Действительно уникальном, так как предшествующее, такое же по уникальности, произошло шестьсот лет назад в XIV веке, когда глава католической церкви добровольно или под тяжестью обстоятельств отрекся от престола.

Гром, казалось бы, грянул среди ясного неба, и ничто не предвещало такую масштабную отставку главы одной из самых многочисленных конфессий мира. Предшествующие ей, достаточно громкие, но все же не дотягивающие до отречения, финансовые и другие скандалы, в том числе, связанные с папским секретарем, никак не объясняют столь неожиданный поступок понтифика, непосредственно руководившего конгрегацией веры или, по-простому, Святой инквизицией.

Более громкие скандалы случались и ранее, а за шестьсот лет их наберется достаточно, и достаточно громких, чтобы их вершители еще более неудобно чувствовали себя в своем папском ложе. Чего стоит только кардинальский скандал, связанный с педофилией, случившейся в аккурат в завершение служения прежнего Папы, но ни он, ни еще более плачевное состояние здоровья, не сподвигли его к столь решительному поступку. Правда, говорят, что, мол, он был поляком и поэтому был слаб духом, а этот немец, да еще и баварец, и поэтому, мол, духом покрепче будет.

Но прежнего Папу канонизировали именно за беспримерно высокий дух, а нынешнего, по причине отречения, канонизация не ждет. И он, папа Бенедикт XVI, не мог об этом не догадываться. А баварское прошлое вскрылось гораздо раньше: фотографиями в нацистской форме в армии Гитлера, в которой нынешний понтифик успел послужить. Скандал тогда замяли, мол, кто старое помянет; и не служил вовсе, а лишь примерил форму брата, а если и служил, то только несколько месяцев в самом конце войны, разбирая завалы от бомбежек, но, к слову, Мюнхен бомбили не так, как Гамбург, и служба в гитлеровских войсках для многих закончилась гораздо менее почетно.

Но даже это не стало причиной резкого ухудшения здоровья и параличом передвижения, да и речь понтифика значительно более уверенная, чем у Брежнева или его предшественника, остававшихся на своем посту до конца.

«Платон мне друг, но истина дороже» — гласит мудрость, поэтому столь очевидные и бледные причины не могли пошатнуть папский престол и вызвать небывалую по своему размаху суету. И еще, как правило, отрекаясь в полном сознании и умственном разумении, называют своего преемника, дабы заложенное и начатое нашло своё достойное продолжение. Но Папа сообщил лишь о намерении уйти, и ни о каком продолжении его подвижничества и укреплении веры не говорилось, как и не говорилось о том, кто же нынче папский папабиль, и на кого укажет его перст, что тут же подействовало потенциально и энергично на всех, без исключения, кардиналов, и, по их количеству участия в избрании нового понтифика, событие также ожидается уникальным.

Отсутствие видимого преемника говорит лишь об утрате управляемости системы, и ее укрепление через конгрегацию веры оборачивается ее разложением и еще большим расшатыванием, нежели было при прежнем Папе-миротворце.

Нынешний Папа действительно утратил контроль над системой, подтверждением тому служат и финансовый скандал в банке Ватикана, для которого финансирование папского ордена «Опус Деи» стало непомерным бременем, и прощение своего секретаря, который в наказание за «слабое» финансирование папской прелатуры «Опус Деи», которую он, собственно, и контролировал и направлял, слил папские секреты. Вернее, только начал сливать, ибо, выращенный самим Папой Бенедиктом XVI, монстр стал пожирать своих отцов-основателей, вкладывавших в его рождение и основание самые «благие» цели — избрание нынешнего Папы, на тот момент бывшего папабилем (преемником) и председателем папской конгрегации, или инквизиции, что сравнимо с Гестапо — тайной гитлеровской полицией.

«Зри в корень» — говорил всем известный Козьма Прутков. Вот и будем зрить. И коль скоро «Опус Деи» создавался под определенную цель (избрание и укрепление действующего Папы), то причина его отставки, вероятно, кроется в истоках и в том, что выращенный орден превзошел ожидания. В истории однажды уже так было, когда шестьсот лет назад то же произошло с тамплиерами — самым могущественным орденом католической церкви. Интересное получается совпадение: и орден вырос, и Папа отрекся, а после и орден пал. Тогда пал, а сейчас стоит крепко, ибо вступил в самостоятельные отношения с сильными мира сего и их прелатурами, что и вызвало дополнительные расходы, непомерные для банка Ватикана, далеко не бедного банка. Однако никак не дотягивающегося до финансового дома Рокфеллера и его ордена иллюминатов и дома Ротшильда и его ФРС.

Но об истоках папской предвыборной кампании сейчас помнят немногие и, тем более, об организации тайной, которая обеспечивала успех, практически забыто. Однако существует волшебное «Сим-Сим, откройся», которое мгновенно возвращает утраченную память и восстанавливает события недавнего прошлого.

***
«Код да Винчи» — это словосочетание еще совсем недавно было знаковым и самым популярным, и дело не в том, что в нем упоминался знаменитый Леонардо, отнесенный теми же событиями к далекому прошлому прежнего уникального отречения. Вот он имел бы отношение, может быть, к Приорату Сиона – ордену, основанному еще тамплиерами, незадолго до своего падения и подробно описанному Дэном Брауном в его скандально популярном романе с таким же названием — «Код да Винчи». Роман был сомнительного литературного качества, написанный в стиле «экшена», смешанного с детективом, но всему голова реклама, ему сопутствующая, которая охватила не только все страны и континенты, но и вошла в дом всех, без исключения, верующих и всех самых массовых конфессий, так как касалась потомства самого известного пророка всех времен и народов.

Но попробуем обо всем вспомнить по порядку в том потоке событий, который предшествовал избранию нынешнего отрекающегося Папы, и той возможной причине столь редкого в истории отречения понтифика.

В некий момент папский кардинал Ратцингер и председатель папской конгрегации веры, хранитель старинных тайн церкви и рукописей, а также хранитель устоев католической церкви почувствовал, что религиозный экуменизм его понтифика, или его желание к сближению всех христианских церквей, а также его схождение с иудеями и мусульманами, грозит католической церкви утратой ее самостоятельной лидирующей позиции. В такие моменты только папский престол гарантировал Ратцингеру полный контроль над церковью его конгрегации или видоизмененной Святой инквизиции.

Но у Папы действующего тогда были совсем другие планы на своего преемника, способного и далее либерализовать догмы и максимально их сблизить с родственными вероучениями, особенно распространенными на американском континенте. К слову, протестантизм и иллюминаты особо там развиты, и их влияние, включая и финансовое, оказывало и оказывает большое влияние на умы и чаяния, включая и верующих католиков.

Понимая, что стать папабилем (преемником) в такой ситуации сложно, председатель папской конгрегации веры Райцингер тайно допускает утечку информации и секретных папирусов, говорящих о том, что Иисус имел потомство, и оно стало основой французской династии королей Меровингов.

На основе этих сведений трое ученых и писателей в соавторстве написали и издали книгу «Святая чаша – святая Грааль», утверждающую, что именно Мария-мать, а затем Мария Магдалина и стали тем Граалем, той чашей, которые дали и продолжили святой род Христа. Проба слива компрометирующих и скандальных сведений дали свой первоначальный результат, выразившийся скандалом в научной и теологической средах, пошатнувшим устои католической церкви. Это событие основательно напугало предыдущего Папу и позволило Ратцингеру не только войти в ближайшее папское окружение, но и инициировать собственную прелатуру и полурелигиозную организацию «Опус Деи», построенную по принципу и подобию структуры масонских орденов с клятвенным преклонением его основателю. При этом с папского благословения и ватиканского банковского финансирования и с неограниченными полномочиями по инквизиторским способам укрепления устоев веры.

Первый впечатляющий результат требовал своего усиления и гораздо большего масштаба и скандальной массовости, для достижения предвыборной цели кардинала Ратцингера, обеспеченного предвыборным штабом и орденом «Опус Деи» (одновременно масштабы которого разрастались очень быстро за счет структур конгрегации веры и ее агентурной сети на местах). Ведь ни для кого не секрет, какими серьезными возможностями обладает спецслужба Ватикана, проникая через своих верующих во всевозможные структуры власти и бизнеса. Ее возможности были подчинены ордену и направлены на достижение цели для ее руководителя: стать единственным папабилем и будущим Папой.

Для этого сам ли Браун, или это сделали за него, был написан тот плагиаторский роман «Код да Винчи», который облек в литературные формы теологические и научные изыскания предыдущей книги «Святая чаша — святая Грааль», а также слитых конгрегацией сведений из древних свитков. При этом была задействована беспрецедентная рекламная кампания, подпитываемая слухами и домыслами верующих католиков, напоминающая эффект взорвавшейся бомбы или окрика в толпе: «Держи вора!».

Католический мир был взбудоражен, прежний Папа напуган, а председатель Святой инквизиции кардинал Ратцингер пожинал урожай кропотливой работы своей прелатуры «Опус Деи» — он становился единственным папабилем и преемником с неограниченными возможностями для своего разросшегося ордена.

Весь католический мир гудел словно встревоженный улей и требовал от энергичного немца-кардинала «закрутить гайки» и восстановить жесткую дисциплину и порядок в церкви, что и отразилось в церковной булле – документе о вероучении, который утверждал католическую церковь единственной преемницей апостольской церкви, а католицизм – единственным правильным вероучением.

Подписанный больным и стареющим прежним Папой, с подачи уже явного его преемника Ратцингера, он полностью перечеркивал все экуменистические его потуги по сближению христианства и других конфессий, а также утверждал такой знакомый председателю конгрегации и папабилю Ратцингеру Новый порядок в католической церкви.

Оставалось во всей истории поставить точку и избрать нового Папу, но прежний оставался живуч и отрекаться не собирался, даже во имя укрепления церкви. Но готов уже был кинофильм с таким же знакомым всем названием «Код да Винчи» и снятый по тому же, наделавшему шума роману Дэна Брауна, он требовал своей обширной аудитории, а также достижения поставленной цели – всеобщего признания нового порядка и нового папы, что и не заставило себя ждать.

Прежний Папа почил и выборы нового усилиями его прелатуры «Опус Деи» не принесли неожиданностей, и результат не превзошел ожиданий.

Папа избран, и над Сикстинской капеллой заструился белый дымок. Новый Папа стал Бенедиктом XVI, в память об ордене бенедиктинцев в Ламбахском монастыре, в хоре которого солировал когда-то шестилетний Гитлер. Праздновал свое избрание Папа, выступая с балкона храма Петра и Павла в Риме и в Ватикане. Праздновала избрание и его прелатура «Опус Деи», легализуя свои неограниченные орденские возможности. И только Дэн Браун и создатели фильма никак не могли взять в толк, почему еще вчера, до избрания Папы, и фильм, и книга были нарасхват, а уже сегодня, в день его избрания, интерес пропал абсолютно; и еще вчера сборы, бившие всевозможные кассовые ожидания, сегодня упали и вели к уже серьезным банкротствам.

Не спасали и новые «пробы пера» Брауна с определяющим названием «Демоны», как бы вскрывающего прежних его соавторов и заказчиков. Сам ли Браун его написал, или это сделали за него, остается за кадром, хотя сомнительные его литературные и детективные качества, а также технология изложения подсказывают, что работала группа соавторов, каждый из которых выполнял и описывал строго свою линию в рамках общего сюжета, облекшего в литературную форму романа плагиат околонаучной предыдущей книги.

***
Дальнейшие события развития и становления этого специфического ордена происходили, видимо, по общеизвестной «кривой алкоголика», когда увеличение дозы алкоголя приводило к такой же степени опьянения, а увеличение возможностей ордена, в том числе и финансовых, не приводило его к упоению славой, и какое-то время он стремительно разростался на радость, а затем уже и на тревогу своего создателя и вдохновителя. Рос орден росли и его потребности, приведшие к нынешним финансовым трудностям всего Ватикана, но это замяли усилиями Папы. А вот то, что орден стал самостоятельным и влиятельным фактором политики Ватикана, вошедшим в противоречие с самим своим создателем и Папой Бенедиктом XVI?

Ему, Папе, не пришлось прочитать, видимо, повесть Н.Гоголя «Тарас Бульба», в которой главный персонаж сказал своему сыну общеизвестную фразу: «Я тебя породил, я тебя и убью». А вернее орден – спрут так разросся и стал таким могущественным, но в отличие от своих предшественников тамплиеров, он сохранил свою жесткую структуру, скрытность, конспирацию и не кичился открыто своим богатством. Однако, его контакты и союзники от ордена иллюминатов, контролируемого Рокфеллером, и представители ФРС от Ротшильда оказались не по зубам даже немцу Папе Бенедикту XVI, который пытался удержать спрута в повиновении, но не по зубам оказался даже собственный секретарь Папы, являвшийся, по всей видимости, одним из прелатов «Опуса Деи» и мифического Приората Сиона.

Именно это и не дало секретаря в обиду, а еще и стало одной из причин и угроз Папе Бенедикту XVI о его вынужденном отлучении вскрытием тайных подробностей утечки информации библиотеки Ватикана и дальнейшим специфическим ходом его избрания – «Ходом да Винчи».

И хоть, вероятно, сам Леонардо опять оказался в ходе Ратцингера случайно, его способность сквозь века вскрывать истину может помочь открыть и эту запутанную и необычную историю со столь неожиданным отлучением, вроде добровольным и странным.

Мистификация его странного отлучения его орденом уже запущена, и Папа Бенедикт XVI уже проехался на тележке-площадке, демонстрируя пастве свою неспособность самостоятельно передвигаться. Папа предельно ограничил свои зарубежные поездки, и вполне обоснованно, так как вне своих покоев он более подвержен опасности инсценированного состоянием его здоровья покушения, а его орден, судя даже по книге Дэна Брауна «Код да Винчи», имеет в этом совершенный опыт, которым он с успехом может воспользоваться. А может и нет… .

Остаются считанные дни, и остается потенциальная возможность договориться с Папой Бенедиктом XVI о добровольном отречении, ибо сил бороться с орденом и своей прелатурой у него уже не остается, что он и подтвердил второй раз, заявив о своей самостоятельной отставке, лишив себя возможности до последнего вздоха остаться понтификом и даже канонизироваться своей церковью и своим орденом «Опус Деи». Однако, выставленные им (орденом) условия и его претензия на тотальный контроль над католической церковью и максимальное ее сближение с орденом иллюминатов, оказались для понтифика непосильными, или он сам оказался непосильным поставленным перед ним орденом задачам.

Иногда, подобные ордену, «дети» переростают своих отцов- основателей, а в совокупности с союзниками представляют для них реальную угрозу, и только уверенный голос понтифика оставляет потенциальную возможность того, что последнее слово будет за ним, и пусть даже ценой своего отлучения он поступит как Тарас Бульба. Но дни тают быстро…

Надежд на такой поворот событий очень мало, но гипотетически можно представить, что Папа сам договорится с иллюминатами и ФРС, а орден будет ожидать такой же бесславный конец, как тамплиеров, с лишением его привелигированного положения и финансов, но уже вероятно, что «партнеры» приняли сторону «Опус Деи», и не будет ни договора, ни сражения, ни победителей, так как оно само по себе может ослабить и так пошатнувшийся скандалами авторитет католической церкви вне зависимости от исхода.

Примерно то же происходило и шестьсот лет назад, когда уникальное папское отречение, в угоду ордену, только усугубило неустойчивое положение в церкви, на долгие годы породившее раздор и смуту, приведшие к ее реформации.

Выход есть всегда, и даже из папской ситуации. Глупые могут подраться, а умные станут договариваться о том, что и у этого папы остается право на канонизацию и на престол до последнего вздоха, как и на отречение.

А может и на покаяние, но это вопрос его личных взаимоотношений со своей церковью, для которой и «Опус Деи», и Код, а также Ход да Винчи является фактором очищения и укрепления, если тайное станет наконец-то явным.

http://www.peremeny.ru/books/osminog/7290