Генерал-лейтенант Х.Р. МакМастер – обладатель бритой головы и неиссякаемого оптимизма. К этому стоит добавить его репутацию ведущего интеллектуала армии США, который любит часто цитировать знаменитого прусского полководца и военного теоретика Карла фон Клаузевица.

Десять лет назад, МакМастер устроил генеральное сражение в Пентагоне – за новую концепцию ведения боевых против исламистских террористов и инсургентов в Афганистане, Ираке и других горячих точках. Сегодня его сфокусирована на чем-то совершенно ином. В прицеле: Москва.

После ошеломительного успеха у полусекретной интервенции России в Украину, МакМастеру было поручено сформировать группу высокопоставленных правительственных экспертов. Ее задача – просчитать, как армия должна ответить на российский “звоночек”. Отчасти, формирование такого комитета – молчаливое признание провала со стороны армии – да и правительства.

США - Россия оружие

США - Россия: сравнение армий

На слушаниях в комитете по вооруженным силам Сената на прошлой неделе МакМастер заявил: “Совершенно очевидно, что в то время как наша армия была занята в Афганистане и Ираке, Россия изучили возможности и уязвимости США. Одновременно, она осуществила амбициозный и во многом успешный мобилизационный проект. В Украине, например, комбинированное применение беспилотников, наступательных кибер-систем и продвинутых средств радиоэлектронной борьбы демонстрируют высокую степень технологической изощренности”.

В Украине стремительно мобилизованная Россией повстанческая армия, с поразительно высокоточным и летальным спектром вооружений – танками, артиллерией и противотанковыми средствами применила рои беспилотников и осуществила волны кибератак, “вырубивших” коммуникации на поле боя и даже отключивших GPS.

Дискуссия о том, что было почерпнуто из посещений Украины, и из различных исследований, проведенных экспертами в и из США и Европы позволили выявить ряд ключевых моментов. Они описаны в меморандуме о брифинге, который был проведен в Пентагоне и в союзных столицах для высшего руководства западных стран.

Военные и разведчики США опасаются, что Москва теперь имеет преимущество в ключевых областях. Легкие бронированные транспортные средства, как те, упор на которые армия делала в Ираке и Афганистане крайне уязвимы для нового российского оружия. И основные боевые танки, такие, как T-90 – до последнего времени считавшиеся анахронизмом – доказали свою эффективность и решающее преимущество на поле боя.

МакМастер добавил, что “Россия обладает рядом ракетных, ракетно- артиллерийских систем, превосходящих по дальности и более смертоносных, чем артиллерийские системы и виды боеприпасов армии США.” Российские танки настолько улучшилось, что они стали “в значительной степени неуязвимыми для противотанковых ракет”, говорит отставной генерал Уэсли Кларк – командующий НАТО с 1997 по 2000 год. Кларк уже давно бьет тревогу по поводу того, что означает украинский конфликт для американских военных.

Украина также продемонстрировала тревожный масштаб распространенности политической деятельности Москвы по подрыву украинских государственных институтов. Эксперты теперь называют это гибридной войной – совокупность усилий, сочетающих применение военную мощи с тайными усилиями по подрыву вражеского правительства. Россия после этого вмешались в войну в Сирии, в достаточной степени успешно – и демонстрирует свои мышцы, глядя и в других направлениях.

Ответом МакМастера на все это стало исследование Russia New Generation Warfare Study. Его составители сделали несколько негласная поездок на линии фронта в Украине. Эти “низкопрофильные усилия на высшем уровне” направлены на то, чтобы инициировать полномасштабное переосмысление – или даже реорганизацию армии на тот случай, если ей придется столкнуться с русскими в Восточной Европе.

Ожидается, что исследование окажет огромное влияние на то, что армия США будет выглядеть в ближайшие годы, какие виды вооружений получит и каким образом будет готовить свои подразделения. Некоторые из первых уроков будут опробованы в ходе крупной военной игры запланированной на июнь в Польше.

Среди тех, кто вблизи изучал российскую операцию в Украине Филипп Карбер, президент Potomac Foundation и бывший морской офицер Он совершил 22 поездки в Украину с 2014 года. “Мало кто на Западе обратил большое внимание на доктринальный поворот России к войне нового поколения до того, как она проявила себя в Украине”, говорит Карбер. Еще один неприятный сюрприз, добавляет он, “относительное отсутствие интереса Запада, особенно принимая во внимание неожиданный масштаб и продолжительность конфликта, а также непредвиденный масштаб агрессивности России “.

Карбер говорит, что поражающий эффект новых российских боеприпасов был ошеломительным, и особо выделяет использование минирования средствами ракетной и артиллерийской доставки – возможности, которыми США более не располагают. И он насчитал, по меньшей мере, 14 различных типов беспилотных летательных аппаратов, используемых в конфликте. Карбер говорит, что, в одном из украинских подразделений, к которому он был прикреплен, он стал свидетелем восьми полетов вражеских беспилотников в течение одного дня. “Как вы атакуете беспилотник противника?” – спрашивает Кларк. “Можем ли мы ослепить, нарушить связь с землей или сбить эти системы? Армия США не подвергалась значительным воздушные атакам с 1943 года”.

Новое начинание армии по изучению обновленного военного потенциала русских возглавил бригадный генерал Питер Л. Джонс, командир армейской пехотной школы в Форт-Беннинг, штат Джорджия. Но на самом деле оно является детищем МакМастера, который в качестве главы центра Army Capabilities Integration Center в Форт Остис штат Виржиния, ответственен за то, как армия должна выглядеть в 2025 году – и после.

Кларк описывает усилия МакМастера как наиболее драматическую попытку переосмысления после распада Советского Союза. “С такими видами проблем в армии США не работали после окончания холодной войны 25 лет назад”.

Вопрос заключается в том, почему правительство США, и армия , в первую очередь, в очередной раз позволили себе расслабиться, почему внимание было отвлечено и почему Америку вновь застали врасплох наращиванием потенциала России.

В то время как президент России Владимир Путин осуществил план агрессивной военной реформы и военного строительства, американская армия занята составлением планов сокращения личного состава вооруженных сил на 40 тысяч человек – 490 000 до 450 000. Сейчас этот план “подвис”. В Конгрессе потребовали приостановить его осуществление. В прошлом месяце Аляска сумела добиться отмены планов деактивации десантной бригады. Причина – новая воинственность России.

Многие ставят под сомнение пригодность МакМастера для выполнения подобной задачи. Большую часть своей карьеры МакМастер воспринимался в качестве противоречивой фигуры. В своей ранней книге Dereliction of Duty: Johnson, McNamara, the Joint Chiefs of Staff, and the Lies That Led to Vietnam он безжалостно атаковал американских генералов за отказ признать то, что войну во Вьетнаме было невозможно выиграть. Но позднее он выступил защитником сложной анти-партизанской тактики (COIN) в Афганистане и Ираке. Его критиковали за попытку агрессивного маркетинга своей собственной тактики, и слишком большой уверенности в том, что она принесет успех – несмотря на то, что предусматриваемая ею “борьба за умы и сердца” может продлиться десятилетия.

Проблема в том, что США никогда не намеревались оставаться в Афганистане и Ираке на несколько десятилетий.

Теперь задача МакМастера – вернуть армию туда, где она теоретически и стремится находиться – в противостояние с конвенциональным врагом. Вопрос в том, сможет ли амия найти реалистический подход к российской агрессии – такой, который не столкнет нацию в третью мировую войну.

Достаточно странным проявлением иронии истории стало то, что моделью, согласно которой проводится это новое исследование и переосмысление организации армии стала война, закончившаяся 43 года назад, война, о которой большинство людей успело забыть. МакМастер стряхивает пыль со страниц одного из самых значимых докладов американской армии – обзора итогов Войны Судного Дня между Сирией и Израилем.

В октябре 1973, пока Америка завершала свою болезненную Одиссею во Вьетнаме, в тысячах милях от дома началась война, которая навсегда изменила американскую армию.

Танковые потери в ходе шести дней Войны Судного Дня, когда Египет и Сирия неожиданно атаковали Израиль, были больше, чем весь американский танковый парк в Европе. В более ранних танковых сражениях – во время второй мировой войны, и позднее, на протяжении последующих трех десятилетий, танки вели бой на расстоянии примерно 750 метров. Во время Войны Судного Дня это расстояние увеличилось до 3 тысяч метров. Поля смерти танков увеличились в разы.

Когда все закончилось, глава комитета начальников штабов Грейгтон Абрамс отправил двух генералов на поля сражений, где все еще дымилась подбитая техника. Генералы изучали трофейное русское оружие и должны были сформулировать рекомендации – какие уроки армия может почерпнуть из этой войны.

Карбер, принимавший участие в этом мероприятии, получившем название “комитет Старри-Баера” вспоминает: “Война Судного Дня шокировала американскую армию. Она бросала вызов накопившимся за десятилетия предположениям”.

В обзоре Старри-Баера говорится: “Новые мощные противотанковые средства, стремительно передвигающиеся по полю боя формации, взаимодействие сухопутных подразделений с ВВС демонстрируют, насколько мир вокруг нашей армии изменился, пока мы были поглощены Вьетнамом”. Эти слова генерала Донна Старри могут быть с легкостью применены к нынешней ситуации, и к тому, с чем армия столкнулась сегодня – если заменить в его докладе Вьетнам на Афганистан и Ирак. Его слова звучат так, будто написаны вчера: “Внимание военных должно быть обращено вновь к нашим обязательствам перед Европой. Мы обнаружили, что Советы были чрезвычайно заняты, пока мы возились с Вьетнамом. Они осуществили ревизию своих концепций на тактическом и оперативном уровне, нарастили структуру сил поля боя, и внедрили новые вооружения, созданные на одном или нескольких поколениях новых технологий”.

Ускоренно перематываем вперед. 2016 год. После 15 лет анти-партизанской войны в Афганистане и Ираке – период, более продолжительный, чем даже война во Вьетнаме – десятилетия предположений о характере современной войны снова переоцениваются. Мак Мастер пришел к выводу, что пока США увязли в болоте Ближнего Востока, Москва сфокусировала свои усилия на перестройке своей армии, которая потенциально может противостоять американской тактике.

53-летний МакМастер провел последнее десятилетие переориентируя армию на нетрадиционные способы ведения войны. Он считается одним из наиболее серьезных стратегических мыслителей и его поклонники считают , что он – лучший человек, который может выполнить поставленную перед ним задачу.

В 2005 МакМастер командовал бригадой в провинции Анбар, Ирак. Он помог создать тактику “зачистка, удержание, строительство”. Согласно этой доктрине американские силы, при поддержке авиации брали и очищали город и затем создавали местные силы – до того уровня , пока на них нельзя было положиться.

Но превращение армии, как института, в центр обучения и подготовки борьбы с бандами террористов и партизан, прячущихся в населенных центрах – вместо войны с большими танковыми формированиями, как иракская Республиканская Гвардия в 1991 оказалось очень непростым делом. Отсутствие энтузиазма в обществе и нарастание страха в Конгрессе, что конца конфликту не видно – тоже не помогало.

Произошедшее на Украине изменило все. МакМастер и его команда собрали в своей работе то, что окажет огромное воздействие на то, что армия будет покупать, как она будет обучать, и какая структура для ее подразделений будет выбрана в ближайшие годы – и речь идет о реформе еще более значительной, чем та, что была осуществлена после Войны Судного Дня.

У армии – долгая история изучения войн, в которых она не участвовала, и внедрения уроков сражений в собственный арсенал.

За десять лет до гражданской войны Джордж МакКлеллан, позже ставший командиром Армии Севера, был наблюдателем при европейских армиях во время Крымской Войны. Этот конфликт многими считается первой современной войной, в котором впервые были использованы массово производимые винтовки, взрывчатые снаряды, мины и амфибии. Джон Першинг, командир американских экспедиционных сил во время первой мировой войны был наблюдателем во время войны русско-японской.

Но нынешние оценки МакМастера и его коллег происходящего в Украине пугающие напоминают то, что американцы испытали в начале 70-х. Тогда военные США были отвлечены другой герильей – во Вьетнаме, в то время как русская военная мощь стала более вызывающей, изощренной , и создала новый уровень угрозы для НАТО.

Параллели видны не в самой войне 1973 года, но в подходе армии к тому, как следует переварить ее уроки. Изучение этой более ранней войны “служит в качестве полезной модели для анализа конфликта в Украине” говорит полковник Келли Иванофф, артиллерийский офицер и главный помощник МакМастера. Он добавляет, что детальное изучение истории войны 1973 года “глубоко повлияет на развитие американских вооруженных сил в ближайшие 15 лет”.

Обзор Russia New Generation Warfare “исследует украинский театр и его влияние на будущее развертывание сил, с акцентом на то, как российская армия и ее прокси используют подрывные технологии”, говорит полковник.

Исследование только началось. Оно будет сосредоточено на 20 отдельных “вызовах в условиях боевых действий”. Прежде всего, речь идет об обслуживании коммуникаций в условиях кибер-атак, выведение разведки поля боя на новую ступень, переконструирование и перепрофилирование боевых подразделений армии и их тактики, идентификация новых способов защиты от угрозы с воздуха и новых способов использования вертолетов.

Эксперты подчеркивают, что аналогия с Войной Судного Дня заканчивается там, где Россия применяет иную, невоенную силу- сначала во время аннексии Крыма и затем во время нынешней необъявленной войны в восточной Украине.

Генерал Салливан, начальник генштаба в 1991-1995 годах говорит: “Они изучили то, что мы сделали в 90-х, а также в то, что мы говорили, что намерены сделать. – и они сделали это, только лучше. Они начали добавлять специальные оперативные отряды, в состав которых входили и дипломаты, люди, которые подрывают украинское правительство изнутри. Это гибрид”.

По его словам, армия теперь изучает возможность “применения “маленьких зеленых человечков” – людей, которые подрывают правительства”.

Это не означает, что российская армия и ее прокси – великаны ростом в 10 метров. Украинской армии следует отдать должное – ей удалось предотвратить полномасштабное российское вторжение. На брифинге МакМастера для американского высшего эшелона и для руководства союзников было указано на то, что российская армия кардинальным образом сократилась в период между 1985 и 2015. Ее главная слабость – это армия призывников, уровень подготовки которой ограничен, а дисциплина и моральный дух оставляют желать лучшего.

Генерал Старри, возглавлявший проект по изучению Войны Судного Дня пришел к заключению, что качество солдат, а не их количество в конечном итоге ведет к победе: “Совершенно очевидно, что вы выигрываете сражение мужеством Солдат, характером лидеров, и боевым опытом хорошо обученных подразделений”

Комбинированные усилия Москвы по модернизации своих ядерных сил, то, что было показано в Украине, и после этого – в Сирии, приведет , с точки зрения генералов к глубоким изменениям в американской армии.

25 лет спустя. Пентагон осознал отставание от России

25 лет спустя. Пентагон осознал отставание от России II