Спецслужбы России, Турции, США, Великобритании, Испании, а также Интерпол продолжают розыск 19-летней россиянки Варвары Карауловой. Год назад студентка философского факультета МГУ увлеклась исламом и начала изучать арабский язык. Приходя в университет, девушка надевала хиджаб и закрытую одежду, а 27 мая втайне от родителей отправилась в Турцию. Отец Варвары полагает, что дочь завербовали сторонники запрещенной на территории России террористической группировки «Исламское государство» (ИГ) и в настоящий момент она направляется в Сирию. О том, как ИГ удается вербовать в России новых сторонников и почему домашние девочки отправляются в халифат, «Ленте.ру» рассказал востоковед, президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

«Лента.ру»: Что происходит?

Сатановский: Не понимаю. Не понимаю, почему именно эта история вызвала такой резонанс. В «Исламское государство» идет большой поток боевиков. Идет ничуть не меньший поток девочек, которых всевозможные брачные конторы сватают за «настоящих мужчин». Растет число обращенных в ислам. И вдруг — такое внимание к этой девочке… Была бы она племянница Медведева, я бы еще понял. А так…

Уж очень показательный случай. Домашняя девочка, студентка МГУ, отличница. И вдруг — ислам, хиджаб, халифат…

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Этот механизм работает по всему миру, и в том числе в России. Не надо думать, что в ИГ тащат исключительно боевиков. Туда тянут специалистов, которые там работают за хорошую зарплату: химиков, биологов, нефтяников. Ну, а девочки — как же без них. Милое дело молоденькую дурочку вытащить для использования, что называется, по прямому назначению. Тем более что большого труда это не составляет. Ни одна девушка не прислушается к увещеваниям родителей о том, что ее приятели какие-то нехорошие. Это родители всегда будут плохие, потому что не понимают ее. И неважно, тащат ли ее к исламистам в Сирию или просто в дурную компанию.

Но как это работает?

Так же, как происходит вовлечение человека в какую-нибудь секту или сообщество. Предположим, увлекся человек Востоком или даже кулинарией. Стал посещать собрания единомышленников, симпатичных умных людей. И однажды ему попадается осведомленный человек, который предлагает узнать больше и познакомиться с очень интересными людьми. Я помню, после окончания института товарищ притащил меня на праздник в московскую хоральную синагогу. Просто посмотреть. Закончилось все постом президента Российского еврейского конгресса. Я, правда, так и остался атеистом, но это уже другой вопрос.

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Кто эти «осведомленные люди»?

Эти люди рассыпаны по самым обычным структурам и организациям: религиозным, образовательным, общественным. Не надо думать, что это какие-то подпольные молельни. Если человек проявляет какой-то интерес, то среди преподавателей или активистов найдется кто-то, кто скажет, например, что приехали классные ребята из Сирии, которые интересно и увлекательно рассказывают о своей жизни и работе. Разумеется, если вы интересуетесь ситуацией на Ближнем Востоке, вы не упустите такой возможности. А дальше — больше: кружки, ячейки…

Есть такой Руслан Курбанов (старший научный сотрудник Института востоковедения РАН — прим. «Ленты.ру»), который окончил университет в Сирии, и весь его курс теперь воюет против Башара Асада. А он приехал в Москву, отучился в аспирантуре Института Востоковедения, защитил кандидатскую. Но за ним такие фонды стояли, что даже МИД запретил у них деньги брать, когда они пытались тут конференцию организовать. И вот представьте, что такой почтенный гражданин с зарубежным образованием просит вас найти ему определенного специалиста-нефтяника на хорошую зарплату. Вы же ему не откажете?

Но вряд ли научный сотрудник будет вербовать боевиков.

Для этого другие люди есть. Взять, к примеру, кружок изучения Корана или секцию единоборств. Среди руководителей таких объединений очень часто встречаются те, кто отбирает ребят в боевики. А борются с ними по-нормальному только в Чечне. Да и то все больше по мотивам кровной мести.

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

В каких еще регионах эта проблема существует?

Ну, судя по последнему случаю, даже в Москве. Но вы посмотрите на количество этнических мусульман, скажем, в Ханты-Мансийске. Там их до 40 процентов населения. Самая крупная шиитская мечеть в России была построена во Владивостоке, когда готовился саммит АТЭС, потому что эти объекты мигранты из Средней Азии строили. К нам же приезжают миллионы. До двух миллионов узбеков у нас постоянно находится. А Исламское движение Узбекистана — это часть «Исламского государства». И они приезжают сюда без виз и прочих ограничений. Думаете, они свои идеи дома оставляют? А многие уже и гражданство российское получили. Вспомните узбекскую банду GTA, которая водителей расстреливала на подмосковных дорогах. У них и ваххабитская литература была, и все что угодно. У нас вообще нет регионов без ваххабитских группировок.

Так-таки и нет?

Два года назад таким регионом была Чукотка. Но потом там началась большая стройка, завезли гастарбайтеров — и готово дело. Уже порядка 200 человек выявили. Почему Карелия превратилась в один из центров экстремизма со своей Кондопогой и прочими проблемами? Не потому ли, что местный муфтий родом из Газы организовал там свою ячейку? Традиционный ислам тут вообще никакой роли не играет, потому что обычные люди часто неграмотные, арабского не знают и Коран не читали. Слушают то, что им говорят.

И много тех, кто готов агитировать за исламизм?

Много. И много сочувствующих исламистам. Много тех, кто отучился в исламистских структурах в Башкирии, в Татарстане, совершил хадж.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

Но одно дело съездить на хадж и совершенно другое — отправиться на войну.

Ну, а представьте, что вы живете в каком-нибудь кавказском регионе, где работы нет, а вам предлагают деньги. И вот что важно: вам ведь не предлагают бесславно погибнуть. Вы едете к победителям. Вы едете побеждать. Денег полно, патронов море, враг бежит, сдавая города. Настрой соответствующий: «Сейчас мы там всем башки посрываем и заживем». «Исламское государство» — это дикий драйв. Особенно для мусульманина. Это же новый халифат! Наконец-то все эти уроды поймут, кто мы такие. Мы им всем покажем, как надо жизнью управлять. Вам предлагают примкнуть к сильным. Вам дают возможность безнаказанно убивать, резать головы, пытать, насиловать. Многих это чрезвычайно привлекает. Торговать рабынями и быть при жизни как в райском гареме, имея сколько угодно гурий. Поверьте, в желающих недостатка нет. Начиная с романтиков и авантюристов и заканчивая садистами и педофилами.

Ну, и девочки.

А как же. Девочки идут потоком. Причем с Запада по большей части едут женщины разведенные, уже с опытом. Тяжело им там с феминизмом, поэтому одинокие бабы оттуда прут валом. При этом многие сперва уходят в ислам.

Откуда у исламских вербовщиков интерес к славянским девушкам?

Если говорить о тех, кого они берут в жены, то интерес чисто практический. Если взять татарку или чеченку, то она будет мусульманкой — с пониманием норм шариата. Если что-то в семейной жизни пойдет не так, придется решать проблемы с ее семьей, а этого никому не хочется. А если девочка из русской семьи перешла в ислам, да еще и тайно вышла замуж, — это означает, что она ушла из семьи, и обходиться с ней можно как угодно. Куда она денется?

http://lenta.ru/articles/2015/06/03/recruitment/