Отток капитала из России

Давеча я принял участие в обсуждении темы российских вложений в американские государственные долговые бумаги. В процессе появилось порядком комментаторов, спешивших "обратить внимание автора", на тот факт, что в общем раскладе "не все так просто". Помимо сальдо внешнеторгового баланса, которое у России положительно, существует еще проблема оттока капитала.

Например, в 2008м из страны ушло 133,6 млрд. долл., в 2014м - 153 млрд. долл., а вообще с 1997 по 2016 включительно из России "убежало" более 624 млрд. долл., в том числе 181,6 млрд. - через банки, 442,7 млрд. - через прочие сектора. За девятнадцать лет лишь пять лет в страну денег "притекало" больше, чем утекало из нее. Все остальное время баланс оставался для нас негативным. Так что, мол, положительное торговое сальдо, это хорошо, но с января по апрель 2017 года чистый отток капитала, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, подскочил с 9,8 до 21 млрд. долл.

За этот же период сальдо торгового баланса страны составило 25,7 млрд. долл. Ужас - ужас. Еще совсем чуть-чуть и в стране закончатся деньги! И в этих тревожных условиях правительство продолжает финансировать кредитами американскую экономику, покупая их "треажурес". И вообще, динамика оттока капитала прямо указывает, что иностранные гады Россию прямо грабят, а правительство страны им в этом без зазрения совести потакает.

Российский Центробанк подробно

В этой связи захотелось разобраться - что за зверь такой - отток капитала - для чего нужен и с чем его едят. Ибо, ей богу, трудно найти тему, о которой столько людей так много говоря и так часто ее в роли пугала используют, при этом которую не понимают совершенно никак.

Начинаем с букваря

В бухгалтерском учете и финансовом анализе есть много инструментов, имеющих чисто вспомогательное назначение, применяющихся лишь для того, чтобы быстрее определить - с какой стороны к куче цифр вообще подступаться. К примеру, любой бизнес или процесс в первую очередь оценивается по чисто внешним индикаторам, ключевым среди которых является прибыльность. Если баланс процесса в плюсе, значит все хорошо и копать следует там, где он в минусе. Однако это совсем не значит, что индикатор имеет какой-то собственный, тем более изолированный смысл. По большому счету, в реальности он не означает вообще ничего. Массовый приток капитала может являться такими же свидетельством огромной проблемы, как и ее массовый отток. Впрочем, как и наоборот.

В реальном мире деньги редко лежат на месте. Они все время находятся в движении. Кто-то что-то купил, продал, одолжил, выплатил проценты по займу или погасил кредит, внес депозит или оставил залог. К примеру, Группа Сбербанк только в онлайн-режиме в сутки проводит более 100 млн. транзакций. Чтобы это мельтешение как-то упорядочить, все показатели стали делить на фактические и макроэкономические. Последние не вдаются в частности, предназначены они для формирования общей картины в целом, чтобы по ней была видна направленность итоговой динамики процессов. Мы богатеем или разоряемся, растем или стагнируем, все идет хорошо и будущее безоблачно или поезд еще катится по рельсам, но впереди уже просматривается конец пути?

Чтобы в этой мешанине платежей и обязательств разобраться, экономисты сначала придумали определение миграции капитала. По сути она лежит в основе всей системы капитализма. Есть страны с более развитой экономикой. Они генерируют больше прибыли, стало быть создают больше капитала. Есть страны, чья экономика развита хуже, и капитала в них значительно меньше. Потому капиталы из избыточных мест стремятся туда, где на них образовывается спрос. Определяющим стимулом в процессе является сравнение размеров доходности инвестирования. Очевидно инвестору вложить капитал в высокую доходность существенно интереснее, чем в низкую. При некоторой доле образного мышления процесс миграции можно сравнить с течением воды. В зависимости от направления движения, капитал либо притекает либо утекает.

Кому принадлежит экономика России

Причем, тут еще оказывается важно - как считать. У РАН - своя методика, у Минфина - своя, у ЦБ - своя, а, скажем, специалисты известной компании Эрнст и Янг вообще считают по-своему и говорят, что по их данным размеры утечки капиталов из России оказываются в два раза меньше наших официальных данных.

Чтобы не спорить, чья методика точнее, предлагаю опереться на простую логику и то, что во всех методиках одинаково. В сущности, там под движением капитала подразумевают всего три составляющих: займы и их обслуживание; иностранные инвестиции в нашу экономику; наши инвестиции в экономику других стран. Сальдо внешнеторгового баланса сюда не попадает. Точнее, ЦБ ввел норматив по поступлению оплаты за трансграничный товар (или услугу) относительно контрактных сроков. В разных странах он различается, но суть остается единой. Если задержка поступления оплаченного товара или оплаты за поставленный товар ниже норматива - это просто серые бухгалтерские будни. Если просрочка превысила планку хотя бы на один день, все, это уже трактуется как своего рода кредит, что тут же засчитывается в состав цифр движения капитала. Это важно понимать уже для того, что отрицательный баланс из таких вот задержек в оплатах в значительной степени как раз и состоит. То есть, не смотря на цвет индикатора, сам капитал никто никуда не вывозит.

Чтобы продать что-нибудь ненужное...

Впрочем, с самим индикатором тоже не все так очевидно. Начнем с долгов. Любая экономика основана на кредите. Прошу заметить, не только капиталистическая. Советский Союз, особенно в военный период, тоже размещал среди населения облигации внутреннего займа, чтобы одолжить денег для финансирования промышленности. Ирония, однако, заключается в том, что поступление займа в страну (что на счет государственных органов, что частных компаний, без разницы), равно как и платежи по его обслуживанию (как проценты, так и в погашение тела кредита) по всем методикам засчитываются как движение капитала! Хотя казалось бы, беря любой кредит с самого начала очевидно, что его придется потом гасить. А значит приходу денег в страну не стоит сильно радоваться, как, впрочем, их уходу - печалиться.

Нефтяная игла — обман?

Например, внешний долг России в 1994 году едва достигал 100 млрд. долл. В основном он состоял из долгов странам бывшего социалистического лагеря. Надо отметить высокий профессионализм конструкторов экономического и финансового механизма СЭВ в основе которого легли клиринговые расчеты. Посчитали, сколько за год кто кому поставил, подвели баланс. Вместо огромного оборота, на выходе остался четкий, понятный и всегда небольшой остаток. В переходный период "от социализма к капитализму" страна активно набирала кредиты. Хорошо это или плохо сегодня имеет смысл обсуждать только академически. В любом случае мы имеем то, что имеем. С учетом последствий кризиса в 1998 году совокупный внешний долг РФ достиг 188 млрд. долл. США. Прошу заметить, заимствовали мы больше, чем отдавали, то есть приток капитала в страну был положительным. По обывательской примитивной логике этому следовало бы радоваться. Однако реалии 90х к радости как-то не располагают.

После 2002 - 2003 годов структура внешнего долга страны начала меняться. Если ранее львиную ее долю составляли заимствования правительства, то потом центр тяжести стал перемещаться в частный сектор и совокупный внешний долг РФ достиг 480 млрд. в 2008 и 700 млрд. в 2014 годах.

Естественно, большие долги подразумевают и большие суммы по их обслуживанию и погашению. В том же 2006 году Россия досрочно выплатила 22,5 млрд долл. Парижскому клубу, после чего чистый государственный долг составлял всего 53 млрд. или 9% ВВП РФ за тот же год. По той же обывательской схеме, капиталы как бы из страны убежали, но вместо плача, выходит надо бы радоваться. Точно также как и оценка баланса за 2014 - 2015 годы. Если по статистике, то совокупный отток капитала составил ужасную цифру в 210,5 млрд. Однако из них только в течении зимы 2014 - 2015 мы погасили долгов более чем на 100 млрд. долл. То есть снизили общую долговую нагрузку (с 700 млрд. в 2014 общий внешний долг РФ сокращен до 490 млрд. в 2016) и этому вроде как следует радоваться, хотя "сам индикатор красный".

Как видно из этой части, по крайней мере в составе кредитной составляющей, показатели притока/оттока капитала не значат почти ничего. По крайней мере, взятые в отрыве от других цифр. Например, если отток есть и растет, но при этом долги сокращаются, то тут следует на радостях шампанское открывать, а не ругать ЦБ за разграбление народного достояния.

Смесь инвестора со спекулянтом

Помимо кредиторов в страну текут еще инвестиционные капиталы. Их как бы принято любить. Особенно в депрессивных регионах, где инвестор почти обожествляется. Вот придет предприимчивый дядька, вот как начнет раздавать всем "котлеты" денег, так сразу все зателится, заколосится, заводы заработают, рабочие места появятся, зарплаты... и наступит всеобщее счастье.

Ложь про нефтяную иглу в России

Теоретически оно как бы так, но есть два нюанса. Во-первых, не стоит путать инвестора с меценатом. Деньги "котлетами" инвестор раздает строго в расчете потом получить из инвестиций прибыль. Это значит, что потом придется вернуть не только "инвестированное", но еще и отдать прибыль. Пусть не всю, пусть после вычета налогов, но причитающееся все равно отдать. А по методике учета это тоже отток капитала. Так что чем больше у нас появляется иностранных заводов, тем значительнее становится цифра оттока. И тут нужно помнить, что в 2008 иностранными инвесторами в Россию было вложено 74,7 млрд. долл, а всего за девять прошедших лет - 340,2 млрд. "зеленых американских рублей", которые в конечном итоге из страны будут возвращены обратно. Вместе с прибылью. Так что возмущаясь иностранными гадами, грабящими Россию, стоит сначала себе ответить на вопрос: что вам нужнее, рабочие места, зарплаты и прочие ништяки или лишь бы ни одной копейки из страны не утекло? Потому что и то и другое одновременно невозможно чисто технически.

К примеру, только в автомобильной отрасли в России работает 18 иностранных автомобильных заводов, совокупно выпускающих более 1,3 млн. автомобилей в год. Все вместе они обеспечивают от 65 до 72% всей автомобильной отрасли страны. А она формирует 1% ВВП, обеспечивает более 1,5 млн. рабочих мест непосредственно сама, и до 4,5 млн. рабочих мест в других отраслях благодаря мультипликативному эффекту. Запретим вывоз капитала - эти люди окажутся на улице. И не только они. По данным за 2014 год совокупная доля иностранного капитала в российской промышленности составила 42,6%. В этих условиях возмущаться фактом наличия какого-то оттока денег из страны несколько смешно.

Хотя, в целом, согласен, далеко не все иностранцы с деньгами являются инвесторами. По меньшей мере 2/3 всех иностранных вложений в Россию носят прямо спекулятивный характер. Особенно сильно процесс был развит в 90е годы ХХ века. Эти деньги с самого начала шли только с целью купить что-нибудь дешевое с целью потом продать его дорого. Обычно это "что-нибудь" представляло собой бумаги на бирже. И хоть биржевые операции тоже являются составляющей частью роста ВВП, пользы национальной экономике они приносят мало. Если не сказать жестче. Так что этих "инвесторов" можно было бы действительно не пускать, но тут уж пока не выходит отделить одних от других. Как по объективным, так и по субъективным причинам.

Русские тоже дают в долг

Хотя принято считать, что Россия традиционно живет плохо и ее все вокруг только грабят, в реальности дело обстоит сильно иначе. Иностранные инвестиции приходят не только к нам, в весьма немалых количествах деньги за рубеж вкладываем и мы сами. И тоже, как от лица государства, так и от имени частных компаний.

Откровения банкира Френкеля прокурору
Письмо первое
Как Центробанк России борется с отмыванием денег
Письмо второе
Как Центробанк России надзирает
Письмо третье
Кого поддерживает Центробанк России

Просто несколько цифр для представления картины. По официальным данным в 2013 году из России всего "утекло" 61,7 млрд. долл. (в том числе 17,3 млрд. через банки и 44,4 млрд. - через прочие сектора). Ужас? Ужас! Однако за тот же период прямые российские инвестиции в зарубежные активы составили 63,3 млрд. долл! Выходит так, что если их убрать, то и никакого оттока капитала в 2013 году не было вовсе. Но вот надо ли их убирать - большой и серьезный вопрос.

Иностранные инвестиции это многочисленные зарубежные проекты. Только в 2017 году и только один Газпром запланировал потратить на "Северный поток - 2" около 110,67 млрд. рублей или 1,8 млрд. долл. США, а общая его проектная стоимость превышает 9,9 млрд. долл. По меньшей мере половина из которых - прямые инвестиции Газпрома. Или тот же Росатом взять. По официальным данным на конец 2016 года его портфель иностранных заказов составил 133 млрд. долл. Это значит, что как минимум половину суммы Росатом "сначала инвестирует", как это делается, например, при строительстве АЭС в Аккую.

В целом на круг по итогу 2013 года, в сумме за период с 1990, российскими инвесторами за рубежом было вложено 479 млрд. долл. , которые, с точки зрения схемы "красного индикатора" почему-то являются точно таким же "бегством капитала из России", как и вывод иностранными инвесторами прибыли, в России заработанной.

Подводя итоговую черту

Надеюсь, теперь очевидно, что сам по себе истошный крик СМИ по поводу продолжающегося бегства капиталов из России, кроме голой истерики и чистого популизма, под собой не имеет ничего. Без внимательной оценки других параметров, все эти притоки/оттоки вообще ничего не значат. И уж точно они не значат того ужаса, который им пытаются приписывать теле обозреватели и иные "финансовые гуру". В том числе патриотической направленности. Ибо результат действительно получается как в анекдоте "про Петьку, Чапаева и самолет".

Похожа ли Россия на Карфаген?

Хотя конечно тут еще есть много с чем надобность поработать, в целом мы имеем нормальный стабильный и успешный полет. Внешний долг страны, как государственный, так и корпоративный, сокращается. Полностью нулевым он не станет никогда. Такова специфика капмодели экономики как таковой. Однако общие долги стабильно сокращаются, а долги СССР вообще погашены полностью. Золотовалютные резервы страны увеличиваются. С 1 мая по 1 июня 2017 года они увеличились на 4,72 млрд.долл. и достигли в целом отметки в 405,72 млрд. Прошу отметить, что на конец 2016 года они составляли 368,4 млрд. Не менее успешно развивается российское инвестирование в зарубежные проекты. Это не смотря на отчаянные попытки ряда западных стран, прежде всего США, этому делу всячески препятствовать..

Впрочем, даже с учетом предельного упрощения самого индикатора "приток/отток", сальдо внешнеторгового баланса остается стабильно положительным и по размеру превосходящим размер этого самого "бегства капиталов". А с учетом масштабов наших инвестиций, то есть вложений в зарубежные проекты наших ранее заработанных денег, положительное сальдо многократно перекрывает потребности страны как в обслуживании иностранных займов, так и в вывозе капитала иностранными инвесторами.

Таким образом, как говорится "вся панель зеленая". Отток капитала? Да, имеет место. В основном это наш капитал, который мы за рубежом в для нас полезные проекты вкладываем. Это проблема? Не думаю.

http://alex-leshy.livejournal.com/1040443.html

Опубликовано 28 Авг 2017 в 13:00. Рубрика: Внешняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.