По итогам предварительного подсчета, на внеочередных выборах в Верховную Раду проходят семь политических партий. Выборы завершились, но животрепещущие вопросы – о судьбе украинской экономики, о приходе во власть вменяемых политиков, наконец, о мире на Украине – остались без ответа.

Броуновская Рада

Новая Верховная Рада будет по своему составу, как минимум, на 20-25 кресел меньше традиционного украинского парламента. По Конституции Рада обязана насчитывать 450 депутатских мандатов, но новый состав - это «минус» 12 округов в Крыму, а также «минус» той части Донбасса, где идет война.

Но ведь сегодня на Украине действует парламентско-президентская модель, требующая, чтобы депутаты Верховной Рады сформировали парламентское большинство минимум в 226 голосов, чтобы по согласованию с президентом выбрать и назначить кандидатуру главы Кабинета Министров. И вот здесь возникает вопрос – как формировать такую депутатскую коалицию? Ведь даже если все избранные по спискам депутаты объединятся, что в принципе невозможно, то в сумме наберут максимум 225 голосов. Получается, что депутатская коалиция будет формироваться за счет партийных фракций и примкнувшим к ним мажоритарщиков. И здесь показательно, что ни одна из прошедших в Верховную Раду партий не употребляла в своей программе (да и публичной риторике в целом) слово «идеология». Поэтому депутаты от любого политического проекта, будь то «Блок Петра Порошенко» или Радикальная партия Олега Ляшко, являются просто ситуативными попутчиками, не объединенными ни общей идеей, ни совместной целью, если не считать таковыми, конечно, жажду власти и денег. Поэтому можно заранее прогнозировать, что эта Рада с первых же дней погрузится в броуновское движение. Пообещали депутату от мажоритарного округа выиграть в государственном тендере – вступил депутат в коалицию. Захотел депутат, чтобы на пост заместителя министра молодежи и спорта назначили его племянника – Кабинет Министров отказал – вышел парламентарий из коалиции.

Кстати, с аналогичной проблемой при формировании депутатского большинства столкнулся и президент Виктор Янукович после своей победы на президентских выборах в 2010 году. Но тогда крайне своевременно Конституционный суд Украины издал решение, которое высшие чиновники и политики истолковали в том смысле, что депутаты имеют право присоединяться к коалиции на индивидуальной основе, хотя украинская Конституция требует, чтобы депутатское большинство формировали исключительно фракции. И в «региональное» большинство массово хлынули депутаты из фракции «Батькивщина» Юлии Тимошенко и других депутатских подразделений.

По итогам тех событий в обиходе появилось слово «тушка» - так журналисты, комментаторы и обычные пользователи социальных сетей называли депутатов-перебежчиков (от поговорки «Хоть тушкой, хоть чучелом»). Теперь же, после победы майдана, «тушки» вдруг исчезли. Хотя в первые же дни после захвата власти и бегства Януковича к новому большинству в Верховной Раде по собственной инициативе присоединились около 70 народных депутатов. И что же мы видим? Голоса, наперебой обличавшие «тушек», внезапно смолкли. То есть, перебежчики остались, но вдруг, по мановению руки, они превратились либо в раскаявшихся, либо в осознавших, либо одновременно и в тех, и в других.

Жадные медвежата

А еще парламентско-президентская модель наделяет президента с одной стороны и премьера во главе Кабинета Министров с другой практически одинаковым объемом полномочий. А значит, неминуемы политические конфликты между главой государства и руководителем правительства. За примерами не стоит далеко ходить – можно вспомнить самые настоящие политические войны между президентом Виктором Ющенко и премьер-министром Виктором Януковичем в 2006-2007 годах (тогда накал страстей привел к тому, что президент объявил о роспуске Верховной Рады и назначил внеочередные выборы). Когда же по итогам парламентских выборов пост премьер-министра заняла Юлия Тимошенко, конфликты вспыхнули с новой силой, только теперь уже между тем же Ющенко и новым председателем Кабинета Министров. Интересно, что в 2008 году Ющенко вновь попытался распустить Раду и объявить внеочередные выборы, да только предусмотрительная Тимошенко вместе с соратниками оспорила президентский указ в судах и не дала ему ходу. Поэтому можно прогнозировать, что так будет и на этот раз. Пройдет пара-тройка месяцев, и президент с премьер-министром превратятся в героев сказки о двух жадных медвежатах, передравшихся между собой из-за того, что не смогли по-честному поделить кусок сыра.

И, наконец, пункт №3 – это вопрос, когда же, наконец, в Украину придет мир. А, судя по итогам голосования, ответ на данный вопрос откладывается – в Верховную Раду проходят 7 политических партий, которые с полным правом можно причислить к «ястребам». Программы всех победителей внеочередных выборов пестрят словом «победа», спекулируют на жажде простого украинца вкусить сытой европейской жизни (в идеале – под охраной военно-политического альянса НАТО), а еще зашкаливают градусом антироссийской истерии. Собственно, поэтому более правильно говорить, что вопрос о мире не откладывается – новый депутатский состав Верховной Рады делает возобновление войны в ближайшее время неизбежным и неминуемым.

Выборы в Верховную Раду многие называли завершающим этапом формирования новой власти на Украине, начало которому было положено после переворота в феврале, а затем закреплено на выборах президента. Несмотря на обещанные «новые лица» и люстрацию, в парламент, в основном, попала «старая гвардия» с вкраплениями случайных персонажей и разных командиров батальонов, вынесенных наверх ура-патриотической и милитаристской волной. Главное, что могут поставить себе в заслугу новые «демократические» власти – непопадание в Раду Компартии Украины. Петр Порошенко заранее, еще до подсчета половины голосов, заявил, что впервые за 96 лет в парламенте не будет коммунистов и поздравил украинцев с тем, что они «нанесли решающий удар по пятой политической колонне».

Вряд ли результат КПУ, которую и так собираются запретить, кого-то удивил. Главной неожиданностью стал относительный провал «Блока Петра Порошенко», которому прочили не менее 30-35% голосов избирателей, но в итоге президентская сила набрала только чуть больше 20% и проиграла «Народному фронту» Арсения Яценюка. Если еще несколько недель назад все аналитики были уверены, что президент сформирует большинство и получит подконтрольный ему парламент, теперь об этом говорить не приходится. Коалицию вполне может сформировать и Яценюк, а, значит, Украину ждет постоянное противостояние президентской и премьерской сил в парламенте с метаниями остальных партий то в одну, то в другую сторону. Это заставляет усомниться в том, что новый парламент долго протянет. С одной стороны, у партий нет идеологических разногласий, с другой, борьба за власть в сложившихся условиях может быть очень жесткой, вплоть до досрочного роспуска «европейской и демократичной» Верховной Рады.

Если у новой Верховной Рады и будет единодушие по какому-то вопросу, то это вопрос, который волнует все вменяемое население Украины – мирное урегулирование ситуации в Донбассе. Ни одна из пришедших к власти сил, за исключением, может быть, «Оппозиционного блока», не выступает за переговоры с ДНР и ЛНР и установление мира на Востоке страны. Поэтому в ближайшее время не стоит ждать от украинского парламента законов, которые могут привести к нормализации ситуации в Донбассе и стране в целом.

Политолог Сергей Михеев считает, что новая Рада будет парламентом войны просто потому, что сейчас на Украине практически не осталось серьезных партий, которые выступают за мир.

- Нужно понимать, что главные решения по Донбассу будет принимать не парламент. Он может только оформлять их своим одобрением или не одобрением. Но не Верховная Рада определяла, нужно ли воевать. Эти решения принимаются за кулисами, под давлением западных политических кураторов, прежде всего, американцев. Если же сравнивать прошлый состав Рады и нынешний, новый созыв, безусловно, больше похож на парламент войны. В предыдущем составе хотя бы были Партия регионов и коммунисты, которые однозначно выступали против военной операции. Сейчас их нет, а те силы, которые прошли в Верховную Раду, в большей или меньшей степени поддерживают войну. Одни более радикально, чем другие, но в целом их позиции сходятся. Нельзя исключать, что после своих выборов Киев решится нанести удар по Донецку и Луганску, чтобы помешать проведению выборов в ДНР и ЛНР, назначенных на 2 ноября.

«СП»: - Некоторые считают, что низкие результаты «Правого сектора» и Ляшко свидетельствуют о больше вероятности мирного курса…

- С одной стороны хорошо, конечно, что радикалы вроде «Правого сектора» не прошли в Раду. С другой, не они принимали решение о начале войны. Приказы отдавал, в том числе, президент Порошенко. И когда в мае избирали президента, все радовались, что выбрали его, а не какого-нибудь Яроша. Говорили, что он системный политик и сейчас обязательно начнет переговоры. Да и сам Порошенко обещал, что принесет Донбассу мир. И что он принес в итоге? Поэтому хорошо, что не прошли совсем отмороженные националисты, но это не гарантирует абсолютно ничего.

«СП»: - Насколько будет жизнеспособна эта Рада?

- Сейчас никто не может сказать этого наверняка. Все будет зависеть от социально-экономической ситуации на Украине, от динамики внутриполитического кризиса. Но, на мой взгляд, работоспособность и эффективность Рады будет ниже, чем раньше, по двум причинам. Во-первых, ни у одной из партий не будет большинства, значит, необходимо постоянно создавать коалиции, в том числе и временные, для успешного голосования. Будет жесткая внутренняя конкуренция и бесконечный торг по ключевым вопросам. Во-вторых, в связи со всем этим псевдореволюционным угаром и войной на Востоке, в парламент прошло довольно много людей, которые к системной политике вообще не имеют никакого отношения. У них нет ни опыта управления, ни внятного политического багажа. Эти люди менее эффективны и пригодны к политике, чем депутаты из прошлых составов.

«СП»: - Насколько велика будет роль всех этих командиров батальонов и других персонажей?

- Не думаю, что они будут задавать тон, но раз уж они попали в парламент, а это не один человек и не два, то будут влиять на происходящее.

Заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин считает, что новый парламент будет не слишком эффективен, и у Порошенко может возникнуть соблазн распустить его побыстрее, так как он не получил той власти в Раде, о которой мечтал.

- У сил, прошедших в Верховную Раду, нет принципиальных противоречий в идеологическом плане, поэтому не вижу непреодолимых проблем в формировании коалиции и работе парламента. Другое дело, что есть противоречия в распределении властного пирога. В результате этих выборов было две неожиданности. Первая – достаточно высокий результат «Оппозиционного блока», что свидетельствует о наличии, несмотря ни на что, большого количества людей со здравым смыслом. А вторая – резкое падение буквально за неделю до выборов рейтинга партии Ляшко и такой же резкий взлет Яценюка. На самом деле такого не бывает. Вполне можно предположить, что голоса Ляшко «перелили» «Народному фронту» именно для того, чтобы создать перетягивание каната в Верховной Раде и в неминуемо формирующейся коалиции, где Порошенко не сможет чувствовать себя уверенно. Яценюк, Турчинов, Аваков связали ему руки. На сомнительность результата «Народного фронта» указывает и то, что по мажоритарным округам от блока Порошенко прошло гораздо больше кандидатов, чем от них. Так что коалиция в Верховной Раде будет, но она не может удовлетворить Порошенко, потому что у него не будет над ней контроля. Вполне возможно, что он будет стремиться поскорей ликвидировать полномочия парламента с таким составом, и Рада не доживет до своего конституционного срока.

«СП»: - Может, падение рейтинга Ляшко - это позитивная тенденция, и наблюдается падение спроса на радикализм в украинском обществе?

- Сейчас стали делать такие заявления, чтобы объяснить этот парадоксальный результат. Но если бы у Ляшко так резко упал рейтинг по объективным причинам, сейчас он на каждом углу кричал бы о фальсификациях. Но он молчит, значит, с ним договорились, и часть голосов перебросили «Народному фронту» с его согласия. К тому же, не нужно обольщаться, по радикальности партии Ляшко и Яценюка почти не отличаются. Они отличаются только внешними проявлениями, Ляшко играет роль украинского Жириновского, но обе эти партии одинаково радикальны.

«СП»: - Повлияет ли новый состав Верховной Рады на ситуацию в Донбассе, условно говоря, кто победил, партия мира или войны?

- На самом деле позиции всех партий, которые шли в Верховную Раду, не считая «Оппозиционного блока», отличаются незначительно. Реальных сторонников мирного урегулирования в Донбассе среди них нет. Есть условные партии мира, которые говорил о мире, но при этом воевали, и условные партии войны, которые и говорили о войне, и воевали. Тот же Порошенко не выполняет условия Минских соглашений, при этом говоря о мире.

«СП»: - Значит, можно ждать нового наступления на Донбасс?

- Скорее всего, первое время все будут заняты борьбой за власть и перераспределением полномочий. Были сигналы, что Киев вот-вот перейдет в наступление, но они не оправдались, хотя говорили, что начнут воевать уже с субботы. Я надеюсь, что в ближайшем будущем будет сохраняться хотя бы относительное прекращения огня.

Директор Украинского Института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник считает, что выборы не помогли преодолеть глубокий раскол в украинском обществе, хотя Порошенко обещал именно это. Говорить о том, что новый парламент принесет стране мир, пока не приходится.

- Можно не сомневаться, что коалиция будет заключена. Впервые большинство получили два лагеря, которые не разделены по геополитическим, гуманитарным, социальным вопросам, хотя раньше расстановка сил была 40 на 60 то в одну, то в другую сторону. Сейчас пророссийский консервативный блок ужался до «Оппозиционного блока», да и то к нему есть много вопросов, так как там достаточно людей, которые заявляют о своей приверженности либеральным ценностям. Скорее всего, сложится коалиция, либеральная и нелиберальная оппозиция.

Вопрос в другом – создать большинство можно быстро, но вот удержать его и заставить работать будет сложно. Потому что борьба идет вокруг двух ресурсов - власть и финансы. Финансовый ресурс Украины сейчас очень ограничен, а желающих разделить его много. На этот «пирог» претендуют шесть партий, значит, это будет очень нестабильный парламент со множеством игроков. Коалиции будут часто меняться, что будет влиять на состав правительства. Сейчас сложно прогнозировать, как ситуация будет складываться дальше. Буквально две недели назад все были уверены, что большинство будет формировать Порошенко, а сейчас эта роль может достаться и «Народному фронту». Кто бы ни создал большинство, концептуальных политических конфликтов в нем будет не много, зато будет много борьбы вокруг финансовых ресурсов.

«СП»: - Станут ли выборы шагом на пути к нормализации ситуации на Украине?

- Явка на этих выборах исторически самая низкая, даже в 2007 и 2012 годах этот показатель был на уровне 58-59%, а сейчас около 52%. Да и то в этих цифрах есть большие сомнения, потому что произошел резкий скачок количества голосовавших с 4 до 8 часов вечера. Парламент делегирован только половиной страны, причем ни на Юге, ни на Востоке практически ни в одной области не был преодолен барьер в 50% явки. Проблема реинтеграции этих регионов и их элит в политическое пространство страны не решена, как не решена и проблема выпуска пара у населения путем переформатирования парламента. Это обещал Порошенко, но высокий избирательный барьер не позволил, как минимум, пяти партиям попасть в Раду. Эти голоса будут утеряны или разделены поровну между победителями.

Все это ведет к сохранению градуса политического напряжения в стране. Вопрос преодоления раскола украинского общества, который возник после майдана, не решен, он по-прежнему сохраняется. На Юге и Востоке Украины люди считают сомнительным способ, которым сменили власть, и нужно очень много работать, чтобы преодолеть это недоверие. Избиратели, которые раньше голосовали за «регионалов» и коммунистов, просто не пришли на выборы. С другой стороны, та же «Свобода» при режиме Януковича набрала более 10% голосов, а сейчас около 6%. Спрос на радикальные действия в обществе падает, а конкуренция (в том числе и с использованием административного ресурса) в правом политическом секторе Украины и среди радикальных популистов усиливается. Украинцы вообще голосовали крайне эмоционально, результат кампании определился только на финишной прямой.

http://svpressa.ru/politic/article/102242/

http://svpressa.ru/politic/article/102316/