Сенсационная публикация «Панамских документов» вследствие утечки из панамской юридической фирмы, специализирующейся на подставных компаниях, вызвала и ярость, и скептицизм.

В статье от 3 апреля под заголовком «Сторожа корпоративных СМИ защищают западный 1% от панамских утечек», блоггер из Британии Крейг Мюррей пишет, что информаторы, без сомнения, действовали с добрыми намерениями; но считает ошибкой утечку этих 11,5 миллионов документов в контролируемые корпорациями западные СМИ, которые обнародовали лишь немногие документы, затрагивающие противников западных финансовых интересов. Мюррей пишет:

«Не ждите истинного разоблачения западного капитализма. Грязные тайны западных корпораций останутся не обнародованными.

Стоит ожидать удара по России, Ирану и Сирии, ну, и некоторых небольших «балансирующих» западных государств, вроде Исландии».

Исландия, конечно же, оказалась единственной страной, которая отказалась помогать своим банкам, вместо этого отправив нарушивших закон банкстеров в тюрьму.

Пепе Эскобар назвал обнародование Панамских документов «клубом для избранных». Утечки совпадают с попыткой  Transparency International создать «Глобальный официальный регистр владельцев бенефициарной собственности», который мог бы собирать информацию у правительств всего мира;  и это при том, что в следующем месяце состоится всемирный антикоррупционный саммит, организованный премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном. По данным The Economist, «Панамские документы» дали ему необходимое основание, чтобы убедить другие правительства и его собственное превратить жёсткую риторику последних лет в действия».

Daily Bell подозревает, что скоординированные глобальные усилия связаны со стремлением уйти от использования наличных денег. Всё дело в том, чтобы знать где находятся деньги и чьи они, чтобы облагать их налогами, регулировать, налагать «санкции» или осуществлять конфискацию:

«Без права на неприкосновенность частной жизни расцветает авторитаризм, поскольку невозможно строить и расширять частные сети, которые действовали бы как ограничитель... Режим прозрачности в глобальном масштабе фактически гарантирует злоупотребления и коррупцию тех, кто стоит у власти».

В этом и причина, почему идея «общества без наличных денег» настолько плоха. Когда никто не может пользоваться наличкой,  доступ к финансовым историям оказывается легко осуществимым через электронные банковские отчёты.

Майкл Снайдер из InvestmentWatchBlog.com связывает «Панамские документы» со стремлением уйти от использования наличных денег.

«С утечкой «Панамских документов» и всеми этими предварительными заявлениями, направленными против налоговых убежищ, люди ещё не осознают, что весьма скоро — раз уж ведётся открытое обсуждение  и подготовка к введению отрицательной процентной ставки и помощи банкам — все разговоры о налоговых убежищах и уклонения от налогов быстро перейдут от разговоров о коррумпированности миллиардеров и холдинговых компаний по всему миру к разговорам о чём-то, что существенно ближе к дому...

…Моё мнение таково: всё это — часть грядущей войны за контроль над капиталами, что непосредственно связано с приближающимся переходом к биометрической цифровой валюте, введением отрицательных процентных ставок, витку крупномасштабной системной помощи, а также демонизации и в итоге криминализации физических активов, которые находятся вне прямого налогового контроля (что, опять-таки, будет сделано под предлогом борьбы с «налоговыми убежищами», причем основными мишенями станут физические драгоценные металлы и физическая наличность)».

Война против коррупции или война против бережливых?

Чему мы тут может оказаться свидетелями — что 1% преследует 10% людей, которым нет нужды брать займы, они «только сберегают» свои средства, по мнению  немецкого исследователя Маргит Кеннеди. Сегодня остающиеся 90%  «все в долгах». И либо они не хотят заимствовать больше, либо банки не желают давать им займы из-за риска невозврата. И кто тогда остаётся, кем прокормится долговая машина, кормящая 1%, а ещё точнее — 0,001%? Влиятельные фигуры наверху, по-видимому, этого очень хотят, а сегодня это означает преследование тех, кто стоит ниже в финансовой пищевой цепочке. Проблема в том, как выжать деньги из людей, которым нет нужды брать займы. Каким образом можно законно конфисковать их накопления?

В ход идут помощь банкам, отрицательные процентные ставки, цифровая валюта и уничтожение «налогового рая».

Помощь банкам позволяет крупнейшим банкам безнаказанно играть деньгами на депозитах. Если банк делает плохие ставки и становится банкротом, он на законных основаниях может конфисковать депозиты для сведения балансового отчета по схеме «упорядоченного решения», вроде того, что разрешено по Закону Додда-Фрэнка.

Отрицательные процентные ставки — плата или частный налог на фонды, хранимые в банке.

Уничтожение наличных препятствует массовому изъятию вкладов, которое в противном случае началось бы из-за покушения на сбережения людей. Деньги, существующие только в цифровом виде, нельзя вывести и положить «под матрас».

Демонстрация налоговых убежищ показывает хищникам, где лежат деньги, и кто ими владеет, давая возможность произвести их конфискацию и препятствуя финансированию массовых восстаний против конфискации.

Организовано в Давосе

Это могло бы объяснить скоординированное развитие событий, которое мы наблюдаем в контролируемом центральными банками мире, разворачивающееся после январского саммита Мирового Экономического форума в Давосе, Швейцария, где глобальные элиты собираются для обсуждения горячих экономических проблем настоящего времени.

По словам участника из  Morgan Stanley, примечательной темой нынешнего года была необходимость «быстрого перехода к обществу без наличных денег, чтобы в Европе можно было ввести ещё более низкие отрицательные процентные ставки по депозитам с целью компенсации вероятной длительной стагнации». При сокращении использования физической наличности, по оценкам J.P. Morgan, Европейский Центральный Банк мог бы в конце концов довести процентные ставки до минус 4,5%.

«Длительная стагнация», официальное обоснование введения отрицательных процентных ставок, означает хронический дефицит спроса: нет достаточного количества денег, которые охотятся за товарами и услугами. Сегодня фактически все деньги создаются банками, когда они дают кредиты; когда старые кредиты выплачиваются, необходимо выдавать новые, чтобы поддерживать денежный поток. Центральные Банки традиционно опускали процентные ставки, чтобы стимулировать это постоянное заимствование, но процентные ставки теперь практически доведены до нуля. Утверждается, что их можно опустить и ниже нуля — но только в том случае, если вывести из обращения наличные, и следовательно, если вклады изымаются, то этот вариант не работает.

Аргументация именно такова, но, как отмечает Пол Крейг Робертс, бывший помощник министра финансов по экономической политике:

«Идея состоит в том, что экономика плохо работает не из-за провала экономической политики, а из-за того, что люди сберегают деньги. ФРС и её клика экономистов и пресституток поддерживает выдумку, что сбережений слишком много, несмотря на то, что в опубликованном самой же ФРС докладе говорится, что 52% американцев не могут набрать $400, не продав что-то из личного имущества или не прибегнув к займу».

В статье под заголовком “Раскрытие тайного плана Давоса 2016”, Zerohedge сообщает о лихорадочной активностью во время и после Давоса, связанной с проталкиванием отказа от наличных денег. Но стимулирование спроса может быть лишь прикрытием для чего-то ещё более зловещего, что стоит за этими организованными усилиями.

Спасение экономики или спасение банков?

Предметом ещё большей озабоченности в Давосе, чем «длительная стагнация», было неминуемое банкротство нескольких крупных банков. Амброуз Эванс-Притчард, когда в январе писал из Давоса, цитировал Уильяма Уайта, бывшего главного экономиста Банка Международных расчётов, который предупреждал:

«Ситуация хуже, чем была в 2007 году. Наши макроэкономические инструменты борьбы с рецессией практически все исчерпаны.

… Европейские банки уже признали до $1 триллиона неработающих займов: они крайне уязвимы перед растущими рынками и почти наверняка дальше накручивают плохие долги, которые никогда не будут признаны.

Европейская банковская система, возможно, нуждается в  рекапитализации  в непредставимых масштабах, а новые правила «помощи» означают, что любой держатель депозита суммой свыше гарантированных €100,000, должен будет за это заплатить».

По-видимому, война против наличных денег уже ведётся, но не с целью стимулировать экономику, а с целью спасти систему частных банков любой ценой.

Подавление мятежей, которые, вероятно, станут результатом массовой конфискации депозитов, тоже вполне могло лежать в основе усиленного подталкивания к глобальному «государству безопасности», как и к  тем «антикоррупционным» мерам, что разработаны, чтобы установить, где лежат деньги, и кому они принадлежат.

Постскриптум:

Помощь банкам по новым Директивам о восстановлении и урегулировании  проблем банков 2016 года официально началась 10 апреля в Австрии. Зловеще уже то, что именно банкротство крупнейшего банка Австрии в 1931 году стало событием, запустившим Великую Депрессию.

http://polismi.ru/ekonomika/romansy-o-finansakh/1381-vojna-protiv-sberezhenij.html