В ходе конфликтов 20-21 веков как широких слоях населения, так в значительной мере и у политических элит сложилось мнение о арабах как не способных воевать. Но здесь стоит сделать ремарку и указать, что плохо воюют они именно в качестве регулярной армии западного образца. Более подробно данное положение раскрыто в следующей статье: http://voprosik.net/pochemu-araby-ploxie-soldaty/ Но будучи легко разбиваемыми на поле боя, арабы и их асссимилянты прекрасно проявляют себя как партизаны. Эти ренегаты оказываются способными вести многолетнюю, затяжную, повстанческую борьбу, изматывающую противника.

Прежде чем говорить о воинской культуре арабов, нужно начать с себя, что бы понять их. Регулярные армии западного образца это войска земледельческих культур. Пахарь для обеспечения своей семьи требует площадь в 20 раз меньшую, чем скотовод. Его хозяйство даёт высокий прибавочный продукт, для накопления которого он имеет максимально широкий спектр средств, что ведёт к узкой специализации разделения труда и техническому прогрессу. Земледелие позволяет дать очень высокую плотность населения, ибо обеспечивает их продовольствием.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Земледельческая культура способна объединять огромное число людей в одну группу. Пахарь по своей социальной организации подобен общественным насекомым. Он создаёт сложную систему соподчинения особей с узкой трудовой специализацией, искусственно изменяющей материальный мир вокруг, перестраивая его под себя. Такие сообщество могут объединять десятки, сотни миллионов человек, а как показал 21 век, даже миллиарды в относительно монолитную структуру. При этом земледелец жёстко привязан к своим материальным активам в виде земельного участка, накопленного продукта и инфраструктуры обеспечения работоспособности системы производства продовольствия. Их утрата ведёт к гибели его и его семьи.

Опираясь на свою систему производства общественного продукта, подобно своей трудовой деятельности, он формирует силовые структуры для защиты/расширения своего актива. Его армия это всё так же структурированная , синнхронизированная система действия огромного числа особей, при сложном разделении ролей, узкой специализации и механизации деятельности. Земледелец действует сминающей лавиной, задача которой сообщить противнику энергию, несовместимую с жизнедеятельности. Уже в глубокой древности пахари египтяне собирали колоссальную орду для своих лет, перемалывавшую племенные ополчения менее развитых народов. Земледельцы тех лет были подобны своему главному орудию труда- топору. Ох задача схлестнуться с противником, навалиться на него всей массой, выстоять самим и сломить, пересилить, раскатать.

С тех пор ничего не изменилось. Современные высокотехнологические армии земледельческих культур это лавины бронетехники под прикрытием закрывающих солнце туч авиации и леса стволов артиллерии и миномётов. При обнаружении врага они накидываются на него сконцентрированной массой и устраивают филиал ада на земле. Вот такие мы бойцы.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

А теперь перейдём к арабам. Их исторический Фатерлянд- аравийский полуостров с ближайшей округой. Земли на 90% состоящие из пустынь и засушливых степей. Относительно развитые районы сконцентрированы на побережьях, вокруг не многочисленных оазисов и рек. Но ввиду своей малозначительности, они полностью подчинены и культурно ассимилированны кочевой пустыней, коей подавлены и не могут оказать сопротивления, дабы пересилить. Араб в своей сущности- КОЧЕВНИК. Так же и многие ассимированные народы Азии и , особенно, Северной Африки живут в схожих или практически идентичных условиях (берберы, кабилы, рифы) Особо интересная картина складывалась в горах, где социальная конкуренция даже круче, чем в пустыне.

У кочевника другая система производства общественного продукта. Ему нужна площадь в 20 раз большая, чем у земледельца, которую нужно охранять в соответственно куда более жёстких условиях социальной конкуренции. А в засушливых районах и того больше. Его материальные активы обладают высокой мобильностью и не привязаны к конкретной точке производства. Но при этом его главный актив - скот, очень легко отчуждаем. Увести чужую скотину лёгкое и плёвое дело.

Кочевник во многом зависит от осёдлых , производящих необходимые для него материальные вещи (те же металлическое производство явление сугубо стационарное). У кочевника низкий прибавочный продукт, который накапливать и хранить проблематично. У него практически нет углеводного производства. Углеводы так же приходится заимствовать у осёдлых. При этом производства общественного блага не требует такой концентрации сил и времени, как у пахаря.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

С такими исходными данными мы получаем крайне агрессивное. Непрерывно воюющее общество. Общество, где все мужчины воины по определению ,что есть не понт, а реальная жизненная необходимость. В своей социальной организации кочевники подобны стайным хищникам им среды обитания. На юге львам, на севере волкам. Они создают жёстко сплочённые родовые прайды с высочайшей степенью внутригруппового альтруизма. Но если прайд , клан можно сцементирован изнутри, то при объединении в более крупные группы внешние связи слабы. Образовываемые надродовые более массовые структуры хрупки, не долговечны и легко распадаются. И эти структуры, в условиях жесточайшей социальной конкуренцией в пустыне за территории, материальные активы себя, друг друга и осёдлых ведут практически перманентную войну. Это их естественной состояние. Конфликты вспыхивают постоянно. 

Как они проходят ? В этом арабы подобны стайным хищникам степей, их охоте и борьбе с другими прайдами. Материальный актив араба высокомобилен, семью со скарбом и скот всегда можно отогнать по-дальше от угрозы. А раз так, то и нет необходимости стоять насмерть, как земледелец, не пуская врага дальше. Война степи и пустыни- это непрерывный манёвр, уклонение, обман. Бой всегда скоротечен. Он начинается только в сугубо выгодных для себя условиях. Причём если условия меняются, араб тут же прекращает сражение, уклоняется. Необходимости драться насмерть нет, семья и актив в безопасности, а следовательно можно кружить вокруг противника и дальше, выжидая удобного момента. Спешить некуда. 

Так же важным активом является практически поголовная оснащённость мужчин племени животными для верховой езды. В то время как у пахаря конника можно выделить только путём очень узкой специализации труда. Кочевник в массе своей куда более мобилен , а будучи верхом эффективнее пехтурианца. Они кружат вокруг противника как волчья стая, уклоняясь от удара и стремительно набрасываясь в удобный для себя момент и тут же отскакивая , когда жертва среагировала и начала принимать меры.

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Под это формируется и соответствующий менталитет общества. Все мужчины кочевого общества обладают невероятно высокой , зашкаливающей самооценкой. Это не галимый понт ,а необходимость в условиях жесточайшей социальной конкуренции степи, а уже тем более пустыни. Он никогда не признает себя побеждённым, при любой возможности будет стремиться взять реванш. В случае неудачи кочевник никогда не признается себе сам и не позволит признать другим свою ответственность за проигрыш, что здорово мешает отрефликсировать проблему и сделать выводы.

Причины неудачи всегда будут указаны внешние, но практически никогда внутренние. Так же он очень агрессивен. Агрессия вкупе с высочайшей самооценкой обеспечивает необходимую степень натиска и устойчивости, обеспечивающих выживание в суровых условиях. Кочевник эмоционально экзальтирован, вспыльчив и злопамятен. Он легко возбуждается, но так же легко угасает. Что адекватно скоротечным, но яростным ситуациям в степи и пустыне.

Но при этом он не труслив, и не боится смерти, в том числе и насильственной. Ни своей, ни чужой. Она для него суровая окружающая, регулярно происходящая реальность. Но при этом он избегает линий поведения монотонных, размеренных, поддерживаемых в одном состоянии и градусе в течении длительного времени (без чего в принципе не может существовать современная регулярная армия). Всё происходящее может быть яростным и требовать большого напряжения усилия, но ни в коем случаев не долгосрочным. Как вспышка фейерверка.

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

Кочевником пустыни в его условиях создаётся фаталистическая идеология сверх-иерарха, на которого полностью перекладывается ответственность за всё происходящее, что снимает ограничение с него и развязывает руки, а так же снимает нервное напряжение и сомнения ответственности. При это со стороны сверх-иерарха ему оказывается защитное покровительство, дающее дополнительный моральный ресурс для жесточайшей смерти.

Поощряется агрессивное маскулинное мужское поведение. При этом с помощью посмертной награды и порицания трусости фактически отрицается смерть в её фатальном понимании. Старуха с косой становится лишь этапом. Женщина с таком социуме занимает низшее положение. 

При этом стоит отметить, что исламизация по сравнению с тем ,что было до неё, сделала арабское общество мягче, пресекла беспредел и хоть как-то успокоила. Вместо права сильного появилось законодальное право , нормальный судебные процесс и многие другие атрибуты цивилизации.

В общем получается партизанская кочевничье-степная пустынная армия. По мере завоеваний арабов, а так же дальнейших завоеваний их ассимилянтов, сей менталитет прекрасно распространялся на покоряемых, в том числе и осёдлых земледельцев. Хотя и со множеством местных и серьёзных отличий.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно

В результате сейчас происходит следующий сценарий. Армии регулярного образца (причём далеко не только западные) ввязываются в конфликт. Часто легко и успешно громят регуляров арабов и их ассимилянтов, но затем взвывают от бесконечной партизанской войны.

Ведущие её повстанцы абсолютно и железно уверены с своей правоте, опираются на массовую поддержку населения, при этом совершенно не церемонятся в попутными жертвами гражданских. Ведь они погибают за правое дело. В выборе и средств не церемонятся совершенно, исходя из принципа «всё для победы». При мощнейшем морально-психологическом стимуле, ком обладают, способны вести непрерывную повстанческую вялотекущую борьбу десятилетиями и даже поколениями.

Используют любую возможность для нанесения вреда противнику, даже ценой гибели своих же нонкомботантов. Не чувствительны к человеческим жертвам в принципе. И к своим потерям тоже. На смену убитым отцам приходят сыновья. За бартьёв-сватьёв мстят братья-сватья. После покорения Западной Сахары Марокко партизанская война шла десятилетиями. Когда США вошли в Ирак и Афганистан, ворвались играючи. А вот дальше взвыли от непрекращающегося кровопролития, которое никак не могли понять. ТА же беда была и у советов в Афганистане. Относительно наглядно показательно прошли гражданская война в Алжире и Чаде.

Однако эти повстанческие арабские силы имеют одну слабую сторону. Они слабо способны переходить от неформально личностного уровня к формально-административному. Бойцы слушаются командира только если уважают его лично. Командир должен быть вождём в полном смысле этого слова, яркой, харизматичной личностью с хорошими ораторскими качествами и способностью повести за собой. Только так. Если он хоть трижды формально назначен, но такими качествами не обладает , то слушаться его не станут. Отряды не стабильны.

Ввиду личных симпатий, сиюминутных изменений настроений наблюдается высокая текучка личного состава. Небольшие полупрайдовые инсургентские группы с трудом объединяются и легко распадаются, что не даёт им действовать синхронно и единообразно. В данной системе очень высока степень энтропии. Но с другой стороны, подавить движняк путём постановки собственных политиков, или обезглавить путём убийства командиров тоже почти е возможно. Не угодных широкой массе арабских ренегатов и их ассимилянтов просто пошлют и не станут слушать. На место убиваемых очень быстро будут приходить другие пацаны особой чёткости.

Но для неподготовленного зрителя, наиболее ярко и наглядно продемонстрирован арабский воинский менталитет в нынешней Сирийской (а теперь ещё и в Ираке) войне. С одной стороны правительственная армия западного образца. Сирийская армия достаточно большого размера (была) и вплоть до самого конца СССР оснащалась по последнему слову техники в огромных количествах. Что ни разу не помогло. После обретения независимости Сирия бездарно огребала во всех войнах. Причём наиболее обидным было поражение от таких же арабов Иорданцев в 1967.

С другой стороны повстанцы. Не смотря на всю тяжесть положения, сложность ситуации инсургенты так и остаются набором из сотен, если уже не свыше тысячи разнокалиберных банд-групп. Группы между собой конкурируют, вплоть до мясорубки. Текучесть кадров высокая из банды в банду по настроениям и ораторско-политическим навыкам вождей и материальному положению. Крупные образования относительно аморфны и представляют собой конгломерат более мелких групп с высоким потенциалом распада. И даже контора великого фюрера и отца народов Аль Багдади имеет не слабые внутренние колебания. Чего только стоит уход в Нусру Шишани вместе с его группой в 1500 человек. Это скорее не противобоствующая система, а стихия, с высокой энтропией, напирающая на общего врага.. И так в любой дугой точке мира, где борются с оружием в руках арабы и их ассимилянты. Вот такие пироги, котята.

http://vk.com/wall-12779085_2512365