Эрве Фальчиани, французский гражданин и бывший сотрудник HSBC Private Bank в Женеве, помог раскрыть международный скандал с уклонением от уплаты налогов.

Это была самая впечатляющая утечка банковских данных за последние годы: в 2008 году бывший сотрудник HSBC Эрве Фальчиани исчез вместе с информацией о 130000 клиентах. Он рассказывает журналу "Шпигель", что хочет помочь Европе поймать ее неплательщиков налогов и разоблачить испорченную систему.

В конце 2008 года Эрве Фальчиани совершил то, что считают одной из наиболее необычайных краж банковских данных в истории. Специалист по системам и бывший сотрудник в женевском офисе банка HSBC уехал из Швейцарии во Францию, забрав с собой данные около 130000 клиентов этого англо-азиатского банка.

Тогдашний министр финансов Франции, сегодняшняя глава Международного валютного фонда Кристин Лагард передала данные, предоставленные Фальчиани, другим странам. С помощью этой информации власти смогли раскрыть сотни случаев уклонения от уплаты налогов, включая случаи с участием членов банковского семейства Испании - Ботин. В Греции эти данные, которые часто называют "списком Лагард", были по большей части забыты, пока они не вернулись в заголовки прессы во время долгового кризиса.

41-летний Фальчиани также сотрудничал с американскими властями. Фактически на основе информации, которую он предоставил, банк HSBC был вынужден заплатить 1,9 миллиардов долларов в рамках сделки с Соединенными Штатами после того, как сенатский комитет установил, что недостатки при противодействии отмыванию денег в HSBC дали возможность террористам и наркокартелям получить доступ к американской финансовой системе.

В прошлом году испанские чиновники арестовали Фальчиани в Бареслоне. После того, как испанский суд отказал по запросу Швейцарии об экстрадиции франко-итальянца, он вернулся несколько недель назад во Францию, где судьи начали новое расследование в отношении HSBC. Журнал "Шпигель" встретился с Фальчиани для интервью рядом с площадью Италии. Он пришел с отросшей бородой и сопровождаемый тремя телохранителями в темных очках. Фальчиани говорит, что он все еще является фигурантом швейцарского международного ордера на арест.

"Шпигель": Г-н Фальчиани, Вы несколько лет находитесь в бегах после того, как Вас обвинили в нарушении закона Швейцарии о тайне банковских операций, и так как Вы создали серьезные трудности для неплательщиков налогов и банков. Чувствуете ли Вы сходство с бывшим сотрудником АНБ Эдвардом Сноуденом?

Фальчиани: Да, на самом деле я даже пытался связаться с ним. Это важно, что есть такие люди как Эдвард Сноуден, которые говорят правду и указывают на системные проблемы. Мы могли бы спросить, нужны ли нам спецслужбы, но я считаю, что ответ на это - да. Но что нам определенно не нужно, так это чтобы правительства говорили нам, что лучше для нас.

"Шпигель": Обвинения, которые Вы выдвинули, это обвинения против банковской системы. Почему же Вы вообще работали в этой сфере?

Фальчиани: Я вырос в Монако, и в этой среде работа в финансовом секторе была очевидным выбором. Когда я был молод, я думал, что банки существуют, чтобы защищать активы людей, у которых есть оправданная озабоченность из-за их опыта при коммунизме, например. В HSBC я быстро узнал, что банки существуют для чего-то совсем иного.

"Шпигель": Для чего же?

Фальчиани: Такие банки как HSBC создали систему, чтобы обогащаться за счет общества, содействуя уклонению от уплаты налогов и отмыванию денег.

"Шпигель": В прошлом году Вы позволили, чтобы Вас арестовали в Испании, потому что Вы думали, что Вам будет безопаснее в тюрьме. Теперь Вы уже несколько недель как вернулись во Францию. Чувствуете ли Вы себя здесь в безопасности?

Фальчиани: Новое французское правительство приняло решение серьезно со мной работать, чтобы бороться с коррупцией и уклонением от уплаты налогов. Это делает мою жизнь опасной и означает, что мне нужна защита, которую мне сейчас обеспечивает правительство.

"Шпигель": А предыдущее правительство с Вами не работало?

Фальчиани: Несерьезно работало. Оно было заинтересовано только в получении имен отдельных банковских клиентов. Президент Николя Саркози не хотел бороться с коррупцией, он хотел защитить банки.

"Шпигель": И все же власти в Испании и Франции осудили ряд известных лиц, уклоняющихся от уплаты налогов, на основе данных, которые Вы предоставили им.

Фальчиани: Это верно, но пока что не проанализирован даже 1% информации, которую я предоставил, потому что власти заинтересованы только в именах клиентов. Но эту информацию также можно использовать, чтобы разоблачить систему, созданную банками для содействия уклонению от уплаты налогов и отмыванию денег. Для меня это всегда было связано с тем, чтобы привлечь внимание к поведению банков после того, как я не смог изменить его изнутри.

"Шпигель": Банк отрицает, что Вы когда-либо уазывали на проблемы, находясь внутри (системы).

Фальчиани: Я указывал, но безрезультатно. В большинстве швейцарских банков есть программа для разоблачителей, но ее используют для наказания тех, кто воспользовался ей.

"Шпигель": Предлагали ли Вы также Вашу информацию германским властям?

Фальчиани: Три года назад я предложил свою помощь и установил прямой контакт через моего адвоката.

"Шпигель": И?

Фальчиани: Ничего не произошло.

"Шпигель": И почему же?

Фальчиани: Я задаю себе тот же вопрос. Мы говорим о 127000 клиентах в целом и более чем 300000 счетов.

"Шпигель": Сколько из них из Германии?

Фальчиани: Я не уверен в точной цифре. Бывает трудно установить связь между счетами и их владельцами, так как самые умные клиенты скрывают свои имена. Но там есть как минимум 1000 германских клиентов. Данные из отделений HSBC в Цюрихе, Женеве и Лугано. Цюрих в особенности обслуживал германских клиентов.

"Шпигель": Почему германские власти более открыты для сотрудничества теперь, а не три года назад?

Фальчиани: Я надеюсь, что они будут (более открыты), так как Германия играет важную роль в борьбе с отмыванием денег и уклонением от уплаты налогов. В настоящий момент я участвую в ряде расследований, и я мог бы помочь и германским следователям.

"Шпигель": Многие швейцарские банки теперь заявляют, что они занимаются только законными операциями, избавляясь от любых клиентов, которые не раскрывают информацию о том, заплатили ли они налоги. Считаете ли Вы это изменение позиции правдоподобным?

Фальчиани: Нет, не считаю. Сам факт того, что они сталкиваются с международной конкуренцией, делает неизбежным то, что банки продолжат предлагать богатым клиентам способы ускользнуть от налоговых органов.

"Шпигель": Европейская комиссия хочет создать полную автоматическую систему обмена информацией по всей Европе. Насколько эффективными будут такие правила, чтобы положить конец нечистоплотной практике ведения дел банками и неплательщиками налогов?

Фальчиани: У банков есть сильный инстинкт самосохранения и они быстро адаптируются к новым правилам. Деньги легко спрятать. У HSBC есть стратегический отдел, который следит за такими вещами. Например, банк может привлечь посреднические компании, иногда на многих уровнях, и постараться, чтобы операции не осуществлялись через собственные счета банка. Они предлагают клиентам не-банковские продукты, например, страховые полисы исключительно для уклонения от уплаты налогов, или золото, которое банк хранит в индивидуальных сейфах за (отдельную) плату.

"Шпигель": Какую роль играют отделения швейцарских банков или крупных международных банков, таких как HSBC, в родных странах неплательщиков налогов?

Фальчиани: Как раз для изучения таких системных вопросов французские власти хотят получить мою помощь. Невозможно поверить, что отделения банка за границей не замешаны в системе уклонения от уплаты налогов. Эти банковские отделения приглашают своих клиентов на спортивные и культурные мероприятия, где они встречаются с посредниками, объясняющими, как доставить деньги в Швейцарию, не прибегая к их физической перевозке через границу.

"Шпигель": Каким образом мы можем взять на контроль эту проблему?

Фальчиани: Это будет возможно, только если правительства и власти по всему миру будут работать вместе, так как банки тоже пользуются международными связями. Мы не используем ресурсы, которые у нас есть. Значение публикаций Offshore Leaks заключается в усилении давления, чтобы работать вместе на международном уровне.

"Шпигель": Соединенные Штаты предприняли более жесткие меры против швейцарских банков. Следует ли ЕС последовать этому примеру?

Фальчиани: На первый взгляд, это кажется верным - США, например, наложили большой штраф на HSBC за отмывание денег. Но я был удивлен, что американские власти решили, что HSBC "слишком большой, чтобы посадить в тюрьму" - другими словами, они воздержались от приговора управляющих банком к тюремным срокам, хотя трудно представить, чтобы топ-менеджеры ничего не знали о системном участии банка в отмывании денег.

"Шпигель": Каким образом?

Фальчиани: Одна только компьютерная система MIS Global Technologies, которая позволяет использовать модель двойной системы бухгалтерского учета, чтобы скрывать незаконные доходы, стоит несколько миллионов долларов. Такие инвестиции одобряются высшим руководством банка.

"Шпигель": Не могли бы Вы дать нам упрощенное описание того, как работает отмывание денег посредством системы двойного бухгалтерского учета?

Фальчиани: Ну, скажем, у мексиканского наркобарона есть банковский счет в Мехико, на котором находятся миллионы от торговли наркотиками. У него также есть счет в Швейцарии, на котором ничего нет. Используя это программное обеспечение, банк видит денежные средства на счете в Мехико и выдает ему кредит на его швейцарский счет, равный такой же сумме. Деньги теперь отмыты, и наркобарон может даже списать процент по этой задолженности со своих налогов. Нам нужно выводить на чистую воду и бороться с такими системами. Я бы хотел, чтобы большее число правительств приняли участие в этом.

"Шпигель": Вы всегда утверждали, что не получаете денег от властей за Ваши данные и услуги. Как Вы зарабатываете себе на жизнь?

Фальчиани: Я продолжаю заниматься все это время программными исследованиями. Я благодарен моему работодателю, что он сделал это возможным, несмотря на трудные обстоятельства. Моя жена потеряла работу, когда стало известно, что я сотрудничаю с французскими властями, что означает, что деньги нужны мне больше, чем когда-либо.

http://perevodika.ru/articles/23231.html