашей цели – максимальной занятости. Так что, несмотря на факт неких подвижек на этом фронте, комитет хочет видеть дальнейший прогресс прежде, чем ощутит, что будет приемлемо поднять процентные ставки».

Совершенно верно. Йеллен утверждает, что она и её банда несут ответственность за всё, в том числе статус продавцов хот-догов с частичной занятостью и скорость, с которой амбициозные искатели работы выбирают уход от нынешних работодателей на более высокооплачиваемые или более привлекательные места. Повторюсь, контролируя каждое перо на спинке «экономического воробья», они заявляют о своем неограниченном праве продолжать грести лопатой свободные деньги для своих прислужников с Уолл-Стрит до тех пор, пока не «ощутят, что будет приемлемо поднять процентные ставки».

Это неизменная кейнсианская чепуха. Это самонадеянная переоценка сил помешанными на модели академическими фанатиками, не питающими никакого уважения к реальной экономике и к исторически доказанной истине, что лучший путь к процветанию и более высокому уровню жизни людей – экономика свободного рынка, а вовсе не диктат центральных планирующих органов.

Утверждая о возможности без конца и края помесячно управлять микроскопическими деталями $18-триллионной экономики страны, возглавляемая Йеллен ФРС вышла за пределы простого введения некоей незаконнорожденной версии экономики рабочей силы в кейнсианском управлении спросом. На самом деле, когда речь идёт о настойчивых утверждениях, что дефлятор потребительского спроса должен вырасти как минимум на 2,0%, а не на 1,4% или что есть существенная разница между показателями в 5,5% и 5,2% в уровне безработицы U-3, или что глобально перегруженные тренды вроде темпа роста почасовой и недельной зарплаты всё ещё на несколько десятых ниже, чем надо бы – нужно по факту готовиться к экономическому путчу.

Определённо, такое безумие преследуется во имя так называемого «двойного мандата» по закону Хэмфри-Хокинса «О полной занятости и сбалансированном росте»,**** и дело именно в этом. Закон весьма расплывчат и говорит о неопределённых надеждах Конгресса на занятость, процветание, стабильные цены и любовь матери, ну ещё и на яблочный пирог.

Управляющим ФРС жадным до власти фанатикам не свойственен практицизм и самоограничение, наоборот, они полагают, что этот закон уполномочивает их выбрать в качестве цели десятые доли процента, которые ничего не стоят, и сделать это так, чтобы явно обогатить крошечный слой Америки, которому и так принадлежит большая часть финансовых активов – это никак не менее чем неконституционная узурпация.

Подобным же образом тот же самый фанатизм разрушает бережливость и конфискует богатство и собственность – даже пусть эти кейнсинутые центральные банкиры утверждают, что всё делается ради «общего блага». Бернанке никогда не пытался декларировать такую тарабарщину.

Точно так же должникам открыто предлагают государственные субсидии, поскольку именно такова цель снижения процентных ставок и сдерживания. Это предприятие буйного перераспределения ложным образом снова и снова разъясняется «Йеллен и Компания» как цена «восстановления».

А хуже всего – доктрина «эффекта процветания» и открытая политика поддержки фондовой биржи ради того, чтобы люди чувствовали себя богаче и тратили больше. Этакая «экономика просачивающегося богатства» со злобным умыслом. В самом деле, Рональда Рейгана пригвоздили к позорному столбу за демократически проверенное сокращение налогов, которое заставляет  огромные дары Йеллен богачам бледнеть из-за ничтожности.

Короче говоря, вся кейнсианская модель центрального банкинга – просто выметание в налоговой политике и умышленное масштабное перераспределение богатств и доходов, организованное государством. Иначе говоря, это можно назвать экономическим переворотом.

Объявленные сегодня нашим монетарным политбюро неограниченные полномочия американской финансовой системы и экономики «главной улицы», заставляют  контролируемую государством экономику «Голубого орла» Национальной администрации восстановления промышленности времён «Нового курса» Франклина Делано Рузвельта  – снесённого старым Верховным Судом ещё в 1935-м – блекнуть в сравнении.

Вот почему демократическое отречение от налогового кейнсианства во времена Рейгана настолько важно помнить. Эти давние события помогают высветить налоговые действия сегодняшней ФРС, и они эмпирически показывают, что разумность нынешней удушающей интервенции ФРС полностью лжива.

То есть, анти-кейнсианская налоговая политика Рейгана без малейшего сомнения подтвердила, что американская экономика  в некотором роде не слабый макроэкономический цветок, неспособный справиться с честными процентными ставками и определяемыми рынком финансовыми ценами, что у неё нет инстинкта смерти и тенденции повторять циклы рецессии и депрессии, и что вообще без помощи государства она способна энергично воспрянуть от кары, которую это государство и организовало – как только «политика» перестанет ей мешать.

Внимая умилительным обтекаемым фразам об отеческой опёке Йеллен, вряд ли можно догадаться, что американская экономика прошла худшую рецессию со времён Второй Мировой. Но затем экономика быстро восстановилась, встала на дыбы, как только  была подавлена лихорадка инфляции и спекуляций.

В резиденции Рейгана никогда не обсуждались «меры стимулирования», не болтали о дефиците «совокупного спроса», не обещали закрыть «потенциальный промышленный разрыв» и не заявляли, что рабочим  в государстве должна быть гарантирована «полная занятость».

На деле политика администрации Рейгана была столь анти-кейнсианской, что ввела огромный рост налогов – эквивалент $350 миллиардов ежегодно в условиях сегодняшней экономик – в самой низкой точке рецессии середины 1982-го.

Целью была долговременная налоговая стабильность и устойчивость. Даже Тип О’Нейл, а для его прохождения в Капитолий это было решающим, не позволил себе выкручиваться относительно «противоречивой» природы подобный шагов. И даже проблеска подобного не появилось у молодого экономиста, входившего в число персонала Белого Дома, которого звали Пол Кругман!

Дело в том, что действия по экономической политике во времена Рейгана основывались на приоритете предложения в американской экономике, позволяя длительно  процветать минимизируя барьеры для предпринимательства и работы.

Что стало основанием для первоначального 25%-го сокращения предельных налоговых ставок в 1981 году. А когда война предложений ***** породила законопроект об уменьшении налоговой ставки, вздувший рост почти вдвое от запланированного размера (6% от ВВП по сравнению с 3,5%), угроза, что постоянный гигантский дефицит будет потреблять слишком много сбережений населения, которые можно инвестировать, предложение также основой для коррекции налогов в сторону увеличения в 1982-1984 годах.

Да, в тот период был большой финансовый дефицит. Но они не говорили о кейнсианских «стимулах». Наоборот, были неумышленные последствия бесконтрольного наращивания оборонных расходов, слишком крупные сокращения налогов, умиротворяющих лоббистов с Конститьюшн-стрит, чтобы провести сокращение налогов в экономике с приоритетом предложения ради её роста, и слишком мало отваги и голосов в рядах «Великой старой партии» и на Капитолийском холме для настоящей «утруски» отечественного «государства всеобщего благосостояния».

Я более подробно объяснил это в «Великой Деформации», но суть во в чём. Великий Пол Уолкер не «обеспечивал» рейгановский дефицит и, следовательно, не было монетизации, шла конкуренция за доступные сбережения. «Обеспечение» появилось через много лет, когда началась игра по проталкиванию в перегретую экономику, и Алан Гринспен открыл денежные шлюзы, чтобы сохранить хорошие отношения с политиками в Белом Доме и на Капитолийском холме.

Фактически Уолкер доказал, что «Йеллен и Компания» по сути своей – трусливые нюни, цепенеющие при мысли, что Уолл-Стрит рассердится, даже если подобие истинных рыночных сил позволяет выразить их в деньгах и долговых рынках. Для сравнения, вопреки обрушению рынка товаров, резкому росту безработицы и обширному провалу так называемой «полной занятости» в 1981-1982 годах, Уолкер бесстрашно  позволял процентным ставкам финансового рынка очищаться так, как показано ниже.

Вот как это делалось. А клоуны, ныне засевшие в Экклз-билдинг, уже подгоняют свои нелепые «точечные диаграммы», чтобы удержать процентные ставки на уровне плинтуса.

Нет нужды говорить, что дозволение финансовым рынкам очиститься, а спекулятивным излишкам – встроиться в структуру зарплат, цен и затрат в течение десятка лет, отнюдь не отправит американскую экономику в спираль истощения. Наоборот, даже при процентных ставках на уровне положительных 5% по 10-летним обязательствам Казначейства, экономика «главной улицы» быстро восстанавливалась и никогда не вспоминала прошлое. За 72 месяца после нижней точки в июле 1982-го реальный ВВП вырос на 30%, а занятость на 18% или в три раза больше, чем улучшение за предыдущие 72 месяца.

Какова же разница между тогдашней инфляцией товаров/зарплат/индекса потребительских цен и огромной инфляцией финансовых активов в этот раз? В конечном счёте, небольшая, ведь обе представляют собой разрушительные экономические и финансовые деформации, произведённые печатным станком Центрального банка.

А разница – в том, что тогда у нас был председатель, который никогда не считал, что смягчения ФРС выполняют роль микро-управления всем, что движется, и всем, что не движется в обширной экономике США, и совершенно анти-кейнсианский президент, который всё время придерживался твёрдой решимости восстановить стабильную экономику, основанную на здоровых финансах.

Нет нужды говорить, что во время многочисленных собраний в Овальном кабинете, на которых я присутствовал, я никогда не слышал, чтобы кто-то выражал тревогу, что американский капитализм настолько хрупок, что в любой момент  рухнет в чёрную дыру при отсутствии непрерывных стимулов со стороны налоговиков и представителей центрального банка Федерального правительства.

Эта специфичная догма – иллюзия школьной училки-кейнсианки, которая ныне управляет самой опасной в мире финансовой пирамидой Понци. И благодаря её самонадеянному вздору, игроки и представители 1% получили огромные доходы в сегодняшнем игре по-крупному.

Да, Рональд Рейган поистине переворачивается в гробу.

Примечания:

* – здание в Вашингтоне (на Конститьюшн-авеню), в котором заседает Совет Федеральной Резервной Системы названо так в честь Маринера Стоддарда Экклза (9 сентября 1890 г. - 18 декабря 1977 г.), американского банкира, экономиста, сотрудника, а затем председателя Федеральной Резервной Системы США с ноября 1934 по апрель 1948 гг. Он первый начал серьёзно анализировать маятниковые колебания капитализма.

** – прозвище Рональда Рейгана, сыгравшего знаменитого футболиста Джорджа Гиппера в биографической ленте «Ньют Рокни – настоящий американец». С тех пор кличка «Гиппер» надолго закрепилась за Рональдом.

*** – здесь: мелкие или индивидуальные трейдеры представляющие собой маccу-противовес Уолл-Стрит.

**** – закон принят в США в 1978 г.; наряду с законом «О занятости» 1946 г. усилил влияние государства на макроэкономические процессы в экономике, прежде всего инфляцию и безработицу; подчеркивал важность роли частного сектора в достижении полной занятости и высокой производительности, а также разработки сбалансированных федеральных бюджетов и финансовых инструментов достижения стабильности в экономике.

***** – иначе аукционная война; термин относится к ситуации, когда двое или более потенциальных покупателей или продавцов борются друг с другом за право приобретения товара/получения заказа, напр., ситуация, когда несколько участников аукциона постепенно повышают цену в борьбе за право получения товара.

http://polismi.ru/ekonomika/romansy-o-finansakh/1170-pochemu-ronald-rejgan-perevorachivaetsya-v-grobu.html