С приходом к власти Франциска, первого папы-иезуита, активизировался и стоящий за ним орден, специализирующийся на изощренных технологиях управления сознанием и его перестройки. Он приступил не только к реформации самой Католической церкви, но и к реализации нового курса экуменической политики, направленной на перевод под идейный контроль папства представителей других христианских конфессий и других религий.

Выделим три положения ордена иезуитов, для нас являющихся очень важными.

1. Миссионерство. Успехом своей миссионерской деятельности иезуиты обязаны тому, что они выработали уникальный, характерный только для них метод культурной адаптации, мимикрии, позволяющий проникать в организации любых религиозных конфессий и приспосабливаться к любым социально-культурным условиям. Вы не поймете, кто они, это можно будет уловить только по духу. Потому что тут существует тотальная приспосабливаемость к среде и менталитету тех, с кем они работают. Это специалисты по управлению сознанием, по контролю над сознанием. Они выковывали свои технологии в течение четырех веков. Орден иезуитов является центром разработки современных гуманитарных поведенческих технологий, именно поэтому он работает синхронно с соответствующими разведывательными структурами США.

2. Преподавание и богословие. Орден контролирует большинство элитных университетов, среди которых наиболее известный — Джорджтаунский университет в США, готовящий дипломатов. Он контролирует систему теологического образования, адаптируя теологию к потребностям времени и «раскрывая» ее к принятию идей и учений других религиозных школ. Наиболее эффективным инструментом управления стала так называемая мораль иезуитов, позволяющая им оправдать любое поведение. Иезуитское богословие очень изощренное, а их мораль — приспособительная: фактически она позволяет приспособиться к любым условиям, к любым светским положениям и оправдать любой грех.

3. Духовники. Работая с элитами в качестве духовников, орден обеспечил во время Реформации возвращение значительных территорий под власть папы. И сегодня эта способность проникать в любую правящую среду обеспечивает им контроль над ключевыми фигурами мирового управления.

Теперь что касается нового экуменического курса иезуитов.

Еще в последние годы пребывания Бенедикта ХVI во главе Римско-католической церкви руководство Ватикана стало толковать экуменизм не как «толерантное признание различий друг друга», а как единство, являющееся «основополагающей категорией христианской веры». Напомним, что основополагающей категорией христианской веры в Православии является Символ веры.

Заявив о «единстве» как основной категории, Ватикан придал этому понятию некое сакральное значение, ради которого необходимо идти на уступки во всех остальных сферах. А поскольку формально признания главенства понтифика добиться невозможно, была разработана очень гибкая форма поиска единства. Не путем дипломатии и богословских диалогов (на протяжении многих лет шли богословские диалоги, и было ясно, что в результате дискуссий прийти к согласию невозможно), а другим путем, который охарактеризовал Курт Кох. «Надо добиваться единства на человеческом, дружеском, духовном уровне», то есть через раскрытие объятий друг другу. Ватикан не навязывает нам сегодня обсуждение богословских вопросов, он объединяет нас в христианской молитве на духовном уровне. Поэтому так важны для них совместные молитвы с православными.

В этом смысле и показателен новый курс папы-иезуита Франциска, который является специалистом не только по экуменической открытости, но и по восточному обряду — недаром он бывший ординарий униатов Аргентины и воспитанник священника-галичанина Степана Чмиля. Как сказал о папе стажировавшийся у него нынешний глава Украинской греко-католической церкви Святослав Шевчук, он «знает нашу духовность», «хорошо знает наш обряд и даже помнит нашу литургию». Иными словами, это человек, который хорошо знаком с православной духовностью и отлично знает, как нужно строить отношения с православными.

Но лучше всего суть нового курса еще раньше выразил отвечавший до недавнего времени за отношения Святого престола с православными церквами стран Восточной Европы и Грузии иезуит Милан Жуст. Он объяснил, что укрепление веры необходимо, чтобы подготовить встречу между папой и патриархом, а сама встреча должна обеспечить то самое «христианское единство», «полноту вселенскости», которая возможна только с признанием римского понтифика главой Церкви. Так что все эти годы шла соответствующая работа.

Мы должны очень хорошо представлять место Ватикана и ордена иезуитов в той системе, которая создается сегодня. Во-первых, мы видим, что рапа римский снимает все препоны в плане общения с представителями других христианских религий. На встрече в 2014 году с Шимоном Пересом, президентом Израиля, зашла речь о том, что ООН не справляется с войнами, религиозными конфликтами, поэтому необходима другая организация. И там впервые была высказана идея о том, что необходимо создать организацию объединенных религий, во главе которой должен встать папа, поскольку он является духовным авторитетом. Понтифик с этим согласился. Это 2014 год.

И сегодня мы видим, что действительно создается такая система, в которой папа реально выдвигается в первые ряды в качестве морального, духовного лидера человечества. И, конечно, для того чтобы это лидерство обосновать, ему необходима Русская православная церковь как живая Церковь, сохранившая живой дух. Он питается нашей духовностью, потому что она его омолаживает. Ватикан с точки зрения духовности — мертвая вещь. Сохранить можно структуру, наднациональный аппарат управления. Но ему не на чем держаться, значит, нужно основываться на нашей православной духовности. Вот для этого ему нужен этот союз. Но поставить под свой контроль нашу духовность он может, только видоизменив, извратив ее и лишив, таким образом, наш народ духовного суверенитета. А это уже угроза нашему государству.

Поэтому встреча в Гаване ставит вопрос о том, сохранимся ли мы как государство. Перед нами пример Украины, в которой после «наведения мостов» с Ватиканом началась религиозная война, положившая начало войне горячей, и государство фактически исчезло. Теперь они будут такие же «мосты» наводить с нами. Соответственно, и так называемый Всеправославный собор, который планируется на лето 2016 году, рассматривается как ступенька единения с католиками. Так что мы должны быть крайне бдительны и очень трезво оценивать события, происходящие в церковной жизни, поскольку многие из них в современных условиях носят явно политический характер.

http://rusplt.ru/our-people/our-people-1_87.html