В течение года гривна стала самой обесценившейся валютой в мире. В последней декаде февраля курс гривны к доллару доходил до 30 против 8 в начале 2014 г. Впрочем, и сейчас гривна составляет 27,8 гр./дол. Только с начала года гривна подешевела к доллару в 1,8 раза, а по сравнению с февралем прошлого года — в 3,4 раза. В этих условиях дефицит бюджета в январе-феврале вырос, по оценкам, почти в 8 раз.

Вину за валютный кризис украинское руководство возлагает на кого угодно, только не на себя. П. Порошенко винит руководство Центрального банка. Руководство Центрального банка видит корень зла в населении и импортерах, занимающихся спекуляцией и подрывом национальной валюты. А. Яценюк привычно выставляет главным виновником Россию.

Свои надежды украинские руководители связывают с Западом. ИА REGNUM неоднократно писало, что Запад отнюдь не горит желанием предоставлять не то что помощь, но даже кредиты. Настал март, а кредиты, на которые была надежда, все еще не получены. Теперь ожидаемые сроки их получения сдвинулись на конец марта — начало апреля. Однако, все тот же А. Яценюк четко дал понять: ожидаемый кредит МВФ в 10 млрд долларов никак не поможет ни украинской экономике, ни населению страны. Он сказал: «Часть средств МВФ и кредиторов даются исключительно на то, чтобы Украина не попала в дефолт и выполняла свои обязательства. Другая часть идет в золотовалютные резервы. Это те средства, которые Национальный банк мог бы использовать для того, чтобы стабилизировать национальную денежную единицу».

Если относительно первой части средств все понятно — они уйдут на выплату процентов все тем же западным кредиторам, то любопытная судьба ждет вторую часть денег. В настоящее время у страны, по сути, не осталось сколько-нибудь серьезных золотовалютных резервов. Поэтому, даже если кредитные средства дойдут и будут направлены в золотовалютные резервы, они оттуда сразу же испарятся.

В условиях повального бегства населения от гривны, паники вкладчиков и острой потребности украинских предприятий в валюте для оплаты комплектующих, импорта и покрытия кредитов эти валютные резервы будут брошены на укрепление неспасаемой гривны, на сдерживание роста валютного курса, и растворятся буквально в течение нескольких недель. Причем, скорее всего, эти деньги не дойдут до населения. Их, как обычно, перехватят олигархи и привычно «выведут» из страны, уже как собственные ресурсы.

Скептически настроенный читатель, особенно на Украине, пробежав приведенные цифры и факты, может возразить: в России в 1998 г. тоже был дефолт, а ведь ничего, все выправилось, и страна стала развиваться. Да и в других странах были тяжелые экономические ситуации. Поэтому он может задать вопрос: а есть ли основания говорить о катастрофе, которая уже случилась? Нынешняя Украина отличается от России 1998 года не только отсутствием экспортного ресурсного потенциала и наличия свободных производственных мощностей.

Главная принципиальная разница в том, что катастрофа случилась не только в финансовой системе Украины, но, прежде всего, в ее производстве, торговле и экономике в целом. Катастрофа реального сектора во много раз страшнее финансового кризиса. Кризис можно преодолеть, проводя правильную финансово-кредитную политику, затянув пояса, отрегулировав налоговую систему и т.п. Чтобы преодолеть последствия коллапса реальной экономики — производства, транспорта, торговли и т.п., нужны, прежде всего, прямые инвестиции, ввод в действие нового оборудования, рост квалификации работников.

В конце нулевых и начале десятых годов нынешнего века Украина не могла похвастаться достижениями. Ее экономика не росла, а стагнировала. Но в прошлом году с реальным сектором страны, с тем, что производит товары, услуги, дает валюту для импорта, случилась подлинная катастрофа. По данным официальной статистики и оценкам руководителей экономических ведомств, ВВП Украины уменьшился в прошлом году на 20-23%: 15% падения связано с вооруженным конфликтом в Донбассе, парализовавшем экономику большей части Украины, оставшиеся проценты — это повсеместное падение производства, связанное с чисто экономическими процессами.

Согласно же оценкам Всемирного банка, с учетом инфляции, ВВП Украины за период от февраля 2014 по февраль 2015 г. снизился почти на 30%. Это абсолютный мировой рекорд для относительно крупных стран за период с 1991 г. С учетом же того, что Украина первое падение испытала, как все республики, в момент краха СССР, то нынешний коллапс делает Украину абсолютным лидером по снижению ВВП среди стран мира с населением более 30 млн человек за последние 60 лет.

Падение производства будет продолжаться и в 2015 г. В решающей степени это связано с тем, что в стране предельно изношены основные производственные фонды. Даже по данным официальной статистики уровень износа в промышленности превысил 80%, а на транспорте и в логистике — невероятную цифру в 97%. Те же предприятия, где имелось более-менее современное оборудование и производилась продукция с высокой добавленной стоимостью, сегодня в основном остановлены. Еще недавно эти предприятия, преимущественно на юго-востоке Украины, давали более 40% экспорта, поставляя разнообразную, в том числе машиностроительную, электротехническую и оборонную, продукцию в Россию. Сегодня эти предприятия частично разрушены, частично остановлены, а частично уже демонтируются и переориентируются на новые, несуществующие рынки сбыта.

По сути, мы имеем дело со страной, где основная часть производственного потенциала — это металлолом и пригодна лишь для переработки на предприятиях металлургии. Впрочем, последние без угля и газа тоже в основном встали. Как показывает история, у стран, столкнувшихся с подобной ситуацией, был только один выход — резко повышать долю накопления, снижать потребление, устанавливать жесточайшую дисциплину. На Украине происходят прямо противоположные процессы.

Как известно, ВВП делится главным образом на потребление, инвестиции и государственные расходы. В 2013 г. на потребление шел 71%, на инвестиции — 18%, на госрасходы — 11%. По оценкам американского института изучения Восточной Европы, с учетом уже принятых решений, в 2015 г. на потребление придется 62%, на инвестиции — 9% и на госрасходы — 29%. Причем все увеличение госрасходов связано с войной. Дополнительно на войну пойдут и средства, которые ранее расходовались на различного рода социальные цели (по самым скромным подсчетам, война обходится хунте в 7 млн долларов в день или более 200 млн долларов в месяц).

Украина уже перешла свой Рубикон. Как ни затягивай пояса, как ни ограничивай потребление, как ни собирай налоги, собственными силами уже не обойтись. Не обойтись и кредитами МВФ, которые в своей львиной доле возвращаются все на тот же Запад. У Украины уже нет иного выбора, как любыми путями остановить войну, обеспечить национальное примирение, восстановить имевшиеся ранее кооперационные цепочки и традиционные рынки для украинской продукции. Запад не только не будет, но и не сможет в одиночку помочь Украине.

Единственным вариантом для украинских сил, заинтересованных в сохранении и выживании населения страны, независимо от его языковой и культурной принадлежности, становится формирование не просто правительства национального примирения, но и международного доверия.

Оно должно не только на деле обеспечить национальное примирение и мобилизацию всех сил страны на преодоление экономической катастрофы, но и пользоваться доверием тех, кто заинтересован в мирной и восстанавливающейся от разрухи Украине. Могут возразить: формирование правительства — это внутреннее дело страны. Однако, в реальном мире такое утверждение правильно, если страна может справиться со своими проблемами самостоятельно. Если же «подняться на ноги» она может только при наличии внешней помощи и поддержке, то мнение тех, кто будет помогать, поддерживать, кредитовать, должно учитываться не в меньшей степени, чем воля населения самой страны. По другому в мировой истории не было и не будет.

http://www.regnum.ru/news/polit/1901028.html