Как появление «Исламского государства» изменило ход событий в Ираке и Сирии, каким образом ведется противостояние между «Исламским государством» и его противниками на идеологическом уровне, а также о политико-религиозных диспутах вокруг самопровозглашенного халифата — в лекции востоковеда Кямала Гасымова.

Чужие среди своих

Против президента Башара Асада в Сирии воюют три основные военно-политические силы: отряды, представляющие Свободную сирийскую армию и признающие в качестве своего политического представителя «Национальную коалицию сирийских революционных и оппозиционных сил», «Исламский фронт», в состав которого входят семь крупных «исламистских» объединений, и «Джабхат ан-Нусра ли-ахл аш-Шам» («Фронт помощи жителям Шама») — непосредственный союзник «Аль-Каиды».

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Все остальные небольшие группировки, а их там около 90, относят себя к одному из этих трех крупных объединений или координируют с ними свои действия.

Ситуация изменилась, когда в апреле 2013 года Абу Бакр аль-Багдади, глава «Исламского государства Ирака», объявил о создании «Исламского государства Ирака и Леванта». Возникновение «исламского государства» изменило многое внутри сирийского конфликта. ИГ стало требовать от остальных объединений и отрядов присяги новому амиру (правителю) и подчинения исламским законам, которые установили судьи ИГ.

На территориях, которые контролирует ИГ, были созданы шариатские суды и исламские школы, где детей обучают правилам ислама и некоторым светским предметам. Женщин там заставляют носить никаб. Там публично приводятся в исполнение наказания категории худуд (отрубание рук, побивание камнями). Кроме того, ИГ сразу же вступило в конфликт со всеми другими объединениями и отрядами.

Оно возникло после того, как аль-Багдади объявил, что «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра» объединились в «Исламское государство Ирака и Леванта». Но лидер «Джабхат ан-Нусры» Мухаммад аль-Джулани эту инициативу отверг. По его мнению, в условиях войны с асадовским режимом не время создавать исламское государство. К тому же в создании государства должны принимать участие все стороны, участвующие в джихаде: отряды муджахидов, авторитетные богословы, бойцы, приехавшие из других стран (мухаджиры), а не одна сторона.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Аль-Джулани также учтиво напомнил аль-Багдади, что уже присягнул лидеру «Аль-Каиды» Айману аз-Завахири.

Согласно исламскому праву, необходимо учитывать, какую пользу (маслаха) или вред (мафсада) может принести обществу решение определенных вопросов. Согласно аль-Джулани, другим командирам отрядов и авторитетным богословам Сирии, объявление исламского государства в современных условиях принесет огромный вред.

Однако аль-Багдади не согласился с решением аль-Джулани: войска ИГ атаковали оппозиционные силы и лагеря «Джабхат ан-Нусра». Отряды Свободной сирийской армии и всех, кто связан с «Нацкоалицией», ИГ обвинило в неверии (куфре) или в вероотступничестве (иртидаде).

Они рассуждают следующим образом: раз существует «Исламское государство», то все остальные исламские группы в Сирии и Ираке должны дать присягу ее правителю и подчиниться ее законам.

Отряды ИГ также стали убивать работников благотворительных организаций и журналистов, связанных с оппозицией, обвиняя их в шпионаже, и практиковать насилие в отношении христианского населения.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Агрессивные действия ИГ привели к тому, что против нее объединились практически все оппозиционные силы. Они обвиняют лидеров и бойцов «Исламского государства» в особой жестокости, радикализме и буквализме. Практически все официальные религиозные, политические и социальные институты, представляющие сирийскую оппозицию, осудили ИГ и объявили, что ее действия приводят к смуте и кровопролитию между сирийцами. «Нацкоалиция» назвала ИГИЛ террористической организацией.

В ноябре 2013 года все близкие к джихадистам новостные ресурсы и форумы опубликовали заявление аз-Завахири, в котором тот призвал прекратить междоусобную войну и с помощью шариатского суда «совместно решить проблемы между муджахидами». Он повелел аль-Багдади не вмешиваться в дела Сирии и уйти в Ирак. Фактически, аз-Завахири объявил, что ИГ является нелегитимным, «самопровозглашенным» образованием.

Однако в ответ на обращение аз-Завахири Абу Бакр аль-Багдади заявил, что не собирается покидать Сирию и что будет и далее вести войну за укрепление «Исламского государства».

Данное событие является очень важным, так как впервые в истории джихадистского движения джихадисты ослушались прямого приказа лидера «Аль-Каиды».

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Враг моего врага — мой враг

«Исламским государством» ведется не только военная борьба, но и идеологическая. Идеологи и религиозные институты, поддерживающие сирийскую оппозицию и «Исламский фронт», развернули против ИГ настоящую войну фетв — религиозно-правовых заключений.

Когда ИГ только появилось, сирийская оппозиция не имела четкого представления о том, как следует строить с ним отношения. Эта организация стала представлять угрозу не только своими агрессивными действиями, но и идеологией, которая оказалась привлекательна для многих бойцов, разочаровавшихся в «светской» оппозиции.

Более того, переселение в халифат было заветной мечтой большого числа иностранных муджахидов, многие из которых приехали в Сирию именно ради исламского халифата, о котором постоянно слышали от различных проповедников.

Мусульманским богословам Сирии пришлось столкнуться с множеством вопросов о том, как воспринимать ИГ.

Мусульманские богословы в сирийском конфликте играют очень важную роль. Они поддерживают различные решения политиков своими фетвами, отвечают на вопросы муджахидов, призывают и привлекают молодежь к джихаду против Асада, решают, в каком из отрядов мусульманам можно воевать, а в каком нет, легитимна ли с точки зрения ислама власть тех или иных командиров (амиров) или, наоборот, незаконна, соответствуют ли законы или порядки, установленные на территориях, которыми управляют сирийские повстанцы, шариату.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Кроме того, они выдают специальные рекомендации, которые значительно облегчают командирам отрядов получение помощи от исламских благотворительных организаций.

Все эти функции в Сирии выполняет «Сирийский исламский совет» (Ал-Маджлис ал-Ислами ас-Сури), который включает в себя большинство религиозных комитетов и организаций, возникших после 2011 года. В состав совета входят наиболее авторитетные богословы, в том числе и те, которые находятся прямо в зонах конфликта.

Ежегодные собрания совет проводит в Дохе и Стамбуле — авторитетные исламские богословы и организации Катара и Турции также оказывают ему поддержку. В работе совета активное участие принимает «Лига богословов Леванта» («Рабита аль-Улама аш-Шам»), «Лига сирийских проповедников» («Рабита аль-Хутаба ас-Суриин») и некоторые другие организации. Совместно с ними работает и «Лига сирийских богословов» («Рабита аль-Улама ас-Суриин»).

Все эти организации проводят религиозную политику для поддержки сирийской оппозиции. Фактически они представляют собой ее «религиозный авторитет».

Фетвы и заявления, сделанные богословами данных организаций, являются авторитетными для многих союзных отрядов.

ислам

Отношение к науке в исламе в статье:
Исламские научные достижения

В середине ноября 2013 года один из руководителей «Лиги богословов Леванта» — шейх Усама ар-Рифаи объявил ИГ радикальной организацией, которая считает богоугодными убийства мусульман. Он призвал их одуматься и прислушаться к знающим и авторитетным богословам.

В феврале 2013 года «Лига сирийских богословов», «Лига богословов Леванта», «Лига сирийских проповедников», «Исламский комитет аш-Шам» и другие религиозные организации издали коллективную фетву, отвечая на вопрос «Можно ли рассматривать столкновения между исламскими отрядами и ИГ как раскол (фитну)? Некоторые отряды решили воевать против ИГИЛ, в то время как другие опасаются воевать против них, так как рассматривают их как братьев по вере».

Подобный вопрос бойцы в Сирии задают неслучайно: если конфликт со сторонниками ИГИЛ рассматривать только как раскол или смуту (фитну) между мусульманами, то тогда воевать с ними запрещено, ибо при смуте (фитне) следует воздержаться от конфликта.

Смута возникает, когда заблуждаются обе стороны, и спорят они исключительно ради мирских вещей или же конфликтуют по какому-нибудь очень запутанному вопросу. В таких случаях мусульманские авторитеты прошлого советуют всячески избегать конфликта, ибо согласно преданию Пророка: «Если скрестят мечи [вступят в бой] два мусульманина — то и убийца и убитый окажутся в адском пламени».

Принимая это обстоятельство во внимание, богословы ответили так: со дня своего основания ИГ обвиняет в предательстве и пособничестве сирийскому режиму и Западу всех, кто не согласен с ним или не желает признавать их организацию. Командиры отрядов ИГ ведут себя так, словно они представляют государство, которому должны все подчиняться, убивают несогласных, обвиняют в неверии других муджахидов и под этим предлогом отбирают у них имущество и земли.

ислам

Еще немного об Исламе в статье:
Почему деградируют мусульмане?

К тому же ИГ захватывает уже освобожденные от сирийской армии территории, то есть присваивает то, что было освобождено отрядами, которые сражаются против сирийского режима.

В итоге авторы фетвы призывают сражаться против ИГ, так как рассматривают их в качестве мятежников или бандитов, «распространяющих на земле нечестие».

По их мнению, конфликт с ИГ — это не смута (фитна), а война с «мятежниками» и «бандитами», проливающими кровь мусульман. Однако они предупреждают муджахидов о том, что, несмотря ни на что, главным противником является Асад и его шиитские союзники.

В конце декабря 2013 года все авторитетные религиозные организации, поддерживающие сирийскую оппозицию и муджахидов, издали заявление, в котором жестко раскритиковали ИГ как преступную организацию, извращающую истинные цели сирийской революции и служащую сирийскому режиму. Данное заявление было зачитано на многих арабских новостных телеканалах и опубликовано на различных исламских сайтах.

В конце января 2014 года мусульманские ученые, входящие в «Лигу сирийских богословов», решили ответить новой фетвой на вопросы: «Почему группа, известная как ИГИЛ, вступила в конфликт с исламскими отрядами?», «Можно ли назвать то, что происходит между исламскими отрядами и ИГИЛ, смутой или расколом?».

Лига в очередной раз заявила, что происходящее никак смутой или расколом назвать нельзя. Но прежде, чем ответить на эти вопросы, надо задать себе два других важных вопроса: «В чем заключается цель сирийской революции?» и «Чего хочет организация под названием ИГ?».

По мнению богословов, цель сирийской революции — это прежде всего освобождение от режима Асада. Никто не говорит о создании исламского государства. После уничтожения режима политические и государственные вопросы будут решаться на совете (шура) в котором будут представлены все представители сирийского народа.

Что касается второго вопроса, то лидер ИГ Абу Бакр аль-Багдади отрекся от своей присяги Айману аз-Завахири — лидеру организации, в которой состоял, и провозгласил себя амиром (правителем) так называемого ИГ. Айман аз-Завахири не согласился с подобным решением, а аль-Багдади его ослушался и стал призывать мусульман присоединиться к ИГ.

Авторы фетвы говорят, что достаточно посмотреть на то, что творили и творят сторонники ИГ в соседнем Ираке и сколько невинного суннитского населения они погубили. По их мнению, сирийский режим использует действия этой группы для обоснования того, что он воюет не против оппозиции, а против террористов.

Богословы заключают, что нельзя отрекаться от сирийских муджахидов и их командиров, которые хорошо известны авторитетным ученым и народу своими подвигами и благими делами и которые пролили немало крови, защищая сирийцев, ради подозрительного, никому не известного человека со смутными идеями, который пришел из Ирака и требует подчиниться несуществующему государству.

Хариджиты XXI века

В самом начале конфликта многие богословы как в Сирии, так и за ее пределами говорили, что сторонники ИГ — «еретики», мусульмане, которые не правильно поняли тексты ислама. Их преступления и радикализм связаны с тем, что они совершили неверный иджтихад — интерпретацию Корана, сунны и политической действительности. Они мятежники (бугат), которые вышли с мечом против мусульман. Но тем не менее они мусульмане. Например, подобного мнения придерживался председатель комитета по фетвам «Лиги сирийских богословов», шейх Марван ал-Кадири.

Со временем, когда ИГ целенаправленно стало уничтожать полевых командиров и бойцов сирийской оппозиции, богословы стали более резки в своих выводах.

В начале июня 2014 года члены религиозных институтов Сирии стали говорить, что некоторые последователи ИГ уже перешли все границы — обвиняют в неверии мусульман, «объявляют дозволенными их жизни и имущество» (убивают и грабят их). Поэтому отрядам ИГ по многим параметрам подходит описание хариджиты и с ними необходимо сражаться до тех пор, пока они не перестанут воевать с мусульманской общиной (уммой).

Ситуация на идеологическом фронте обострилась, когда аль-Багдади 29 июня 2014 года объявил халифат и ИГИЛ превратилось в «Исламское государство». После появления халифа и нового халифата мусульманские богословы оказались в затруднительном положении.

Много лет различные мусульманские мыслители, законоведы и политологи говорили об исламском государстве, халифате и его форме. И вдруг нашелся человек, который наконец объявил этот халифат и отверг границы государств, начертанные колониалистами.

Идея халифата оказалась очень привлекательной для многих джихадистов. Проповедники нового государства призвали мусульман всего мира — врачей, инженеров, военных, ученых — приехать на земли Ирака и Леванта, сжечь свои паспорта и совместно строить халифат.

Противникам аль-Багдади нужно было срочно опровергнуть и делегитимизировать халифат. Одна из самых авторитетных в мусульманском мире религиозных организаций — Международный союз мусульманских ученых под председательством Юсуфа аль-Карадави — взяла на себя эту задачу. Эта организация, главный офис которой находится в столице Катара, с самого начала сирийского конфликта жестко критиковала сирийский режим, поддерживала Свободную сирийскую армию и политических противников Асада.

В фетве, которую опубликовал союз, говорится что «все мы желаем халифата на основе учения Пророка, однако крупные проекты нуждаются в осмыслении и изучении».

Чтобы халифат был признан, по мнению аль-Карадави, большая часть уммы, крупные ученые, правители должны присягнуть халифу. А маленькая группа не может объявить халифат.

Подобные решения, согласно исламскому праву, принимаются после коллективного обсуждения между мусульманами и наиболее знающими учеными. Именно так были избраны первые праведные халифы мусульман — Абу Бакр, Умар, Усман и Али.

А в Коране Бог заповедовал Пророку: «Советуйся с ними (со своими сподвижниками) о делах» (3: 159). Поэтому отдельные отряды не имеют права самовольно объявлять халифат. Подобные действия представляют угрозу суннитам Ирака и революции в Сирии. Это приведет к тому, что против суннитов и революции объединятся враги.

По словам аль-Карадави, провозгласившие халифат потеряли связь с реальностью. У этого халифата нет ни поддержки большинства мусульман, ни территории, ни экономики, ни признания. Он нивелирует и дискредитирует само понятие халифата.

«Конечно, все мы стремимся к халифату и желаем его, однако до его объявления мусульмане должны прийти к согласованному мнению о его форме и устройстве», — заключает аль-Карадави.

Исламский сирийский совет также сделал официальное заявление и издал фетву, где объявил, что «Исламское государство» — это организация, которая представляет только себя и не имеет права говорить за всех мусульман, воюющих в Сирии.

Авторы фетвы сравнивают сторонников ИГ с хариджитами, которые в Средние века проливали кровь мусульман ради установления законов Аллаха. То есть фактически назвали их «еретиками». По мнению авторов фетвы, с момента появления ИГ внесло раскол между суннитами, ведущими джихад в Сирии, и его действия в итоге приведут к разделению как Сирии, так и Ирака.

Против всех

«Исламское государство» жестко критикуют не только богословы и проповедники, связанные с «умеренной оппозицией», но и идеологи «Аль-Каиды». Фактически, ИГ настроило против себя не только мусульманских ученых, признающих национальное государство, но и ученых, которые поддерживают идею исламского халифата.

Первым среди идеологов глобального джихада, который критически высказался по поводу ИГ, был известный иорданский проповедник Абу Катада аль-Фаластини. Он раскритиковал решение о создании исламского государства.

Подобное решение, по его мнению, вредит сирийскому джихаду и муджахидам. Абу Катада призвал аль-Багдади отказаться от своих амбиций и сражаться под флагом «Джабхат ан-Нусры». По его мнению, то, что аль-Багдади отверг разрешение конфликта через шариатский суд, крайне отрицательно скажется на взаимоотношениях между муджахидами.

Другой всемирно известный «джихадистский» идеолог Абу Мухаммад аль-Макдиси, который провел долгое время в иорданских тюрьмах, также выступил критиком ИГ. Для многих это стало неожиданностью.

Мнение старого и очень авторитетного идеолога джихадистского движения было очень важным как для муджахидов внутри Сирии, так и для всех мусульман, которые сочувствуют «Аль-Каиде» за пределами Леванта. Аль-Макдиси изначально поддерживал «Джабхат ан-Нусру» с аль-Джулани и лидера «Аль-Каиды» аз-Завахири и осудил решение о создании «Исламского государства».

Он предложил аль-Багдади разрешить конфликт через третейский суд, который бы состоял из людей, заслуживающих доверие. Аль-Макдиси заявил, что не может не радоваться военным успехам ИГ, однако его сильно огорчает то, что организация обратила свое оружие против суннитских отрядов и групп внутри Сирии.

По мнению аль-Макдиси, ИГ играет крайне отрицательную роль в сирийском джихаде, вносит раскол между муджахидами и не способно быть прибежищем для всякого обездоленного мусульманина, а именно таким должен быть настоящий халифат.

Однако все предложения аль-Макдиси, несмотря на его авторитет, были отвергнуты «Исламским государством». Более того, его проповедники написали опровержение критике аль-Макдиси и всем остальным противникам нового халифата.

Основная критика ИГ со стороны как «умеренной», так и «радикальной» оппозиции состоит в том, что его сторонники под предлогом установления законов шариата расправляются со своими политическими и идеологическими противниками, практикуют насилие против мирного населения и сводят счеты с оппозиционными силами.

Мусульманские богословы, как умеренные, так и связанные с «Аль-Каидой,» не признают «Исламское государство» и не считают аль-Багдади халифом, потому что провозглашенное государство вносит между муджахидами раскол, а халифат должен объединять, а не разъединять.

Во-вторых, халифату не присягнуло большинство мусульман, в-третьих, аль-Багдади — личность малоизвестная, а потому сомнительная, в-четвертых, одним из качеств правителя должна быть справедливость, а аль-Багдади многие считают жестоким и несправедливым.

Политические и военные лидеры сирийской оппозиции также обвиняют ИГ в том, что оно выполняет задачи сирийских, иранских, иракских и российских спецслужб.

По их мнению, отряды ИГ чаще воюют с оппозицией и отрядами муджахидов, нежели с войсками Асада. Во-вторых, их насильственные действия помогают правительству Асада убеждать мировое сообщество, в том, что в Сирии идет война против международного терроризма.

Идеологическая война между сторонниками и противниками «Исламского государства» идет и на постсоветском пространстве.

На многих русскоязычных исламских сайтах, форумах и в социальных сетях идут бурные дебаты между теми, кто поддерживает ИГ и теми, кто защищает сирийскую оппозицию. Фетвы, критикующие аль-Багдади, и фетвы в его защиту, заявления полевых командиров, опровержения богословов, комментарии муджахидов переводятся на русский язык, комментируются и обсуждаются русскоязычными мусульманами. Фактически идеологическая борьба, которая ведется далеко за пределами границ России, вторгается в повседневность российских и постсоветских мусульман и становится частью русскоязычного исламского пространства.

http://www.gazeta.ru/science/2014/10/13_a_6256549.shtml