Отношения США и Катара

Катар «достался» Соединенным Штатам, можно сказать, в наследство от Британской империи. Продолжительный период в ХХ веке до того, как в 1971 году он стал независимым, Катар был протекторатом Великобритании. Соединенные Штаты открыли посольство в Дохе — столице Катара в 1973 году. В настоящее время именно Катар является главной опорной точкой США в зоне Персидского залива. Руководители Катара, как и других стран т. н. Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), состоящего из Саудовской Аравии, Кувейта, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов, Бахрейна и Омана, рассматривают Соединенные Штаты в качестве гаранта безопасности в Персидском заливе.

После изгнания Ирака из Кувейта отношения в военной области между США и Катаром углубились, и 23 июня 1992 года два государства подписали официальное соглашение о сотрудничестве в области обороны (DCA). С некоторыми изменениями это соглашение было обновлено в декабре 2013 года. DCA предусматривает прямой доступ США к военным объектам Катара, предварительное размещение американской бронетехники и другой военной техники на территории Катара, прочие формы военного сотрудничества. Одновременно отношения с НАТО Катар строит в рамках «Стамбульской инициативы сотрудничества». Катар имеет своего посла при штаб-квартире НАТО в Брюсселе.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

В Катаре находится американская военная база с примерно 10 тыс военнослужащих США. Большинство американского контингента занято здесь обслуживанием большой военной авиабазы Аль-Удейд к юго-западу от Дохи — столицы государства. В 1990-е годы Катар потратил на финансирование строительства этого аэродрома около $ 1 млрд. Здесь же возле аэродрома располагается штаб-квартира передового командования Центрального командования США (ЦЕНТКОМ), занятая планированием и проведением военных операций на Ближнем Востоке. Рядом с ним — 609-й Центр управления воздушными и космическими операциями. Размещенной на складах американской базы в Катаре военной техники достаточно для полного оснащения одной американской бригады.

Американская военная база в Катаре сыграла значительную роль в развертывании войск для американского вторжения в Ирак в 2003 году. Сейчас сосредоточенные в Катаре американские силы участвуют в военных операциях по всему региону, в том числе, и против террористического «Исламского государства» (ИГИЛ, ДАИШ — запрещена в РФ) в Сирии и Ираке. Сам Катар совершил несколько авиаударов в Сирии против ДАИШ в рамках возглавляемой США антиигиловской коалиции.

Катар - расположение

Катар - расположение

По соглашению о сотрудничестве в области обороны американцы осуществляют обучение и подготовку катарских военных. Здесь заметим, что размещенный американский контингент почти что равен численности всей армии Катара.

Что касается поставок американских вооружений, то в конце 1980-х между США и Катаром был конфликт из-за незаконного приобретения катарцами американских ПЗРК «Стингер». Конгресс в ответ на это нарушение ввел запрет на экспорт американского оружия в Катар. Этот запрет был отменен в 1999 году. Подобное обстоятельство в какой-то мере определило то, что в настоящее время вооруженные силы Катара в значительном количестве оснащены французской военной техникой. Но по соглашению DCA США после отмены запрета активно продают Катару боевые вертолеты, ракеты и различные ракетные системы, артиллерийские установки. Так, например, Соединенные Штаты согласились продать Катару самую сложную наземную систему противоракетной обороны из поставляемых США за рубеж.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

В июле 2013 года Катар направил письмо с просьбой о покупке 72 американских самолетов F-15. После проволочек, вызванных отношениями США с Израилем, в ноябре 2016 американский надзорный орган — Агентство по сотрудничеству в области безопасности и обороны уведомило Конгресс о возможности подобной сделки, которая обойдется Катару в $ 21 млрд. В прошлом году, в августе 2016 года, в Катар были доставлены построенные в США и приобретенные Катаром быстроходные патрульные катера Mk-V.

Из самого актуального — официально США и Катар сотрудничают в борьбе с «международным терроризмом». В докладе Государственного департамента о международном терроризме за 2015 год говорится, что «Соединенные Штаты и Катар поддерживают прочные партнерские отношения в борьбе с терроризмом». Так, например, Катар сотрудничает с США по нескольким направлениям в борьбе против ДАИШ. В 2015 году Катар направил запрос на участие в программе американского Департамента по борьбе с терроризмом (ATA).

Катар продолжает участвовать в мероприятиях Глобального контртеррористического форума, являясь при этом участником американской Целевой группы по финансовым мероприятиям для стран Ближнего Востока в Северной Африке, занимающейся борьбой с финансированием терроризма и отмыванием денег. В конце февраля 2017 года, возможно, с целью продемонстрировать активизацию антитеррористического сотрудничества, в Катаре состоялось совещание глобальной рабочей группы «Egmont group», состоящей из 152 подразделений финансовой разведки стран мира.

Сотрудничество США и Катара в области борьбы с терроризмом часто осложняется отсутствием согласия относительно того, какие группы или отдельные лица на Ближнем Востоке следует квалифицировать как «террористов».

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Некоторые группы, которые Соединенные Штаты считают террористическими организациями, Катар числит среди легитимных арабских движений. Так, например, Катар поддерживает суннитскую исламистскую палестинскую группировку ХАМАС, но в марте 2016 года присоединился к другим государствам ССАГПЗ в определении поддерживаемой Ираном шиитской ливанской «Хизбаллы» террористической организацией. Замечено, что в последнее время не было официальных заявлений США по поводу того, что Катар или любое из его старших должностных лиц поддерживают членов террористической организации «Аль-Каида», ответственной за теракты в США и против американцев в других частях мира. Однако вместе с тем, по данным Государственного департамента, «юридические и физические лица в Катаре продолжают служить источником финансовой поддержки террористических и насильственных экстремистских групп, особенно региональных членских организаций «Аль-Каиды», таких как «Аль-Нусра».

В октябре 2016 года тогдашний помощник министра по борьбе с финансированием терроризма в Управлении по борьбе с терроризмом и финансовой разведки США Даниэль Глейзер сообщил одному исследовательскому институту в Вашингтоне, что за последнее десятилетие Катар добился «меньшего прогресса» в борьбе с финансированием терроризма, чем Саудовская Аравия. Известно, что США ввели санкции в отношении нескольких лиц, проживающих в Катаре, включая граждан Катара, якобы за сбор средств или за пожертвования для «Аль-Каиды» и ДАИШ. В настоящее время Катар поддерживает отношения с повстанческой группировкой «Аль-Нусра» в Сирии, признанной террористической американцами, якобы под предлогом того, чтобы убедить эту организацию разорвать ее связи с «Аль-Каидой». Между тем, американцы замечают, что исламские проповедники из Катара даже в США продолжают выступать в местных мечетях с подстрекательскими проповедями.

Правительство Катара помогает Соединенным Штатам бороться с региональными исламистскими террористическими организациями. Однако радикальные исламистские организации исповедуют идеологию, привлекательную для отдельных представителей местной элиты. Поэтому богатые катарцы как бы «частным порядком» предоставляют средства и услуги воинствующим исламистским организациям. Проблема в данной области уходит, с одной стороны, в историю, а, с другой, связана с особенностью государственного строя Катара — абсолютной монархии.

Катар управляется семейством Аль-Тани, которое происходит из арабского племени бану-тамим, из которого вышел и основатель ваххабизма шейх Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб. Ваххабизм для катарских лидеров — это свое, племенное. Отчасти, официальный характер ваххабизма в Катаре связан с этим обстоятельством. Однако Катар также приветствует организацию «Братьев-мусульман», деятелям которой дает у себя убежище.

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Правда, одновременно «Братьям-мусульманам» в Катаре не дозволяется внутренняя пропаганда. Что касается внешней политики, то характерная черта собственной «террористической» деятельности Катара в арабском мире — это поддержка организации «Братьев-мусульман», которую лидеры Катара представляют в качестве положительного примера «политического ислама». Вопрос о поддержке «Братьев-мусульман» разделил Катар с Саудовской Аравией и ОАЭ, которые считают «братьев» подрывной организацией, представляющей угрозу региональной и внутренней безопасности. Сам Катар поддерживает группы «братьев» в Египте, во внутренних конфликтах в Сирии и Ливии.

Катар стал для США ключевым посредником в региональных конфликтах. Хотя уровень вовлеченности Катара внешне не соответствует его размерам, но это государство использует свои обширные финансовые ресурсы для получения влияния на региональном и международном уровне. Посредническая роль Катара обуславливается щедрым финансированием в конфликтные точки. Поэтому из-за закулисных связей с американцами внешняя политика Катара иногда противоречит позиции фактического лидера ССАГПЗ — Саудовской Аравии.

Катар из космоса

Катар из космоса

Катар прямо участвует или вмешивается одновременно в несколько региональных конфликтов, в том числе, в Сирии и Ливии. Также он пытается влиять на дела вокруг палестинской исламистской организации ХАМАС, движения «Талибан» в Афганистане, в конфликтах в Ливане и Судане.

Правители Катара регулярно критикуют Израиль по палестинскому вопросу, но одновременно Катар активно торгует с Израилем, закупая у него машины и технологии и сам продавая пластмассы.

В отношении Ирана Катар, как правило, в рамках ССАГПЗ занимает промежуточную позицию, поддерживая одновременно и усилия по ограничению регионального влияния Ирана, и диалог с иранскими лидерами. Катар участвовал в международных санкциях против Ирана в 2010—2016 годах и, по оценкам США, не нарушал режим санкций. Одновременно в акватории Персидского залива Катар делит с Ираном и разрабатывает совместно крупнейшее газовое месторождение.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты
а так же в статье:
Как понять арабов

Гранты и обещания Катара сыграли решающую роль для достижения соглашения в Ливане. Посредническая роль Катара в мае 2008 года для разрешения тамошнего конфликта была обусловлена тем, что до этого Катар щедро финансировал послевоенное восстановление в этой стране.

В Сирии Катар активно поддерживает антиасадовских повстанцев, в том числе, путем прямых поставок оружия и через финансирование. Отмечено, что «прокатарские» группировки в Сирии иногда имеют столкновения и конфликты с группировками, поддерживаемыми Саудовской Аравией и ОАЭ. В конце ноября 2016 года министр иностранных дел Катара заявил, что Доха будет продолжать вооружать сирийских повстанцев, даже если новая администрация США прекратит поддержку повстанческих группировок в Сирии. Правда, вслед за этим Катар объяснил, что не будет снабжать мятежников в Сирии переносными зенитными комплексами.

На сирийской почве Катар стал близким партнером Турции в поддержке повстанческих группировок, имеющих базы на турецкой территории. Сближение на этой основе привело даже к тому, что в мае 2016 года в Стамбуле между президентом Турции Реджеп Тайип Эрдоганом и эмиром Катара была достигнута договоренность об открытии на его территории первой турецкой военной базы в Персидском заливе.

В 2015 году Катар присоединился к возглавляемой Саудовской Аравией военной коалиции, которая сражается с повстанцами хуситами в Йемене. Катар направил в Йемен тысячу своих военнослужащих. Несмотря на эту «солидарность» в рамках ССАГПЗ, Саудовская Аравия подозрительно смотрит на действия Катара в Йемене.

В свое время Катар не развертывал свои силы для поддержки военных операций под руководством США в Афганистане, но всегда выступал посредником между Соединенными Штатами и повстанцами из движения «Талибан». В отличие от Саудовской Аравии и ОАЭ, Катар не признал талибов в качестве законного правительства в Кабуле в период 1996—2001 годов. Но зато в июне 2013 года движение «Талибан» открыло свое представительство в Катаре. Правда, позднее, по просьбе США, Катар закрыл его. Но и после этого представители движения «Талибан» остаются в Катаре и ведут переговоры с американцами.

Что касается экономического, впрочем, как и описанного выше политического, сотрудничества США и Катара, то оно определяется, в первую очередь, колоссальными природными богатствами Катара. Запасы нефти и газа сделали Катар страной с самыми высокими в мире доходами на душу населения и самой низкой безработицей — менее половины одного процента. Доказанные запасы нефти Катара составляют 25 млрд баррелей. Это меньше, чем у Саудовской Аравии или Кувейта, но, тем не менее, позволяет держать нынешний уровень добычи еще примерно 50 лет. Кроме того, Катар занимает еще и третье месте по доказанным запасам природного газа — более 25 трлн куб. метров. Это составляет около 13% от общемировых запасов газа.

Основные партнеры нефтяного и газового экспорта Катара — это Япония, Южная Корея, Индия, Китай, Сингапур. Нынешний экспорт катарской нефти составляет немногим более 700 тыс баррелей в день. Что касается экспорта природного газа, то в 2014 году он составил почти 201 млрд кубометров. Катар полностью зависит от экспорта углеводородов и не имеет диверсифицированной экономики. Нефть и газ составляют 92% экспортных доходов Катара и 56% бюджетных доходов. Катар является членом Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК). Он также является членом и местом расположения штаб-квартиры Форума стран-экспортеров газа (GECF) — прообраза газового картеля с участием Ирана и России.

Катар стал крупнейшим в мире поставщиком сжиженного природного газа (СПГ), который экспортируется с крупного перерабатывающего предприятия Рас-Лаффан к северу от Дохи. Этот объект был построен на оборудовании и по технологиям США под кредитные гарантии Катара. На рынке сжиженного газа в Восточной Азии — в Японии и Корее Катару приходится конкурировать сейчас с Австралией.

Тем временем в последние годы экспорт в США катарской сырой нефти и природного газа снизился до самого незначительного уровня. Но зато государственная компания «Катар Петролеум» стала крупным инвестором на развивающемся экспортном рынке сжиженного газа США. Так, например, эта катарская компания владеет 70% акций терминала сжиженного природного газа в Техасе, разделяя участие в нем с американскими ТНК Exxon-Mobil и Conoco-Phillips. С этого терминала США сможет экспортировать более 15 млн тонн сжиженного газа в год.

В настоящее время Катар борется с последствиями кризиса от падения цен на нефть и газ на мировых рынках. Оно привело к дефициту бюджета Катара в $ 13 млрд в 2016 году, хотя предшествующий год был бездефицитным. Национальная стратегия развития Катара с 2011 по 2016 год была направлена главным образом на развитие жилищной и транспортной инфраструктуры в стране. В Дохе строится метро. В проведение чемпионата мира по футболу в 2022 года Катар намерен вложить $ 200 млрд. Разумеется, подобные амбициозные программы начинают испытывать финансовые стеснения.

Основной суверенный фонд Катара, управляемый Катарским инвестиционным управлением (QIA), оценивается примерно в $ 250 млрд. Однако до сих пор Катар не решился использовать эти активы для финансирования своих бюджетных операций, поскольку многие из инвестиций QIA сделаны в зарубежную недвижимость, в том числе в значительных объемах в США, и эти средства трудно вывести без существенных потерь обратно. Поэтому в обстановке кризиса в мае 2016 года Катар прибег к выпуску государственных облигаций на сумму в $ 9 млрд. Для повышения цен на нефть в ноябре 2016 года на сессии ОПЕК Катар согласился на сокращение добычи нефти в размере 30 тыс баррелей в день. Это небольшая величина.

Катар не имеет соглашения о свободной торговле с США. Но в апреле 2004 года Соединенные Штаты и Катар подписали Рамочное соглашение о торговле и инвестициях (TIFA). Катар пользуется преимуществами этого более ограниченного соглашения для осуществления крупных инвестиций в Соединенных Штатах, включая, например, проект центра города в Вашингтоне — столице Соединенных Штатов.

Во взаимной торговле с Катаром у США сейчас имеется значительный профицит. Экспорт США в Катар состоит в основном из самолетов, техники и информационных технологий. Так, например, катарская авиакомпания Qatar Airways остается крупным покупателем коммерческих самолетов в США. В октябре 2016 года авиакомпания заключила контракт на приобретение у Boeing Co 100 пассажирских самолетов на сумму в $ 18 млрд. Закупка авиатехники субсидируется правительством Катара, против чего безуспешно протестуют американские авиаперевозчики.

В отношении США Катар также использует «мягкую силу» своей «благотворительности» с опорой на собственные обширные финансовые возможности. Так, например, в 2005 году Катар пожертвовал $ 100 млн жертвам урагана «Катрина». Несколько университетов США, такие, как Корнельский университет, Университет Карнеги-Меллона, Джорджтаунский университет, Институт Брукингса и корпорация «Рэнд» создали свои филиалы и офисы в Катаре на деньги Фонда Катара.

Что касается проблемы «прав человека» и «ценностей», то в отношении Катара США явно применяют известный американский принцип «нашего сукина сына». Разумеется, США и «международные правозащитные организации» критикуют Катар за многочисленные проблемы с правами человека. Ведь Катар — это до сих пор абсолютная монархия, не имеющая избираемых законодательных органов. В стране в 2015 году провели лишь муниципальные выборы. 80% населения Катара, т. н. «бидуны», числятся иностранцами и не имеют гражданских прав. На 2,2 млн населения Катара граждан в активном возрасте насчитывают лишь 150 тыс человек. Впрочем, к последним правильней было бы применять понятие «подданные».

В последних докладах Госдепартамента по правам человека в Катаре основные проблемы в области прав человека связаны с закрытой политической структурой Катара. Все ключевые посты в правительстве занимают представители семейства аль-Тани. Посол Катара в США, кстати, также принадлежит к этому семейству. Создание политических партий и профсоюзов в Катаре запрещено. В отличие от Кувейта и Бахрейна, в Катаре нет и четко определенных или публично активных «политических сообществ», которые выступают в качестве прообраза партий.

Ислам является государственной религией в Катаре, а основой национального законодательства — шариат. В Катаре применяется смертная казнь. В качестве религий в законодательстве Катара признаются лишь ислам, христианство и иудаизм. Религиозные практики, например, массово представленных в Катаре индуистов разрешены лишь в частном порядке.

В национальном жилищном законодательстве предусмотрена дискриминация в отношении женщин, состоящих в браке с мужчинами, не являющимися гражданами страны, и разведенными женщинами. Правда и то, что женщины в Катаре управляют и владеют собственностью. Они составляют около 15% владельцев бизнеса и более трети общей рабочей силы, занимая, в том числе, руководящие посты.

Ограничения свободы слова, печати, собраний и доступа к справедливому судебному разбирательству, на свободу религии и передвижения, правовая и институциональная дискриминация в отношении женщин и неурегулированный правовой статус «лиц без гражданства» — это Катар. При всем этом «букете» отмечено, что Катар продемонстрировал наибольшую стабильность в 2011 году во время т. н. «Арабской весны», впрочем, активно сам в ней участвуя в подрывных целях в других странах арабского мира. В этот период финансируемая Катаром сеть спутникового телевидения «Аль-Джазира» превратилась в глобальный медиа-конгломерат, несущий планете информацию об «Арабской весне». У себя же дома Катар выступил с новыми законами, которые жестко ограничили свободу выражения мнений и увеличивали наказание за критику правящего режима.

В 2014 году правительство утвердило новый закон о киберпреступлениях, предусматривающий до трех лет тюремного заключения тем, кто признан виновным в угрозе безопасности Катара. Власти Катара вынуждают интернет провайдеров блокировать «нежелательный» контент. Закон от ноября 2015 года увеличил штрафы за неуважение к национальному флагу Катара или других государств-членов ССАГПЗ. Все подобные «отклонения» от норм «свободного мира», разумеется, фиксируются в США, но каких-либо санкций в адрес Катара и его «семейных руководителей» не следует.

Разумеется, США уважают «суверенитет» Катара, поскольку их войска размещены в этой стратегической точке Персидского залива. Впрочем, все отмеченное выше «средневековье» во внутреннем строе Катара существовало и при колониальном господстве самых «передовых» британцев. Господство американцев и время лишь меняет внешний антураж этого государства.

https://eadaily.com/ru/news/2017/03/27/katar-blizhnevostochnyy-sukin-syn-ssha

Опубликовано 19 Апр 2017 в 18:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.