Список офшорных компаний «панамского архива» опубликован консорциумом ICIJ 9 мая. Среди российских клиентов офшорной индустрии обнаруживаются десятки крупных предпринимателей, немного чиновников и госслужащих, много частных лиц, переводивших через офшоры заработанное в 1990-х, а также настоящий принц Персии. Среди более серьезных открытий из «панамского архива» — активное и негласное присутствие российских денег в Китае и на Тайване, вовлечение в сеть компаний, работающих в ЕС с российскими деньгами, юрисдикций Персидского залива, а также использование бизнесменами из Вьетнама теневой российской финансовой инфраструктуры.

База данных консорциума ICIJ была опубликована 9 мая в 21:00 по Москве. Напомним, два консорциума расследователей-журналистов, ICIJ и OOCRP, работали с базой данных панамской регистрационной группы Mossack Fonseca (MF) в течение года в 2015–2016 годах, и информационные «сливки» с базы, собственно, уже сняты — тысячи публикаций нескольких сот журналистов консорциума вышли в марте—апреле 2016 года. Кроме того, база данных MF, содержащая переписку регистраторов с клиентами по всему миру (200 тыс. компаний), как объявила ICIJ, не будет публиковаться. 9 мая на сайте консорциума открыт доступ лишь к информации о собственниках и бенефициарах компаний, упомянутых в «панамском архиве».

В «российской» части архива присутствуют записи о примерно 4 тыс. офшорных компаний, связанных с российскими физлицами и юрлицами, и около 10 тыс. граждан РФ. Часть записей в остальной базе данных, не маркированные как «российские», также имеют отношение к РФ, но поиск их в ней гораздо более трудозатратен — за сутки “Ъ” успел проанализировать лишь формально российскую часть базы данных.

Бизнес в панамах

Наиболее ожидаемым в «панамском архиве» было присутствие крупных и средних предпринимателей — число более или менее известных собственников и бизнесменов из РФ в списках MF, видимо, превышает тысячу. Крупнейшими из них являются структуры Бориса и Игоря Ротенбергов, Алишера Усманова, Искандара Махмудова, Даниила Хачатурова, Анатолия Карачинского, Дмитрия Пумпянского, Давида Якобашвили, Захара Смушкина, Германа Хана, Евгения Гинера, Александра Несиса, Сергея Генералова, Ахмета Билалова, Романа Троценко. Большая часть информации о владении этими предпринимателями долей в компаниях преимущественно на Британских Виргинских островах (напомним, более 60% записей в «панамском архиве», по оценкам ICIJ, составляют сведения о компаниях, зарегистрированных в Гонконге, но у российских предпринимателей они непопулярны) публиковалась ранее в корпоративных отчетах и новостями не являются.

При этом новой информации об офшорных компаниях бывших и действующих российских чиновников после апрельских публикаций ICIJ обнаружить уже не удается: их в «панамских файлах» в целом существенно меньше, чем данных предпринимателей. Так, в базе данных есть экс-зампред ЦБ Сергей Алексашенко и его компания Asenion (BVI), которой он владел с 2001 по 2013 год. «Компания моя, она была создана в конце 2001 года, когда я работал в “Интерросе”,— сказал “Ъ” господин Алексашенко.— Она была нужна мне для ведения инвестиционного и консультационного бизнеса».

В целом каких-либо записей в базе, однозначно указывающих на криминальный бизнес, “Ъ” обнаружить не удалось: Британские Виргинские острова (BVI) как транзитная юрисдикция используются в РФ преимущественно для вывода капиталов в страны с более защищенной собственностью. Часть офшоров (как, например, офшоры Германа и Анжелики Хан), явно создавались под финансирование приобретения недвижимости за пределами РФ, таких «компаний-сделок» в базе немало.

Впрочем, оценить, какая часть офшоров в «панамском архиве» могла использоваться для уклонения от налогов в РФ и других юрисдикциях, база MF не позволяет — об этом можно в какой-то мере судить лишь по закрытой части «панамского архива» ICIJ — документам о сделках офшоров. Напомним, само по себе владение офшором криминально лишь для отдельных категорий госслужащих РФ — криминальными, однако, могут быть операции компаний, владение которыми само по себе легально.

Сети и авоськи

В базе нет принципиально новой информации о компании Sandalwood, которой ранее владел глава санкт-петербургского Дома музыки Сергей Ролдугин (см. “Ъ” от 26 апреля). Единственная подробность, которая стала известна из базы, заключается в том, что регистрацию активов этой группы компаний вела швейцарская юридическая компания Dietrich, Baumgartner & Partners.

Отдельный интерес представляет наличие в «панамском архиве» данных о собственности Сергея Пугачева, экс-владельца «Межпромбанка». MF регистрировала множество компаний господина Пугачева, достаточно плотно связанного бизнесом с профессиональным управляющим Дэвидом Хендерсоном-Стюартом. Возможно, появление информации из MF окажет влияние на многочисленные процессы, которые в Великобритании, России и других юрисдикциях ведутся между госструктурами РФ и компаниями господина Пугачева. То же самое можно, видимо, сказать и о арестованном в марте 2016 года по подозрению в коррупции заместителе министра культуры Григории Пирумове — совладельце как минимум одного активного (согласно данным ICIJ) офшора на BVI, Stogan Assets, связанного бизнес-операциями с крупной сетью офшорных структур вокруг гернсийской компании Midland Resourses Holdings.

В базе данных также обнаруживается компания, предположительно связанная ранее с группой МЕНАТЕП-ЮКОС — Beckwood International (BVI, закрыта в октябре 2014 года), но неизвестно, может ли это как-либо отразиться на ситуации вокруг процессов ЮКОСа.

Вьетнамские шляпы и шахские короны

Среди относительно необычных находок в российской части «панамского архива» ICIJ — чрезвычайно распространенные указания на операции российских офшоров на территории континентального Китая. Напомним, офшорная компания на BVI не имеет права вести операции непосредственно на BVI и поэтому указывает для регистратора адрес места фактической деятельности. Не менее четверти «российских» офшоров в базе MF указывают в качестве такого адреса офисы в КНР: в основном это Шанхай, Пекин, Гуаньдун, при этом владельцев компаний крайне сложно заподозрить в том, что у них в реальности есть действующий китайский бизнес. В этом смысле КНР явно недооценивается как часть «офшорных схем», как и Тайвань, который также нередко указывается регистраторами как место реального бизнеса «российских» офшоров — не менее часто, чем вполне реально вовлеченный в схемы Гонконг.

Интересно и то, что российские компании, вовлеченные в операции российских финструктур, весьма часто указывают в качестве места основной деятельности страны Персидского залива — в первую очередь, ОАЭ (напомним, часть эмиратов ОАЭ предоставляет офшорные услуги самостоятельно), а также Кувейт и Катар (а в редких случаях — Перу и другие страны Латинской Америки). Наличие таких связей российского офшорного бизнеса на публичном уровне практически не обсуждается — между тем, как показывает база данных ICIJ, Эмираты — это не только место, где российские предприниматели и чиновники покупают квартиры.

Еще одна особенность базы — достаточно большое число физлиц с вьетнамскими именами, которые в «панамском архиве» обозначены как совладельцы «российских» офшорных компаний. Присутствие в базе десятков вьетнамцев, как правило, проживающих за пределами и России, и Вьетнама, может указывать как на использование вьетнамским бизнесом юрисдикции РФ для собственных схем (с участием российских банковских структур в России, ЕС и офшорах), так и на использование Вьетнама и его бизнесменов для оптимизационных или каких-либо иных операций российских предпринимателей. При этом Вьетнам как часть офшорных схем практически неизвестен, а в отличие от КНР товарооборот РФ и Вьетнама невелик.

В любом случае, число международных связей «российских» офшорных компаний и иностранных физлиц невелико — если кто-то в мире массово и пользуется возможностями российской финансовой инфраструктуры для собственных оптимизационных операций, то записи о владельцах компаний «панамского архива» об этом говорят мало. Наиболее экзотическим в «российской части» архива ICIJ является запись о компании Danquerd Ltd (BVI), видимо, принадлежащей наследному принцу Персии — Абдул-Хамиду Фарману-Фармаяну. Впрочем, информации о том, какое отношение к России имеют наследники свергнутой в начале XX века персидской династии Каджаров, в опубликованной части «панамского архива» нет.

Публикация базы данных показала и реальный уровень востребованности информации об офшорах — она объединена с открытой с 2013 года базой ICIJ, полученной сайтом Wikileaks. В этой базе обнаруживается не только факт принадлежности компании The Gorbachev Foundation Corp. (BVI) чеченцу Иналбеку Шерипову, но и несколько офшоров, ранее зарегистрированных на имя Леонида Парфенова. И «офшоры телеведущего», и «Горбачев-фонд, принадлежащий чеченцам», в течение трех лет с 2013 по 2016, в базе данных ICIJ никого не заинтересовали. Во многом это объясняется тем фактом, что без документов базы любое совпадение имен в ней — в том числе любое из вышеприведенных — действительно может оказаться случайным.

http://kommersant.ru/doc/2982986