В уже упоминавшейся ранее статье психологов из Чикаго, НЙ и калифорнийского Ирвайна разбираются не только расовые предубеждения, но и отношение к своей армии в свете политических взглядов испытуемых. Как легко можно догадаться, левые либералы в умозрительной ситуации готовы были легко жертвовать американскими солдатами, но не иракскими. Такой вот патриотизм наоборот. Ну, или еще один пример ненависти леваков к своей стране.

Вроде как всё просто и огород городить не из-за чего. Однако говоря о низких оценках по какой-либо этической/моральной шкале, нам надо или доказать наличие этических ценностей на данной шкале, или вообще не полагать данную шкалу этической или моральной. В случае с расизмом я хотел показать только то, что левые подверженные ему куда больше, чем правые, и что вопли о якобы имеющем место расизме прикрывают самую настоящую расовую дискриминацию и низкую ценность, приписываемую людям одной из рас, и высокую – другой.

Поскольку левые либералы и не претендуют на то, что патриотизм им свойственен, то необходимо доказать правомерность предположения, что патриотизм – одна из этических характеристик. Если получится, то низкие оценки левых будут иметь хоть какое-то значение.

Наверное, начать стоит с определений. В работе Дэниела Друкмана разделяется патриотизм и национализм: первое – это любовь к своей стране, гордость за то, что являешься ее гражданином, второе же – убежденность в превосходстве своей страны и в том, что остальные должны следовать примеру или “слушаться”. При этом упускается, что страна, действительно, может быть более эффективна в каких-то вопросах и потому вполне может служить образцом для многих других. То есть различия между национализмом и патриотизмом не так велики, сходств куда больше…

Как же различать? Видимо, большинство соврменных культурных норм полагают национализм – за негативную, а патриотизм – за позитивную характеристики (у леваков патриотизм характеристика негативная, но уже умеренные либералы полагают его за нечто положительное).

Попыток оплевать патриотизм было много: от классического “последнее прибежище негодяя” до представлений Льва Толстого, что патриотизм означает одни только войны (холера вызывается питьем зараженной воды, но не всякое питье воды вызывает холеру, кстати, во времена Льва Николаевича это уже было известно), и до глупых левацких попыток приравнять патриотизм к расизму. Бывали и попытки усидеть на двух стульях, т.е. найти и достоинства, и недостатки, создав некоего “умеренного патриота”. Впрочем, невзирая на желание сравнить такой подход с анекдотом про “немножко беременную”, Натансон написал хорошую, качественную работу, а не дешевую агитку, как Гомберг про расизм. Действительно, между великодержавным шовинизмом вкупе с милитаризмом и предательством собственной страны можно уместить множество не-экстремистских подходов с большим или меньшим уклоном в ту или другую сторону.

В современной этике есть несколько подходов – консеквенциализм, утилитаризм и деонтология. Попробую разобрать патриотизм с точки зрения каждого.

Деонтология – это тот самым моральный закон, что как пепел Клааса стучит в сердце Канта. Если есть норма, то нарушать ее нельзя. И никаких исключений. Поскольку нормы поведения относительно государства сформировались давно, то при данном подходе у леваков нет ни малейшего шанса отмыться от аморальности.

Формально говоря, деонтологию нельзя утягивать в эволюционные дебри, но у животных, включая приматов, имеется довольно четкое чувство группы и кровного родства. Оное чувство приводит к тому, что все члены заинтересованы, – выражаясь терминами этики, – в благополучии группы: расширении контролируемой территории (кормовой базы), уничтожении или изгнании конкурентов и врагов. Чем достигается значительное эволюционное преимущество для группы.

Безусловно, культура и этика не всегда проистекают из нашей биологической природы, но биологические основания куда крепче культурных. Вынужденная “работать” против биологии этика начинает так сильно извиваться, что удержать изначальную цель практически никогда не получается.

Впрочем, давайте вынесем это за рамки исконной этики и ограничимся указанием на то, что с эволюционной точки зрения патриотизм, как форма внутри-группового альтруизма и защиты территории, должен оцениваться положительно.

Утилитаризм Иеремии Бентама можно свести к попыткам найти полезность в действиях людей. Полезен-ли патриотизм? Безусловно! Поскольку согласно Бентаму найти полезность можно в любом действии человека, даже в нацизме (для самих лидеров нацистов, их приближенных, соратников, членов партии и т.д.) или анти-патриотизме – не с экономической, так с моральной, психологической, социальной и т.д. точки зрения.

Однако если мы представим себе среднего человека в мирной, не нападающей на соседей стране, то включение патриотизма в его ценности сделает жизнь этого самого среднего гражданина лучше (он делает больше на благо своей страны и чувствует себя лучше от собственных действий), как и жизнь других людей в той же стране. При прочих равных и при условии миролюбивости.

Консеквенциализм ориентирован на изучение последствий некоего действия: какие они? принесли ли они благо? в чем именно это благо? как насчет вреда – принесен, кому, насколько серьезный?

Если не сводить патриотизм – ошибочно! – к развязыванию войн, то от того, что люди стремятся к благу своей страны, к тому, чтобы были поводы гордиться ею, чтобы жизнь сограждан была лучше, мы получим если и не исключительно одно благо, то как минимум для граждан страны патриотизм несет много больше благо, чем вреда.

Таким образом с точки зрения этики мы обнаруживаем заметное превышение позитивных оценок патриотизма над негативными. При условии, что мы говорим о гражданах страны, не ведущей захватнических войн.

Оценка страны с агрессивной внешней политикой по сути требует банального сравнения: сколько жертв было бы в случае невмешательства данной станы и сколько жертв мы имеем в случае вмешательства (дальше начинаются сложности подсчета сколько убитых “их” равны одному “нашему” и т.п., засим не будем забираться глубже).

Можно-ли из этого сделать вывод о том, что патриотизм – одна из моральных или этических шкал?

Только если мы убедимся в важности патриотизма для значительного числа людей. Причем важности “по модулю”, безотносительно знака.

Как мы можем показать важность для людей того или иного этического критерия? Значительная часть этических вопросов находится в зоне ответственности уголовного кодекса, еще одна часть оставленна на личное усмотрение, т.к. в очень небольшой степени касается других людей (например, всё связанное с чистотой в личной жизни – как еды, так и секса). Остаются вопросы нашего взаимодействия в социуме, включая отношение к самому обществу.

В профанной жизни, не отвечая на тесты психологов или опросы социологив, патриотизм люди проявляют, например, болея за национальную сборную или во время демонстраций, связанных с внешней политикой. Причем не принципиально, за или против войны проходящая демонстрация, т.к. в обоих случаях демонстранты озабоченны образом своей страны или четко идентифицируют как свою, так и другую страну, т.е. имеют сложившееся мнение о благе хотя бы одной из сторон.

Да, болеть за сборную по художественной гиманстике или спортивному ориентированию подавляющее большинство граждан в абсолютном большинстве стран мира не станут, но если мы оценим количество болельщиков по всем видам спорта – даже если вычтем из их числа тех, кто данным спортом занимается, чтобы технический интерес к конкретному спорту никак на нас не влиял, – то скорее всего получим число, заметно превышающее интересующихся всеми другими моральными вопросами (допускаю, хотя и не на 100% уверен, что за исключением преступлений и секса).

Разумеется, можно довольно весомо аргументировать одинаковую значимость всех моральных вопросов (более того – всех вариантов ответов на эти вопросы!), что лишит нас оснований для создания каких бы то ни было моральных/этических шкал. Но такой подход упразняет все научные эксперименты, кои мы можем проводить в рамках психологии морали.

Потому приходится признать, что патриотизм имеет все основания считаться одной из важных шкал в психологии морали (буквальный перевод с английского “моральная психология” мне нравится меньше, да и на язык тут же просится вопрос о том, что такое “аморальная психология”). И по данной шкале левые либералы предсказуемо аморальны.

https://khvostik.wordpress.com/2015/04/01/patriotism-as-moral-virtue/