Значительное число консервативных журналистов Америки не принимают Трампа, как выразителя правой идеи, т.к. не все идеи, кои озвучивает потенциальный кандидат Республиканской партии в президенты (формальнно его еще не утвердили на съезде партии), правые, есть и перепевы левых идей, типа намеков на возможное усиление роли правительства или сохранение её (роли) на том же уровне, что ныне.

Партийный истеблишмент республиканцев тоже не сразу пошел на сотрудничество или формальное одобрение Трампа, как кандидата от партии. Но в момент, когда сошел с дистанции последний конкурент – Тед Круз, – партийные бонзы начали высказываться в поддержку Трампа. Один из наиболее долго державшихся лидеров республиканцев – спикер в Палате Представителей Пол Райан. Но и он на прошлой неделе был вынужден поддержать.

Тем не менее один из лучших публицистов Америки Чарльз Краутхаммер высказал своё “фи” в адрес Райана. И здесь мы можем обнаружить различие между идеологической позицией и позицией политика, и оценить их с точки зрения демократии.

Но позволю себе небольшое – на два абзаца, – отступление. В статье в “НЙ Дейли Ньюс” не упоминается последний этап скандала: групповой иск к “Университету Трампа” рассматривает судья, чьи родители прибыли в Америку из Мексики, ко всему состоящий в ассоциации испаноязычных адвокатов, и строительный магнат заявил, что судья будет пристрастен к его делу, т.к. он “мексиканец”, а Трамп про последних плохо высказывался. Райан согласился с тем, что это расистское высказывание (“как в учебнике”).

На мой взгляд, это был не самый удачный ответ. Я бы предложил иной вариант: “Да, это расизм. Но расизм не в большей мере, чем высказывание Сони Сотомайор о том, что в Верховном суде “умная испано-язычная” (на английском – wise Latina) сможет то, что другие не смогут, или существование и широкая поддержка движения, подчеркивающего ценность жизней только черных “Black lives matter”. Расизм нельзя поощрять в одном виде и осуждать в другом”. Но ничего подобного не было сказано… Вернее, не было сказано лидерами Республиканской партии, но в респектабельной “WSJнечто подобное озвучил бывший судья, т.е. ничего исключительно крамольного в выше приведенной версии ответа нет. Потому особенно жаль, что республиканцы в основном продолжают играть по правилам, навязанным противником…

Теперь вернемся к поддержке или продолжающемуся осуждению Трампа.

У Республиканской партии США есть правила проведения праймерис, а также автономия на уровне каждого штата, кому можно принимать участие в праймерис. Согласно этим правилам победил Трамп (повторюсь, что формального утверждения его кандидатуры, как победителя, еще не было, теоретически ситуация может измениться, если на съезде выдвинут другого кандидата, например, Круза, но вероятность такого развития событий крайне мала). Насколько Трамп хорош или плох с точки зрения Краутхаммера или чьей-нибудь еще, не имеет значения, в случае если Трамп понравился большинству участвующих в праймерис больше других.

Безусловно, большинство может ошибаться, может быть неправо, но именно мнения большинства требуют правила праймерис. Мнение самых прозорливых не может перевесить мнение большого числа обычных людей. Это демократия.

Журналистка “Уолл-Стрит Джорнелуказывает на то, что Трамп играет в одиночку, что у него практически нет команды, словно он никому не доверяет. И она права в том, что такой подход может привести к поражению. Или – о чем она не говорит, но что логически вытекает, – к тому, что в случае победы Трамп уподобится Обаме и не будет никого слушать, будет пытаться все сделать сам, что приведет к дикому числу провалов.

Тем не менее мы возвращаемся к тому, что несмотря на все указанные (и оставленные за кадром) недостатки, большая часть участников праймерис в Республиканской партии предпочли Трампа. Последний может быть сто раз дураком и мерзавцем, у него может не быть сильной команды, те, кто за него голосовали, могут казаться кому-то жлобами и уродами, но их голоса имеют значение. А вопли тех, к кому не прислушиваются массы, значения не имеют.

Поправлюсь: в данном случае не имеют особого значения.

Политика – это не просто правила игры, это и принятие на себя ответственности за соблюдение этих правил. Когда человек ощущает себя ответственным за соблюдение норм и процедур целой группой, или даже представителем группы, его поведение меняется.

Пол Райан подчиняется не мнению большинства, но закону (в смысле партийной процедуре): если большинство выбрало не того кандидата, который ему нравится, надо смириться с этим решением, чтобы в следующий раз, когда будет принято более разумное (с точки зрения Райана, Краутхаммера или ВПС) решение, ему следовали те, кто с оным решением по каким-либо причинам не согласен.

Структура может успешно функционировать, пока не пытается сама себе противоречить. Так что Пол Райан пытается сохранить Республиканскую партию. Как? Он берет на себя ответственность не только за победу, но и за поражение. Если армия идет в бой соблюдая строй и слушаясь приказов, то проигрыш одного сражения не будет означать поражения в войне и уничтожения армии. Если в каком-то случае результаты опроса всех солдат становятся приказом, этому приказу должны подчиняться все. Иначе армия распадется на не способные воевать клочки.

Публицисты, журналисты, блоггеры нередко не чувствуют себя ответственными за поведение каких-то групп. Потому они могут блюсти “идеологическую чистоту”, т.е. отклоняться от партийной линии, не испытывая ни малейших моральных или этических сомнений (или преодолевая оные сомнения). Политики такой роскоши не имеют.

Более того, когда обычный человек выступает в роли представителя партии, он ведет себя более ответственно, спокойно, уважительно, чем он вел бы себя, если выступал только от собственного имени.

По этой причине – недостаточно ответственного поведения, – я считаю прямую демократию неподходящей для современного мира. В древних Афинах с населением в 6-10 тысяч человек каждый гражданин в течение своей жизни скорее всего должен был побывать хоть на одной выборной должности, а также участвовать в войнах. При таком положении дел прямая демократия работает. В странах же, где живут многие миллионы, где армия профессиональная, выборных должностей мало, профессиональных бюрократов много, прямая демократия будет только способствовать безответственному поведению и провоцировать безумный популизм, т.к. голосующие не несут ответственности за последствия своих решений.

То есть политика позволяет демократии остаться “властью свободных людей”, а не превратиться во “власть толпы”, охлократию (древнегреческий синоним популизма).

При этом не стоит забывать, что идеологическая ригидность, неспособность поступиться принципами у части публицистов может сослужить хорошую службу в будущем, если окажется, что отход от принципов ни к чему хорошему не привел, завел партию в дебри.

Если угодно, в этом обнаруживается некая “эволюционная правда”: в популяции все отклонения занимают очень небольшую долю, но при изменении условий внешней среды, если какое-то изменение несет большую эволюционную выгоду, то постепенно носители этой характеристики постепенно вытеснят носителей характеристик, выгодных в прежних обстоятельствах.

Идеологические пуристы или радикалы могут рассматриваться как аналог генетических отклонений: в одних условиях их ничтожно мало, но при изменении ситуации их воззрения могут стать доминирующими.

Политику можно рассматривать как находящуюся на нескольких уровнях: внутренней структуры партии, политических дебатов/идеологических войн с оппонентами, коммуникации с обществом в целом и т.д. Безусловно, уровни эти не герметически отделенные друг от друга, между ними идет постоянный обмен информацией. Однако на каждом уровне должны быть выработаны свои правила и процедуры, коим следует безукоснительно следовать.

Желательно, чтобы на каждом уровне правила отличались от правил на других уровнях, чтобы союзник с отличным от твоего предложением не воспринимался как внешний враг. Или чтобы к политическому противнику не относились, как к товарищу по команде.

Тем не менее если политика лишится правил на одном из уровней (т.е. правила перестанут строго соблюдать), от политической структуры будет только вред. Бесструктурная (лишенная четко сформулированных процедур) политика ведет не к демократии, но тирании (где правила могут быть в любой момент изменены в угоду тирану).

Видимо, так и можно отобразить отношения между политикой и демократией.

Про политику и демократию