От чего зависит преступность в России

Читатели прислали ссылку на удивительную статистику гомицида (умышленных убийств) по регионам России. Оказывается, кровожадность россиян отличается от региона к региону в десятки раз. Так, например, в Чечне фиксируется в 40 (!) раз меньше убийств на душу населения, чем республике Тыва, малой родине нашего министра обороны.

Много убийств также совершается в Ненецком автономном округе, Амурской области, в Якутии и на Чукотке. Пятёрку регионов с низким уровнем убийств возглавляет, как я уже отметил, Чечня, там уровень убийств меньше, чем в Германии, Дании и Швеции. На втором месте Кабардино-Балкария, на третьем – Северная Осетия-Алания.

Только четвёртое место занимает Москва – в Москве уровень убийств на 100 тысяч населения чуть меньше трёх, это уже значительно выше среднеевропейского уровня. Петербург (около четырёх) и вовсе находится на уровне Южной Кореи, что довольно высоко, но всё ещё вдвое ниже, чем в среднем по России.

Беглый взгляд на статистику, конечно же, заставляет задуматься о связи алкоголя с насилием. Коренные народы севера, как известно, с этанолом совсем не дружат, алкоголь действует на их быстро и сильно. У народов Кавказа, напротив, сопротивляемость алкоголю весьма высока.

Очень интересно посмотреть, как уровень преступности менялся по годам. Так, в "спокойные советские годы" в Туве количество убийств составляло 76,5 на 100 тысяч населения. Это уже было запредельно много. В 1995 году был поставлен новый рекорд – 137 на 100 тысяч. Для сравнения, в Гондурасе, который является мировым лидером по количеству убийств, уровень гомицида составляет "всего лишь" 85, в полтора раза меньше, чем в Туве времён Бориса Ельцина.

Выправляться ситуация начала только 10 лет назад. К 2010 году уровень убийств в Туве упал до советского, а к 2015 году снизился ещё втрое, до уровня ЮАР (32). Для сопоставления масштабов, в 1995 году этот уровень был среднероссийским – 31 убийство на 100 тысяч человек.

Аналогичное резкое снижение наблюдается практически по многим регионам. В Ингушетии, например, за период с 2010 по 2015 года уровень убийств снизился с двадцати до пяти. Единственным регионом, в котором ситуация ухудшилась, стала Мордовия – было 6,1, а стало 6,3. С чем связан этот феномен, я сказать затрудняюсь.

Подведу итог

Мы однозначно движемся в нужном направлении, стабильность даёт хороший результат. Судя по статистике, снижаться уровень убийств будет и дальше, пока не стабилизируется на уровне в два-три раза ниже сегодняшнего.

Комментарий:

В своей недавней заметке Олег Макаренко отмечает глубокий разрыв между нашими регионами в количестве убийств. В частности, указывается, что Ненецкий автономный округ, Якутия и ряд других регионов севера и востока страны находится в лидерах списка, тогда как в Чечне или Кабардино-Балкарии этот показатель в разы ниже.

Эти результаты были получены на основе региональных данных. Поскольку у меня под рукой были данные по нашим городам за 2011 г., я решил посмотреть, отчего еще зависят преступления. Статистика Мультистата содержит данные по общему количеству преступлений, которые можно представить как относительный показатель количества преступлений на 100 000 человек населения. Я оценил регрессию этого показателя на ряд характеристик городов, связанных с их географическим положением и состоянием экономики.

Какие получились результаты? Во-первых, подтвердился результат о том, что на севере и востоке преступлений совершается больше. В частности, оказалось, что в среднем и при прочих равных условиях (при той же долготе и тех же социально-экономических условиях) город, расположенный севернее на один градус, будет иметь на 85 преступлений (в расчете на 100 000 человек) больше. Если мы переместимся на один градус восточнее, количество преступлений на 100 000 возрастет на 11.

Здесь, конечно, речь идет об общей тенденции для 217 городов, по которым имелись все эти данные. Но некоторые пары городов соотносятся по статистике преступлений примерно, как и предсказывает регрессия. Например, Альметьевск и Набережные Челны находятся почти на одной и той же долготе – 52.316667 и 52.333333 (в десятичных градусах), соответственно. Тогда как по широте их расположение отличается почти на единицу, а именно, она располагаются, соответственно, на 54.883333 и 55.7 градусов. Значит, количество преступлений на 100 000 в Набережных Челнах должно быть больше на (55.7 - 54.883333)*85 = 69.7. На самом же деле, эта разница несколько больше – в Набережных Челнах преступлений на 80.5 больше.

В целом же, тенденция к росту преступлений при перемещении на север и на восток, причем с большой скоростью, достаточно очевидна.

Какие еще факторы влияют? Естественно предположить, что должны играть роль социально-экономические условия. Результаты показывают, что бедность стимулирует криминал. В частности, оказывается, что при увеличении средней зарплаты на 10000 руб. количество преступлений на 100 000 уменьшается на 300. Хотя при пересчете на душу населения разница выходит нее столь большая. Если взять два города со средней зарплатой в 30000 и 40000 руб., то в последнем вероятность быть участником/жертвой преступления будет меньше на 0.3%.

Как влияют на количество преступлений мигранты? Многие полагают, что плохо. Но соответствующий коэффициент регрессии говорит об обратном. В частности, оказывается, что дополнительные 100 человек мигрантов на 100 000 населения предполагают уменьшение количества преступлений на те же 100 000 на 9. Кстати, поскольку знаменатель у обоих показателей один и тот же, мы можем сравнивать эти цифры напрямую: + 100 мигрантов - преступлений на 9 меньше. По-моему, неплохо. Дело, скорее всего, не в самих мигрантах, а в том, что они прибывают в благополучные города, в которых, в том числе, лучше и материальное положение, и работа полиции.

Помимо этого был еще один интересный значимый фактор, связанный с относительным количеством коммерческих организаций. Если их доля в общем числе организаций растет, что будет происходить с преступлениями? Оказывается, они тоже будут расти, а именно, если количество фирм на 1000 организаций увеличивается на одну, количество преступлений на 100 000 увеличивается на 2. Видимо, занятия бизнесом порой идет рука об руку с криминалом. Опять-таки, связь, может быть и не столь тесная, но она, все-таки, имеется. В сопоставимых единицах это + 100 новых фирм - получаем 2 дополнительных преступления.

Итак, преступлений у нас больше на севере и востоке, что, вероятно, связано с распространенным там пьянством. Дальше, материальное благополучие, измеряемой в средней зарплате и, косвенно, в относительном количестве желающих переехать в соответствующий город, делает наши города безопаснее. В то же время, видимо, до конца не изжиты традиции 90-х, состоящие в том, что активность бизнеса и криминала по-прежнему показывает значимо положительную статистическую связь.

http://fritzmorgen.livejournal.com/1019347.html

http://asskorobogatov.livejournal.com/17028.html

Опубликовано 06 Апр 2017 в 15:00. Рубрика: Преступность. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.