Иногда явления, кажущиеся вначале мелкими и незначительными, способны серьезно прояснить весьма глобальные явления. К примеру, тут недавно прошла забавная информация о том, что гражданин Цорионов, известный так же, как Энтео, собирается идти на праймериз Демократической Коалиции – для участия в выборе депутатов в Госдуму РФ от партии Парнас. Этот незначительный, в общем-то, факт оказался для некоторых людей неожиданным: как же так, Цорионов-Энтео, яростный борец за православие и враг «содомитов», выступает в самой, что ни на есть, «демократической» и «либеральной» коалиции, среди защитников этих самых «содомитов» и прочих борцов за права ЛГБТ. Однако подобное противоречие является лишь кажущимся. На самом деле, ситуация с Цорионовым-Энтео является ничем иным, нежели прекрасной иллюстрацией происходящих с постсоветским пространством трансформаций. И, в частности, того, что же на самом деле является реальной основой и для «либеральных», и для «консервативных» платформ…

Действительно, сейчас уже забылось, а еще года три назад при упоминании сабжа постоянно утверждалось, что «клиент» до недавнего времени употреблял (или продолжает употреблять) наркотические средства (сам псевдоним – от энтеогенов, растительных психоактивных веществ, к примеру шляпки грибов вида Psilocybe). Более того, практически до самого недавнего времени он являлся вовсе не приверженцем ортодоксального православия, а занимался эзотерикой самого различного свойства – что, впрочем, учитывая предыдущий пункт, не удивительно. И лишь в 2010 году перешел в то самое православие, которое так активно пропагандирует сейчас. Правда, пропагандирует так, что официальные представители Церкви не знают, что с ним делать – энергия данного субъекта равна его чудовищному невежеству. (Новоявленный проповедник в свое время пытался выучить заочно на теолога, но вылетел из Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета за неуспеваемость).

Впрочем, может показаться, что данный гражданин – самый банальный «фрик», человек с определенными психическими отклонениями, который «прибился» к Церкви, хотя так же мог оказаться где угодно. Все это так, конечно. Однако не случайно бывший наркоман и новоиспеченный креационист оказался столь популярным в российской блогосфере, и не только. Его «попадание в образ», привычный для т.н. «людей прогрессивных взглядов», т.е., представителей «либерального мировоззрения», оказалось настолько сильным, что многие заподозрили в Энтео однозначного провокатора и скрытого «врага Церкви», делающего все, чтобы дискредитировать последнюю.

Как не странно, но последнее абсолютно верно: все действия данного типа активистов оказываются словно сошедшими с антирелигиозных карикатур. Однако, что касается причин для данного явления, то никакого злого умысла в нем нет. Напротив, подобное положение совершенно естественным образом вытекает из самого генезиса значительной части современных «верующих», реально связанным с теми самыми карикатурами и атеистической пропагандой. Как бы странно это не выглядело.

Удивительно, но, если исключить наркоманию, то путь большей части «православных», и самого «православия» (с маленькой буквы и в кавычках) напоминает «восхождение» Энтео. «Новороссийская религиозность» начиналась отнюдь не со Святого Писания, ее происхождение «скрыто и туманно». Впрочем, нет. Не так уж скрыто – главным источником происхождения этой религиозности выступало отрицание советского атеизма. Об этом явлении я уже писал не раз, поэтому повторяться не буду. Отмечу только то, что с историческим Православием «вера» позднесоветского человека имела очень мало общего – хотя бы потому, что Русская Православная Церковь к 1960-70 годам банально не имела значительного количества приходов.

В итоге полноценное воцерковливание граждан, даже если опустить проводившуюся атеистическую политику, была невозможно. Более того, произошедшая массовая урбанизация полностью уничтожила основание т.н. «народного православия», удивительного симбиоза Христианского учения и крестьянских представлений о жизни, определяющего ранее быт селян. И хотя отголоски этой крестьянской идеологии продолжали быть действующими факторами, «основная», обрядовая форма передана не была. В итоге подавляющая часть советских граждан просто не имела представлений о религии, как таковой – в отличие от атеистов прежнего времени, которые сознательно отвергали ее.

Казалось, что теперь можно спокойно говорить о построении реально безрелигиозного общества, в котором «божественному» реально не было места – даже в условно-ритуальном значении. Но нет! Оказалось, что так просто дело не делается - как говориться, если с базисом проблемы, то никакая надстройка не поможет. А с базисом в 1970 годы было не все в порядке, в результате чего вместо абсолютно прогнозируемого и поддающегося планированию производственного ритма, определяющего большую часть человеческой жизни, важным стала зыбкая и малопонятная «серая зона» (система «блата», «связей» и «знакомств», обеспечивающая более гарантированное получение необходимых благ, начиная с джинсов от «фарцы» и заканчивая поступлением в вуз). Причем, чем дальше, тем важнее становилось «серое»: если в 1970 годы еще можно было жить, не связывая себя с данным «миром», то к концу 1980 годов оно охватило практически все общество.

И, понятное дело, данное положение требовало соответствующего «идеологического» оформления. «Советский атеизм» прекрасно работал в 1930 годах, был актуален в 1960 (именно поэтому люди в это время легко забывали «бабушкины сказки», правда, порой вместе с самими бабушками). Но в мире, где все важнее было не заработать, а «достать», где важно был «попасть на хорошую должность» и получить «нужное знакомство», атеизм, разумеется, существовать не мог. В этом зыбком и неясном мире актуальной стала практически чистая магия, сравнимая с той, что привычна первобытным племенам. Можно сказать, что раз позднесоветский человек снова стал «охотником» (за дефицитом и должностями), то ему нужно было и охотничье представление о мире. (На самом деле, это особенность не только позднесоветского человека, и даже не только постсоветского – магия успешно охватила практически весь мир. Но об этом надо говорить отдельно.)

Проблема была, разумеется, в том, что «восстановить» магию оказалось весьма сложно. Смешно, но конец 1970 – 1980 годы стали временем старательного поиска любого «потустороннего» явления, начиная с «инопланетян», которые все больше теряли прежний, «естественнонаучный» смысл, и вместо просто иной разновидности жизни (которыми считались еще в 1960 годы) все больше приобретали облик всемогущих существ, подобных демонам древних. И заканчивая попытками использовать остатки того самого «народного христианства», о котором говорилось выше. В итоге мышление позднесоветского человека все больше заполнялось удивительной смесью самых разных представлений, где «живительная сила икон» соседствовала с идеей «кармы», а старинные суеверия плавно переходили в идею «Вселенского Разума».

Однако при всех достоинствах подобной эклектики, ей, однозначно, не хватало «респектабельности». Открыто называть себя верующим в Летающего Макаронного Монстра было, и остается, мягко сказать, не слишком благодарным делом. Могут и в адекватности психики усомниться. Поэтому следующим шагом данного процесса стало превращение всей этой мешанины во что-то, более-менее приличное. Основанием для этого стало «Православие» - просто потому, что, по неявным воспоминаниям, именно в него когда-то верили в нашей стране.

Да и вообще, в «России, которую мы потеряли», это самое «Православие», вроде бы, было официальной религией – а РКМП, как известно, чем дальше, тем больше превращалась для позднесоветского человека в некий аналог Рая. Итогом всего этого стало создание некоей псевдорелигии, более чем странной и химеричной. Псевдорелигии, в которой 80% «верующих» не могут даже прочитать Символ Веры, не говоря уж об более сложных постулатах. Но зато готовы «с кулаками» выступать за свое право считаться «истинными христианами» и носителями особой «духовности», таинственной субстанции, дающей абсолютные нравственные преимущества.

Об отношения данных «православных» и настоящей Русской Православной Церкви надо говорить отдельно. Пока же можно отметить лишь то, что в тех условиях, когда количество реально паствы неуклонно падало (старушки умирали, а новых прихожан не прибавлялось) был выбран самый «естественный» вариант: Церковь приняла к себе этих «неявных» прихожан. В итоге она получила неслабую экономическую и политическую базу, ну, и гипотетическую возможность обратить всю эту массу в настоящую веру (впрочем, не настолько очевидную, как может показаться).

Впрочем, рассмотрение данного вопроса следует делать отдельно. Пока же можно сказать только то, что подобная двойственность: «верующие» одновременно являются и христианами, и пользователями «симпатической магии» - в некотором смысле определила дальнейшую политику Церкви по стремлению к превращению в элемент государственной машины. (Поскольку ее руководители прекрасно представляли, чего в реальности стоят фантастические цифры поддержки.)

Впрочем, при неимении гербовой пишем на простой… Оставим пока РПЦ, как таковую, и вернемся к нашему «православию» (в кавычках). А именно, отметим, что при отсутствии понимания, чем же реально является эта самая «ортодоксия», и чем она отличается от всего остального христианства, ее «корпус» пришлось выстраивать из самого разнообразного подручного материала. К примеру, очень многие «православные» узнавали основы религии из … Библий, распространяемых свидетелями Иеговы. Ну, в самом деле, какая разница, Библия и Библия, рассказывает о Христе – ну, а такая мелочь, как «догмат о Троице» и прочие несуразности не очень важны. Главное, что «свидетельские» Библии были намного доступнее, нежели «ортодоксальные», и стоили они копейки по сравнению с изданиями Московского Патриархата.

Впрочем, «свидетельская Библия» - это еще цветочки. Для построения «корпуса» годились любые материалы. Вот, к примеру, Вольф Кицес написал крайне интересную статью о том, что же реально лежало в основании идеологии этих самых «православных активистов». А лежало так ни что иное, как представления американских, да и вообще, западных правых, сформированные еще во времена борьбы «с безбожным коммунизмом». Т.е., с СССР и производимых его «тенью» изменений в самих западных странах.

Именно оттуда пришли к нам «те самые» страшилки о «коде дьявола» в виде всевозможных цифровых кодов – к примеру, в том же ИНН. И, в общем-то, подобные утверждения, сами по себе, характерны именно для западной культуры, причем как раз англосаксонской – склонной к нумерологии и прочей «игры с цифрами». Очевидно, в связи с оккультной традицией, и, в частности, с традиционной для англосаксов с каббалой. Для русской, православной культуры нумерология не является базисной составляющей, и, в общем-то, к «магии цифр» в ней относятся довольно спокойно.

Т.е., то, что всегда позиционировалось, как «исконно-посконное», на самом деле, было просто случайно подвернувшимся под руку материалом, единственная близость которого к «русской традиции» состояла в том, что он обильно переводился на русский язык. Разумеется, это относится не только к «православию», как таковому – данная особенность является генетической для всех позднесоветских/постсоветских идеологических течений, от «либерализма» (ну, тут даже идиоту понятно) до «национализма» с «исконно-русскими» скинхедами. Все это создавалось из любого, подвернувшегося под рука хлама, с одной единственной целью – «лишь бы не Совок».

В итоге – все постсоветские движения представляли собой ужасных кадавриков и химер, «на живую» скроенных из самых разных кусков всевозможных учений и идей. И, разумеется, жизнеспособность данных «конструктов» с самого начала была близка к нулю – включая самое совершенное из того, что было создано, «либерально-демократическую идею». И лишь наличие мощнейшей советской основы, выступавшей «пищевым субстратом» для всего этого, обеспечило постсоветскому миру хоть какое-то существование.

В общем, все эти порождения «серой зоны» имели одно истинное основание – антисоветизм со всеми его базовыми особенностями, в том числе, и антисциентизмом, отрицанием познаваемости мира. (Впрочем, об этой особенности надо говорить отдельно.) Пока же можно отметить только, что именно поэтому все эти «противостояния» разных «ветвей» антисоветизма, вроде «демократов» и «националистов», или «православных» и «либералов» на самом деле, крайне поверхностны, и представляют собой лишь незначительные столкновения на фоне общей ненависти к коммунистическим идеям. А следовательно, в любом при любом исходе данных «противостояний» основной «вектор» постсоветского пространства остается прежним: «утилизация» советского богатства и стремление к максимальной хаотизации мира.

И, собственно, основной вывод, который можно сделать из всего этого, состоит в том, что ни одна из указанных сил не способна изменить положение общества, вот уже более четверти века движущегося по направлении к деградации. Ни «либералы» с их якобы поддержкой науки и развития, выражающегося в максимальном использовании «модных» в настоящее время западных концепций (причем, безо всякой системы и смысла, даже тогда, когда становится понятным их, концепций, полная бессмысленность.)

Ни «консерваторы» и «традиционалисты» с их «духовностью», «нравственным возрождением общества» и прочими «скрепами», которые кажутся альтернативой «либералам». По сути, все это борьба между условными «Пусси Райт» и условным «Энтео», бессмысленная и бесполезная, так как основана исключительно на ненависти к «совку» и стремлении к «утилизаторству» созданного им богатства.

Получается, что куда не кинь, всюду клин. В смысле, распад и разложение, с перспективой дальнейшего погружения во власть Хаоса, как это можно увидеть в соседнем государстве. Где и «скрепы» в виде «патриотизма» и «обращением к корням» (вроде вышиванок и рiдной мовы), и «либерализм» в виде «стремления в Европу», и даже национализм во всех возможных видах. А итог один: полный развал и деградация всех структур.

Россия от подобного, разумеется, не застрахована, и единственная надежда для нее состоит в необычайной прочности тех остатков советских структур, которые еще сохранились в нашей стране. И главное – в появляющемся сейчас понимании, что «перетасовка» антисоветских идеологий, по сути, не несет ничего хорошего, и любая смена «скреп» на «свободы», и наоборот, в реальности не имеет никакого смысла. Правда, это не означает, что существует понимание того, что нужно делать, и за что и как надо бороться в реальности. Но до этого еще надо дойти…

http://anlazz.livejournal.com/117092.html