Отношение к Белоруссии в Польше

В советскую эпоху мало говорили о прошлой полонизации Белоруси. Хотя говорить можно было не только о  „полонизации”, „романизации”  или „католизации”, но, попросту, о колонизации территории братского народа. В общем, сплошная латынь с иезуитской окраской!

Так, в польском  «Катехизисе» XIX столетия: «У Польши есть своя Индия: Украина и Литва, – колонии эти с Польшей составляют одно целое и, при разуме и умении вести дело, никогда в материальном отношении не будут от нее отторгнуты». Белоруссия тогда рассматривалась, как часть бывшего Великого княжества литовского (ВКЛ).

Как прочнее всего закрепить статус колонии? Через уничтожение национальной культуры. Здесь поляки здорово постарались. Когда на территории нынешней Белоруси в 16-ом веке был расцвет старобелорусского языка, издавались книги, расширялась сеть школ, православие отвоёвывало свои позиции, поляки, естественно, стали этому противодействовать.

Православные школы, в отличие от католических, принимали на обучение всех желающих, зачастую на бесплатной основе. В королевской грамоте Жигимонта III могилёвским мещанам в 1602 году говорилось: «В школе теж брацкой дети братьи уписное и убогих сирот, языка Руского, Греческого, Латинского и Полского, накладом брацким, даром учити повинны…» [16,с.20].

Методика обучения тоже отличалась: в иезуитских и других католических учебных заведениях широко использовалось механическое запоминание схоластических текстов, а в православных школах обучение строилось на принципах логического усвоения материала. И самое главное: в братских школах, опять же в отличие от католических, физическое наказание было редкостью, а сословное неравенство практически отсутствовало.”

(Здесь и далее цитируются отрывки из статьи „Послесловие «золотого века» ВКЛ: цивилизационный разлом”)

Проигрывая интеллектуально и духовно православию, католический клир призывал на помощь государственную власть.

Так, в 1621 году членов Виленского магистрата — как руководителей православного братства–лишили должностей и посадили в тюрьму, а на улицах хватали всех, кто подозревался в приверженности к православию, в монастыри бросали камни и горящие поленья [17,c. 100].

Расправы с православными братствами совершались во всех городах Беларуси по любому поводу, а иногда и без повода. Вместе с братствами закрывали их издательства и православные школы. Так белорусскую культуру лишали базы, а ее представителям чинили мыслимые и немыслимые препятствия.

После публикации М.Смотрицким «Фриноса, или Плача восточной церкви» (1610) издательство Виленского братства подверглось разгрому, шрифт изъяли, типографа и корректора Л.Карповича (будущего архимандрита виленского Свято-Духова монастыря и ректорабратской школы при нем, епископа Владимирского и Брестского) арестовали и держали два года в тюрьме. Это было сделано по личному повелению польского короля Жигимонта III [17, c. 74].

Автора «Диариуша» (1646) А. Филипповича арестовали и за отказ отречься от православия подвергли жестокой казни, предположительно – закопали живым [18, c. 705].

Такое отношение к представителям тогдашней культуры белорусской народности было правилом, а не исключением. Но, несмотря на гонения и преследования, «руские» (белорусы) активно отстаивали, в том числе и с оружием в руках, свою духовность, свой язык, авторитет которого был по-прежнему высоким в государстве – издание Статута Великого Княжества Литовского в 1588 году на старобелорусском языке яркое тому подтверждение.

Но 1588 год - это период расцвета белорусской культуры, реакция Польши последует позже. Причём, меры приняты кардинальные. Вы нам Статуты на старобелорусском? А мы вас латиницей и польским, польским...

Однако в 1696 году власти Речи Посполитой приняли судьбоносное для белорусской народности решение. Конфедерация сословий Речи Посполитой постановила, чтобы в делопроизводстве Великого Княжества Литовского все решения составлялись только на польском языке [19, c. 80].

А затем и сейм Речи Посполитой постановил: « …pisarz powinien po Polsku, a nie po Rusku pisac» [20, c. 143]. Но и этого показалось мало: в старобелорусском языке запретили использовать кириллицу, а вместо нее ввели латинский шрифт.

[Тут мы просто обязаны вспомнить о недавнем проекте И.Яковенко о выходе „из гетто русского языка” путём латинизации России.]

После таких «реформ» язык белорусской народности более чем на полтора века прекращает свое существование на официальном уровне и сохраняется лишь в диалектах. Его возрождение началось во второй половине XIX столетия в условиях царской России.”

Вот вам и „тюрьма народов”! Оказывается, именно в царской России началось возрождение национальной культуры белорусов. Сколько же лжи содержится в либеральных вариантах истории!

Подобная деятельность польской шляхты, направляемой иезуитами, не могли не привести к глубокому мировоззренческому и нравственному расколу народа Белоруссии.

Сложившиеся обстоятельства привели к тому, что, по словам известного историка В. Пичеты, «экономически подавленный город не выдержал натиска польской культуры… О белорусской культуре не приходилось говорить в XVIII в. и первой половине XIX в. Преобладающий характер культуры в целом был польский» [31, c. 20]. Литература, музыка, живопись, изобразительное искусство, как и вся культура, поддерживаемые правящими элитами, на длительное время стали средством формирования на белорусской земле польской нации из числа этнических белорусов.

Современный отечественный историк Я.Трещенок положение белорусской культуры в XVII–XVIII веках сформулировал болееконкретно: «На территории Литвы и Беларуси к XVII в. сформировался окраинный кресовый») вариант польской шляхетской культуры, противостоявшей местным русским и литовским традициям как якобы «неполноценным», «низшим» и даже иноплеменным» [32, c. 120].

[Восточные кресы (окраины) - польское название территорий западной Украины, Белоруссии и Литвы, некогда входивших в состав Польши.]

Результатом всех этих явлений стал страшный по глубине духовно-культурный раскол белорусов. Юго-восток, оказавшийся рядом с Россией и непокорной Украиной, был менее подвержен полонизации, а северо-запад попал под мощное латинское влияние.

Но белорусы разделились не только территориально. Граница цивилизационного противостояния прошла и внутри самого народа, между его высшими и низшими сословиями, лишив национальную элиту естественных исторических корней. И затем уже потребовалось не одно столетие для культурного и национального возрождения белорусской народности.”

Сегодня, несмотря на последовательное и крепкое управление Белоруссии А.Лукашенко, подрывная работа правозащитных и католических организаций в стране нарастает. Деятельность некоторых из них была освещена в постах „BISS - Белорусский Ин-т Стратегических Исследований или Об активном проводнике американского влияния” и "Белорусский институт стратегических исследований" (BISS). А с избранием иезуита новым папой римским следует ожидать усиления атак на самосознание белорусского народа. И если не давать католикам и либералам должный отпор, произойдёт то, что гениально описано в „Золотом телёнке”:

Они надеялись, что Козлевич опомнится и вернется сам. Но теперь надежды потеряны. Ксёндзы его окончательно охмурили. Еще не далее, как вчера курьер и уполномоченный по копытам случайно встретили Козлевича. Он сидел в машине у подъезда костёла. Они не успели к нему подойти. Из костёла вышел ксендз Алоизий Морошек с мальчиком в кружевах. Понимаете, Бендер, – сказал Шура, – всё кодло село в нашу Антилопу, бедняга Козлевич снял шапку, мальчик позвонил в колокольчик, и они уехали. Прямо жалко было смотреть на нашего Адама. Не видать нам больше Антилопы.”

http://ss69100.livejournal.com/833830.html

Опубликовано 21 Окт 2017 в 08:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.