– Как может существовать такое общество? – забыв приличия, негодующе вскричала Олла Дез. – Чем выше социальная структура и наука, тем позднее созревает человек.

– Потому-то мы, биологи, прежде всего еще с древности ЭРМ поставили целью продление жизни, вернее, молодости, – сказала Нея Холли...

/"Час Быка" Иван Ефремов 1968/

Но почему же «большие» «основные» расы так легко вытеснили, ассимилировали более древние? Наверное потому, что у них были какие-то важные качества. Одним из них может быть нарастание педоморфности и связанное с педоморфностью понижение содержания тестостерона в крови.

Педоморфность — это антропологический термин, обозначающий физическое сходство с ребенком, особенно в строении черепа и в физиологии. Педоморфные люди — это те, у которых детство «затянулось», иногда «затянулось на всю жизнь». Педоморфы с крупными головами, высокими лбами, слабо выступающими носом и ушами, малосексуальны сравнительно с членами «рано взрослеющих» популяций. Они любят учиться, играть, планируют надолго и довольно-таки рассудочны. Они охотно объединяются в клубы и образуют сложные иерархические системы.

Понижение содержания полового гормона, тестостерона, прямо связано с этими анатомическими и психологическими чертами. Ведь повышенный гормональный фон — это управляемость самыми простыми, утробными инстинктами. Пониженный — это хотя бы относительная свобода от амбиций мачо, доминирующего самца, самого большого и толстого павиана в стаде. Пониженный уровень тестостерона — это свобода мужского общения от постоянного выяснения иерархического места участников общения и свобода межполовых союзов от пещерных страстей.

Все исследователи, работавшие с людьми архаичных популяций, отмечают, что их представители обычно бывают разочарованы «скучными» романами и браками европейцев. Ведь «если бы продюсеры хотели снять фильм про любовь у пигмеев, пленка бы воспламенилась, а камера расплавилась».

А одновременно «грацильные формы сапиенса обычно обладают более рыхлыми формами социальной организации и пониженной социальной амбициозностью».

«Рыхлые формы» — это касается и форм семейной организации. Воспроизводство homo sapiens принципиально таково же, как и у всех крупных животных: рождение 15–20 детенышей на каждую фертильную самку, детская смертность порядка 60–70 % родившихся, смертность бездетными 50 % доживших до фертильного возраста.

У животных известны К-стратегия размножения: когда имеют много детенышей и не заботятся о них. Как муха откладывает 5 миллионов яичек — и плевать хотела, кто из них вылупится и как будет жить.

А есть г-стратегия — когда детенышей имеют немного, но заботятся о них и выращивают, воспитывают их. Это стратегия крупных млекопитающих, в том числе и человека.

Педоморфы реализуют своего рода «человеческий вариант» К-стратегии размножения… Это сверх-г-стратегия! В ней упор делается на ответственное выращивание и воспитание детенышей если и не от одной женщины, то от их ограниченного количества.

Это путь патриархата с его преобладанием социальных ценностей брака над биологическими, путь социальных условностей и сложных правил, которые люди стараются не нарушать.

Такое поведение и правда «скучно» для людей архаических рас, практикующими «человеческую К-стратегию»: стремление мужчин разбросать как можно больше своих генов, при очень слабой заботе о судьбе потомства и незначительном желании его выращивать.

Это путь матриархата с его неупорядоченными половыми отношениями, легкой сменой половых партнеров, нормативной безотцовщиной, безответственным отношением к детям.

По поводу монголоидов приходится согласиться с А. А. Казанковым в том, что «классические монголоиды — это последняя страница и вершина биологической эволюции человека». Ведь это самая педоморфная группа людей, с самым низким популяционным уровнем тостестерона.

Одним словом, грацильные темнокожие, австралоиды и папуасы считали, что они взрослые с момента половой зрелости. Став «взрослыми», они плясали и размножались, не удосуживая себя особо воспитанием и обучением детей. Те подрастали, съедали старших, все повторялось так же весело…

И так же коротко.

А монголоиды росли долго, строили прочные семьи… Бурный свальный секс и безмятежную простоту нравов негров они считали чем-то низким и животным. Да и попросту не очень интересным. Они тщательно воспитывали детенышей, почитали родителей и дедов-прадедов, а дети и внуки платили старшим преданностью и желанием у них учиться.

Встречаясь с конкурентами, в одной и той же местности они эффективнее организовывали охоты. Животных становилось меньше, и диковатые негроиды голодали, а монголоидам хватало добычи. Если негроиды решали поохотиться на монголоидов, дисциплинированные и крепко спаянные монголоиды разнообразили ими свой рацион и шли дальше. Часть негроидных самочек прибивалась к монголоидам, их кормили и оплодотворяли. А детей от них воспитывали долго и рачительно, превращая в ответственных и долго растущих педоморфов, строго наказывая за отказ от принятого раз и навсегда уровня сложности.

/"Бремя белых. Необыкновенный расизм" Буровский Андрей/

МОЙ КОММЕНТАРИЙ: фильм хороший. Правда видел я еще один научный тезис; педоморфность дольше оберегает мальчиков от агрессии взрослых самцов. Отсюда, если верить эволюционной теории, следует парадоксальный вывод: педоморфные этносы (скандинавы, японцы, алеуты) с малой растительностью на теле имели более агрессивное прошлое. Их дети настолько нуждались в защите со стороны природы, что даже волосы в опасных местах стали расти позже!

Напротив, очень даже волосатые средиземноморцы и кавказцы, показавшие в войнах чрезвычайно высокий уровень мужской агрессивности, крайне редко прибегают, например, к телесным наказаниям. Мимоходом слышал, что чеченцы не склонны бить мальчиков, - чтоб трусом не вырос. И это верное решение: некоторых из моих ровесников били страшно, реально страшно - двое из них выросли даже не знаю как сказать, кем - ни на что негодны, там душа в кровавый комок срослась. Это были не южные семьи, все были выходцы из глубинки России.

И вот тут самое время почесать репу. Потому что не срастается эволюционная модель. Не оправдывает себя.

Мы, в общем, знаем, что курчавые и волосатые южане взрослеют раньше. Что это по-науке означает?

1. Тестостерона у них больше. ОК.

2. Мужики у них агрессивнее. Ну, случается.

3. Женщины стареют раньше. Увы.

4. Девочек должны отдавать замуж раньше - ибо созрели. И так оно и есть

5. Детей должны прессовать сильнее. И вот здесь по-научному уже не выходит. Детей они холят и лелеят. Ну, по крайней мере, по сравнению с нами

6. Следует ожидать и большей вражды между мужиками одного клана - тестостерона-то полно. И снова прокол: сплоченность южных семей разве что в поговорку не вошла

7. Видел одно упоминание об убийстве стариков на Кавказе (второе такое упоминание из Африки), однако на сегодня стариков разве что на руках не носят.

Радикально иной расклад в той же Скандинавии, да, и вообще в Европе

1. Конец падает раньше (ну, чем на Кавказе, это точно)

2. Мужик скорее позвонит ментам, чем разберется на месте (и дело не в цивилизации, финны даже в 20 веке жили подсечно-огневым земледелием)

3. Женщина - молодится под девочку до конца. Отчасти потому, что статус старшей женщины в семье для нее ничего не значит

4. Замуж традиционно не сразу, они никогда с этим не спешили

5. Ребенок не защищен. Мы все понимаем, что смена семьи для ребенка большая травма, чем подзатыльник

6. Мужики меж собой не дружат. Именно отсюда прочность традиции доноса на соседа. В ауле такое немыслимо

7. Стариков спокойно сдают в дома престарелых, спокойно лишая их даже общения с внуками

Что за хрень? Где эволюция - в строгом соответствии с теорией педоморфности?

Могу предположить, что биологическая эволюция в этом направлении, если и была, то непринципиальная. Была эволюция социальная. Едва одаренный тестостероном сверх меры могучий, вонючий и волосатый мужик с пудовыми кулаками осознал, что может ненароком причинить вред ребенку, он включает самоконтроль, - иначе бабы затравят. И этот самоконтроль становится частью культуры.

Если же тестостерона от природы мало, то именно агрессия (а это лучший имитатор тестостерона) становится конкурентным преимуществом мужчины. Самоконтроль можно не включать, - все равно для самок ты будешь самым привлекательным. И личная культура хождения по минному полю тестостерона не образуется. Его - волей неволей - заменяют государственные институты.

Чуете, какая пропасть?

Все не так, как кажется.

ДОПОЛНЮ: я уже использовал тезис о том, что победители проигрывают. Здесь то же самое. Человек педоморфный, то есть, китаец, индеец, европеец, более склонен подчиниться внешней власти, а соответственно и к строительству государства. Отчасти поэтому Европа так и рванула, но лишь отчасти, - основные причины лежат не в поведенческой сфере, а в экономической.

http://chispa1707.livejournal.com/1627024.html