«Сегодня правительству необходимо срочно проводить реформы, иначе отставание от Запада будет расти гигантскими шагами. «Нам нужно догонять во все лопатки, а при минимальном росте мы наращиваем отставание», — заявила пифия либерализма, отставной жмот, Алексей Кудрин. Сам по себе он нам, естественно, совсем не интересен, и очень надоел, так что мы вполне поймём раздражение читателя в стиле «и снова вы о нём?!».

Он важен лишь как бесхитростное зеркало ЛИБЕРАЛЬНОЙ МИФОЛОГИИ, как некий фокусирующийся пучок всех их обманов и/или заблуждений. Центральный тут образ – некий мифический Запад, который:

  • 1.Куда-то ушёл
  • 2.И там его нужно догонять.
  • 3.И это очень трудно.
  • 4.И поэтому нужно вообще всё своё угробить.
  • 5.Когда мы, залюбовавшись на коттедж соседа, сожжем свой дом – тут-то и жизнь хорошая начнется…

Вот такова методичка, по которой учат жизни либералов и около-либеральную публику, пишущую на майках «Дьявол водит Lada».

Что значит кудринское «нам нужно догонять во все лопатки»? Что имеется в виду? Если уровень потребления – то как сочетать это требование Кудрина с его мечтами о «жёсткой экономии»?

Как можно путём снижения зарплат и пенсий добиться их «роста до европейского уровня»? Даже ребенку очевидно, что это движение в противоположном намеченному направлении…

Или Кудрин имеет в виду что-то другое? Догонять во все лопатки по уровню содомизации? Или по уровню принудительных платежей, нивелирующих высокий уровень европейских зарплат? Напрасно вы будете пытать Кудрина, требуя разъяснений. Для меня, к примеру, ясно, что Кудрин и сам ответа не знает. Он хочет «как в Европе» - не детализируя и не зная путей к цели.

Он живет в некоем состоянии оторванного от жизни аутизма, потому что иначе как понять его «при минимальном росте мы наращиваем отставание»? Отставание – от чего?

Вот данные МВФ, которое вряд ли склонно излишне «драматизировать» развал Запада:

Россия экономика

Тем не менее, мы видим, что ВСЕ страны падают, что ВВП европейских стран и США тоже идёт вниз, медленнее, чем у «керосиновых лавок», но вполне заметно ухудшаясь.

Мы видим (почему Кудрин не видит?) – что ВВП стран-импортёров (как и экспортёров) нефти в 2015 году существенно ниже, чем он был в 2011. При этом кризис падения начался в 2008. При этом и в 2007 году, до кризиса, совокупный Запад производил реальных благ меньше, чем в 70-е годы ХХ века…

Так чего «догонять» нам предлагает Кудрин? Уровень США 70-х годов ХХ века или уровень их падения с тех лет до нашего времени?

Ведь понятно же, что Запад давно уже никуда не развивается, и речь идёт даже не о застое, а о распаде. Весь Запад бурлит манифестациями протеста огромных масс населения – мог ли рост такое породить?

В воображаемом мире либерала, который отражается в плоском мышлении Кудрина, мы «при минимальном росте наращиваем отставание». Это получается, что МВФ и все национальные статистики врут, Запад бешенными темпами куда-то летит, а мы тоже летим туда же, но медленнее, «наращивая отрыв»…

Во-первых, это категорически не так. Но даже если бы это было так – нужно ведь сперва разобраться, куда так спешит Запад и стоит ли за ним так торопиться?

Всякое развитие (прогресс) имеет очень четкие критерии.

  • 1.Понимание текущего своего состояния
  • 2.Ясный образ идеала, к которому следует стремиться
  • 3.Выработка средств, соответствующих цели
  • 4.Обеспечение проверяемости достижений.

Ничего этого нет в помине ни у Запада, ни у его слепков в РФ – либералов, западников и реформоманов. И у Кудрина, конечно, тоже ничего этого нет.

Прежде всего – категорически разрушена система самосознания, самоидентификации Запада, США и Европы.

Происходят немыслимые по скорости революционные процессы смены ценностей, которые, как мы видим, вообще не осмысляются деградировавшей западной мыслью.

Ведь очевидно же, что США 50-х годов ХХ века отличаются от нынешних сильнее, чем царская Россия от сталинской! Но у нас была рефлексия, противопоставление старого и нового режимов. В США никакого осмысления нет.

Но это ведь значит, что и Запада никакого больше нет, если он не производит ни единства, ни разделения разных своих состояний.

Похоже, он попал в хаотическую игру стихий, и, подобно кораблю, потерявшему управление, просто мчит куда-то по воле волн.

Если Запад ничего не может сказать даже о себе сегодняшнем, то тем более у него нет ясного образа идеального будущего. Это причудливое и нелепое сочетание противоречивых образов: гиперпотребления и кудринской «жесткой экономии», роста производства, доходов - и снижения экологической нагрузки (требующее талонов и карточек), некоей содомско-наркотической вольницы – и строгой полицейской защищенности. Запад полон мечтаний о демократизации путём бомбардировок, он одновременно и расшатывает, и укрепляет власть, что говорит о его шизофрении.

Если мы попытаемся сконструировать образ будущего с позиций Запада, то ничего не добьёмся, ибо нельзя совместить законопослушность с наркоманией и содомией, улучшение технологий с деградацией науки и техники, экологическую чистоту с перегрузками сверхпотребления, демократию со всевластием частных корпораций и т.п.

Многие мыслители убеждены, что Запад найдёт выход из своих противоречий… в фашизме. И в этом много здравого смысла, ибо кейнсианская модель давления ростом зарплат на производителя, чтобы он побольше давил на природу, побольше товара выбрасывая, да подешевле – исчерпана.

Ведь как было у Кейнса с Рузвельтом? Они нагнетали выплаты и удерживали цены. Население становилось всё более и более платежеспособным. Следовательно, могло освоить всё больше и больше товаров. Шёл рост производства, черпавший резервы производительности за счет беспощадного расхищения природных ресурсов.

Ветшающая окружающая среда – вот слабое звено и ахиллесова пята общества «бесконечно растущего потребления», того кейнсианского «подъёма, который поднимает все лодки». Но кроме ахиллесовой пяты в нем есть ещё и логика. Подключая те или иные резервы, прежде спавшие втуне, человек может производить всё больше и больше.

То, чего производят больше и больше – становится дешевле и дешевле. Но, безусловно, человек не будет просто так подключать спавшие резервы, и производить больше ни с того, ни с сего. Человеку – для роста производительности его предприятия – нужен стимул. Этот стимул – растущий спрос потребителей. Поэтому всегда: ВНАЧАЛЕ рост зарплат и иных доходов, и лишь ЗАТЕМ рост производительности труда.

Объясню на примере булочки. Самые дешевые булочки будут в итоге в том обществе, в котором больше всех покупают булочек, и наоборот, самые дорогие булочки – в обществе, в котором булочек покупают очень мало. Монетаризм этого не понимает (или делает вид, что не понимает). Он думает так: чем меньше булочек покупают, тем дешевле будет пекарь вынужден их продавать. Ибо, мол, куда ему их девать?

В реальной экономике эта схема не работает. Пекарь скорее прекратит выпуск продукции, чем станет бесконечно снижать цены. Это очень просто объяснимо.

Допустим, цена выживания в день в условном обществе – 1 рубль. Зарабатывать меньше рубля нельзя – помрёшь. Значит, пекарь, который продает копеечную булочку одну в день – обязан и вынужден делать наценку на неё не менее 1 рубля. И булочка будет стоит 1 р.1 коп. Или – её вообще не будет. Если продажи у пекаря выросли, он получает техническую возможность снизить цену.

Если он продает не одну, а 10 булочек в день, то рубль выживания он может делить на 10. А если продаёт 100 булочек в день, то рубль выживания можно поделить на 100. Поэтому в обществе, где у пекаря покупают 100 булочек в день, булочка может стоит 3, 4 пять копеек. А в обществе, где у пекаря покупают только 1 булочку в день – булочка не может быть дешевле рубля!

Модель Кейнса и европейских социал-демократов второй половины ХХ века в том и заключалась, что они зафиксировав цены, наращивали социальные выплаты, спрос давил на рынок, и рынок откликался ростом производства, снижением цен на продукт. Источник такой растущей дешевизны и доступности ширпотреба – подключение ранее не задействованных резервов производительности (в основном – даров природы).

В этом суть старой Европы и США, вообще Запада. Всё, что там есть, выстраивалось на опережающем росте доходов населения перед догоняющим ростом производства. Эта модель уперлась в экологическую катастрофу и ряд иных препятствий: гонка потребительства, как и гонка вооружений, не может быть вечной.

Однако – не считая евро-модель идеальной, мы всё же признаём её важным достижением экономической мысли.

Если бы либералы Кудринского разлива занимались бы тем, чем хвастают – т.е. вели бы свои страны в Европу – то они делали бы прямо противоположные вещи, нежели они делают. Судите сами:

  • 1.Вначале либерал сокрушается, что в его стране зарплаты ниже чем в Европе.
  • 2.Далее он включает реформы МВФ по «жесткой экономии» - т.е. снижает те зарплаты, которые и так (изначально) признавались маленькими!
  • 3.Возникает вопрос – не бред ли это?!

Как можно наверстать отставание, не сокращая, а увеличивая разрыв? Как можно справится с проблемой низких доходов населения… снижая доходы населения?! Это понятно любому экономисту, который не за взятку получил диплом. Но это понятно и просто любому человеку, который доучился хотя бы до восьмого класса. Это же чистая арифметика – чтобы нарастить, нужно добавлять, а если отнимать – то получишь снижение…

Поэтому либералы с реформами МВФ и Кудрина никогда не догоняют Европу. Они всегда успешно догоняют беднейшие страны Африки, и тут всё логично: в беднейших странах Африки очень низкие доходы населения, снижая доходы своего населения, мы становимся к ним ближе и т.п.

Мы давно отчаялись добиться от либералов чего-то человеческого, разумного, доброго, вечного. Но мы были бы счастливы, если бы либералы хотя бы СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ, пусть и извращенной логики не нарушали бы! Почему они, возглашая курс в Европу – на самом деле ведут в Африку? Надо же привести в соответствие цели и средства – или объявить, что наша цель прийти в Сомали, или же начать делать то, что сделало Европу Европой, а не Мозамбиком…

Технология известна: наращивать доходы, количество денег на руках населения – при сдерживании цен и силовом подавлении попыток спекулировать. Рынок, не сумев больше хапнуть на росте цен – неизбежно начнет брать больше на росте производства и росте сбыта. Но только в том случае, если ЕСТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ взять больше, если у потребителя есть те деньги, на которые рассчитывает рыночный игрок.

Производство рынок будет наращивать только в одном случае – если у него больше покупают, больше спрашивают. Те товары, которые спрашивают – торговцы будут искать и доставать разными путями. А товары, которые не спрашивают – их никому искать и доставать неинтересно…

Ничего этого Кудрин не хочет озвучивать. Он действует, как диверсант, сея панические заявления типа «Пик кризиса — впереди». И призывает к реформам, суть которых – сближение с Африкой, а вовсе не заявленное сближение с Европой. Мы должны помнить, что Кудрин – сам творец той системы, которую активно критикует сегодня.

Потому что либералы – шизофреники. Это грубо – но я не могу иначе объяснить вопиющие разрывы в их логике, когда проблемы низких зарплат решают через снижение зарплат и т.п.

С этим мы и живем. Один с важным видом вещает бред – потому что, видите ли, был в колониальный период министром. Миллионы ему внимают, не снимая лапши с ушей, и верят.

Воля ваша – но как в обход науки СОЦИОПАТОЛОГИИ, исследующей помутнения коллективного разума, объяснить такое?!

http://economicsandwe.com/doc/5165/